Гримуар Черный дракон

 

 

Группа сайтов
Мир черной магии
Мир чёрной магии

 

 

 

 

 

 

 

   

 

Гримуар Черный дракон

Предисловие: В нашей литературе по оккультизму очень бедной по количеству сочинений, мы до сихъ пор не встречали ни одного подобнаго труда посвященнаго магической рецептуре, по этому мы льстимъ себя надеждой, что сборникъ рецептовъ окажется полезным для начинающих оккультистовъ, какъ дающий некоторое представление об этом вопросъ. Если читатель найдет содержание его слишком неполным или отрывочным, то впередъ извиняемся, прося принять во внимание трудность справиться с задачей, в виду небольших размеровъ этой книжечки и обширной литера-туры, имеющейся въ оккультизме по этому вопросу, из ко-торой мы могли позаимствовать лишь ничтожную крупицу. Автор.



Каждый из нас слышал о так называемом, "вынимaние следа", боязнь котораго до сих пор живёт в нашем народе". Каждому случалось видеть или слышать, что у нас не только крестьянки, но и достаточно образованныя женщины, по крайней мере въ недавнемъ проошломъ, не выбрасывали куда попало, а кидали в огонь обрезки волосъ и ногтей своихъ и своихъ детей. Это не только привычка, не одно механическое исполнение правила порядка; под этим действием скрывается oпаснние чего-то дурного или опаснаго, что может произойти для того, кому принадлежат волосы и ногти, если они будут брошены куда попало. Девушка, в особенности полуобразованнаго слоя, куда еще не проникло тлетворное влияниеше материализма, сводящего все к материи с ея свойствамы, желая излить свою злобу на человека, изменившего ей, обыкновенно прокалывает глаза на его портрете. Она поступаетъ так, не отдавая себе отчета, почему она должна поступить так, а не иначе, тем не менее, она считает это самым действительным способом мести.

Понятие об энвольтовании или порче, при котором можно причинить человеку болезнь или даже смерть, основано на истине. Если в руках злоумышленника _ чернаго мага или колдуна находятся предметы, составляющия часть тела- м у м ия, какъ кровь, урина, волосы, ногти или предметы, соприкосавшяся с тем лицом против котораго злоумышляют, то колдун получает возможность болъе теснаго сообщения со своей жертвой, или, как- это называется в оккультизме", входить въ "en raport" съ ней. Эта симпатическая связь мумии с человъком, если с одной стороны применяется в оккультной медицине в так называемом симпатическом лечении бользней, то с другой стороны предоставляет черному магу возможность наслать болезнь или даже смерть, тем более, что черный маг пользуясь этой связью направляет иа свою жертву страшный поток своей злотворной мысли, могущей вызвать в ней психическую болъзнь до помешательства или одержимости включительно. (Скептикамъ можно посоветовать прочесть опыты де-Роша.*)

Всего доступнее для порчи следы человека т. е. отпечаток его ноги на земле, который можно вынуть легко и незаметно. Так в Германии до сих пор еще распространено поверие, что если вырезать кусок дерна, на который человъкъ становился босой ногой и повесить этотъ кусок над очагом или в печной трубе, то и человек, которому принадлежит след, точно также засох-нет.

В Гановере след вора вынимают, кладут в мешок и вешают в дыму. В Литве по Бецценбергеру, след вора вынимают и идут с ним на кладбище; пришедший обращается к могилам с вопросом до тех пор, пока в одной из могил ему послышится ответь "да"; тогда он винимает из нея крест, всыпает в углубление принесенную землю и опять, вкладывает крест на старое место. Вследствие этого, преступникъ должен заболеть и этим обнаружить себя.

В Моравии никогда не выбрасывают, а всегда сжигают остриженные волосы, так как если они попадут в навоз, то это может причинить головную боль. Тамъ даже остриженные ногти зарываютъ въ землю.

В Шотландии обрезки волос и ногтей тщательно сжигаются, чтобы злоумышленник не овладел ими и не зарылъ ихъ в землю, отчего по мере их истлевания хиреет и человек, которому они принадлежали.

На Суматре образки ногтей зарывают в землю; точно также в восточной Африки по реке Замбези туземцы тщательно сжигают или зарывают в землю обрезки волос, чтобы они не попали в руки врагов, которые по-средством колдовства могли бы причинить головную боль. Путешественник Форбс с трудом мог достат волосы туземцев Тиморлаута около Новой Гвинеи, так как собственники волос боялись умереть, если их волосы будут в чужихъ руках. Туземцы архипелага Чилоэ около Южной Америки стараются достать прядь волос своего врага, так какъ это у нихъ считается достаточным, чтобы причинить ему вред. Волосы прикрепляются на конец стебля водоросли, при этом они убеждены что так же, как волосы ударяются о берег и отскакивают от него, точно также тот кому они принадлежат испытывает подобное же потрясение. Вследствие этого они коротко стригут волосы, чтобы предупредить их от возможности попасть в руки колдуна.

На острове Амбоине. близ острова Церама въ группе Молукских островов, чтобы повредить врагу, достаютъ изжеванный, выплюнутый им бетель, несколько волос его, часть одежды, отпечаток его следа и все это разделив на три части вкладывают в три бамбуковых цилиндра. Один из этих цилиндров кладут под гроб, какого либо покойника, другой зарываютъ под домовой лестницей, а третий бросают в море, тогда этот человек непременно должен умереть.

В северной Австраии волосы врага. Прикрепляют воском к кости хищной птицы: все это вместе составляет так называемое м а р р о; его высушивают на солнце или сжигаютъ въ огне и от этого враг должен заболеть и умереть.

По реке Дарлинг в Австралии в Новом Южном Валлисе существует два орудия- вольта симпатического колдовства называемые и о н т у и м у л и. Первое из них, приготовляемое из костей, мяса и волос покойников своего племени, относится в жилище врага, разогревается в горячем пепл и част его бросается на него; оставшаяся часть юнту медленно сжигается через пять недель; лицо против котораго направлено это колдовство также медленно должно умереть. Мули есть кусочек белаго кварца к которому посредством камеди приклеен кусочек шкуры оппосума; намазанный трупным жиром и медленно сжигаемый в огне; мули действует также как и юнту т. е. причиняет смерть тому лицу против котораго направлен. Австралиец из Виктории, достав волосы врага зарывает их в землю,а вследствие того его жертва худеет и умирает по мере того как волосы истлевают.

За неимением предметов принадлежавщих врагу, которому желаютъ причинить вред, ту же роль может сыграть его изображение. В некоторых случаях, вместо вылепленной или нарисованной фигуры, берётся даже какой либо другой предмет, который должен представлят врага и этот предмет колют иголками или булавками при чем тот испытывает то же, что и его изобржение. Так в Верхнем Пфальце девушка обманутая своим возлюбленным зажигает в полночь, с известными заклинаниями восковую свечу и втыкает в неё иголки приговаривая: Я прокалываю свет, я прокалываю сердце того, кого я люблю." Тогда неверный возлюбленный должен в непродолжительном времени умереть.

В средние века, делали и так. В день Марса или Юпитера т. е. в ночь с понедельника на вторник или с пятницы на субботу брали воск, вылепляли из него фигурку, долженст-вовавшую изображать врага, причем если удавалос достать его волосы, то их укрепляли на голове этой фигурки. В правую сторону груди помещали печен ласточки, а в левую - сердце.

Затем при чтеии заклинаний фигурку пронзали длинной иглой так, чтобы она пронзила одновременно и сердце и пе-чень. Или брали свечу из воска, который, как вода и желатин, обладает в высокой степени свойством absorptio, т. е. поглощения астральных эманаций человеческаго тела, способностью которой обладаютъ и другия вещества, но в значительно меньшей степени. Приводили эту свечу непосредственно в соприкосновение с предметом принадлежавшим врагу или же обливали этот предмет, если онъ мог гореть, смесью эфирных эссенций и зажигали ихъ* Полученный пепел смешивали с воском из котораго вылепляли бюстовую фигуру, вместо ног у которой оставался конец фитиля, этот конец прижимали к груди фигуры. Над этой фигурой профанировали таинство крещешя, называя ее именем жертвы, затем при чтеии заклинаний зажигали конец фитиля, прижатаго к груди фигурки. Эта операшя повторялась каждую неделю в тот самый день, в который было произведено первое энвольтование, что повторялось до тъх пор, пока жертва не умирала.

Блаватская в одном из своих сочинений пишет, что в Индии применяется, как средство энвoльтoвaния, сунниумъ, впрочемъ применяемый с целью трансферта, т. е. | переноса болезни, которою страдает какой-либо больной на перваго прохожаго. Суншумъ представляет следующее: на тропинке, в более, или менее глухом месте, воткнуто въ землю три колышка в виде треугольника, между которыми натянуты три тонких нитки; у верхняго угла помещена большая плоская корзина, в которой лежит отрезанная голова барана, кокосовый орех, десять рупий серебром, рис и цветы. Такимъ образомъ стоит только оборват, или даже хотя коснуться одной из ниток чтобы получит убийственный удар такого суинума, по милости котораго Морган, авторъ соч. "Колдовство на Нильгири", нечаянно натолкнувшись на такой суншум, на третий день потеряла лошадь, на которой ехала верхомъ в момент несчастья. Какой страх возбуждают в индусах подобные вещи можно видеть из разсказа миссюнера Петита, жившаго в Тинневильской миссии:"Один туземец из Пакунари принес мне, говорит он, безобразно сделанное деревянное изображение, около шести дюймов длиной; в различных местах его были вколочены гвозди, которые должны были причинить поражение болезнью этих частей тела. Эта фигура была найдена зарытой близ дверей дома этого человека, и он прошел тринадцать миль, чтобы показать ее мне, и при этомъ дрожалъ всем телом".

В северной Англии, в Вест-Рейдинге; одна женщина худела все более и более, без всякой видимой причины; ей казалось только, что её тело как будто истыкано булавками. Доктор не мог ей помочь и она обратилась к деревенскому знахарю; тот посоветовал ей поискать в своем саду ка-ких либо спрятанных там вещей, от которых происходит ея болезнь. После долгих поисков, она нашла там овечье сердце, истыканное иголками; это сердце было удалено и женщина выздоровела.

Гирн, путешествовавший по Северной Америке, разсказывает следующее. Однажды к нему пришел Матонабби, знахарь индейскаго племени Медной руды, живущаго на реке того же имени. Он признался Гирну, что желает извести своего врага, живущаго в нескольких стах миль далее. Для этого он просил путешественника нарисовать фигуру, которая должна была изображать его врага. Гирн согласился "отчасти ради шутки, не видя в этомт ничего дурного, отчасти ради желашя сделать удовольствие Матонабби" и нарисовал две фигуры, из которых одна копьем прокалывала другую и этот рисунок передал ему. Вскоре все узнали об этом рисунке, извесие дошло также и до врага Матонабби, изображеннаго на этом рисунке: тот сделался скучен, стал отказываться от пищи и через несколько дней умер.

Подобное же отношение существует и относительно портретовъ, безразлично выполненных или красками, или фото-графированных. Так художник Кэнъ, путешествовавший среди северо-американских индейцев, с целью изображения их типов, часто наталкивался на сопротивлеше позированию съ их стороны. Дочь одного начальника индейскаго племени на Сенъ-Клерском озере не хотела позволить, несмотря на приказание отца, сделать художнику ея портрет.

Когда Кэнъ рисовал молодую девушку на Виннипегском озере, ея мать выражала опасения, что это может сократить жизнь ея дочери. Точно также начальник племени Синагома, портрет котораго сделалъ Кэнъ, серьезно спрашивал художника - "не может ли это причинить ему смерти"?

Индеец племени Ассинибоин ни за что не позволял срисовать себя, будучи уверен, что от этого может умереть.

Манданы въ С.-Америке требуют непременно, чтобы ху-дожник дал им в обмен и свой портрет, причем когда художник Кетлин нарисовал несколько манданов, они говорили ему, что это грозит им опасностью, т. к. онъ уносит с собой к белым людям, часть их жизни; даже после смерти они не найдут покоя в могиле.

Когда Саркеди хотел сделать фотографии двух индьйцев племени Канелосъ въ Юж. Америке, ему трудно было усадить их, они думали, что их души перейдут в изображение. Давиду Форбсу стоило много труда снять фотографии с индейцев племени Аймара: они были убеждены, что онъ как обладатель ихъ изображения получит власть над ними. Художник-этнограф Келлер-Лейцингер испытывал большие затруднения, когда делалъ изображения с натуры индейцев племени Тапуйо в Маноосе на реке Амазонке. Томсон разсказывает, что ему редко удавалось добиться согласия обитателей области Джагю, близ горы Калиманджаро на то, чтобы снять их фотограии. При виде, своих фотографических изображений, они приходили в негодованиe и принимали Томсона за колдуна, желающего завладеть их душами.

Туже боязнь портретов мы находим и у магометян, у которых Магометом возведено даже в догмат не воспроизводить портретов.

Теперь на основании опытов де Роша можно убедиться в том, что эти воззрения основаны на истине и если их можно считать преувеличенными, то никак не одними лиш суевериями. Так вышеназванный ученый, изучая глубокие формы гипноза, вызывавшиеся с помощью пасс, давно уже считавшимися оффищальной школой за ненужныя, обнаружил странное явление, названное имъ "экстериоризацией чувствительности"; это явление состоит в том, что субъект не ощущая хотя бы даже грубого прикосновения к телу или даже укола его, в то же время чувствует слабый укол в воздух окружающий, его бо-лезненно отзывающейся на нем, заставляя его вздрагивать. Эти чувствительные слои воздуха располагаются концентри-чески вокруг тела. Сверх этого экстерюризованная чувст-вительность можетъ быть перенесена на различные предметы и сохранена на них более или менее продолжительное время даже после пробуждешя субъекта.

Если продержать несколько минуть стакан, наполненный водой или кусочек воска в одном из чувствительных слоев и затем уколот их булавкой, то субъект ощущает боль, как будто его тело непосредственно укололи.

Самый интересный факт произошел вполне случайно. Была насыщена экстерюризованной чувствительностью, небольшая восковая фигурка, при чем малейшее прикосновение к которой ощущалос субъектом. Опыты были уже кончены,присутствовавшие находились в передней и оживлённо обменивались мнениями, как вдруг женщина служившая для опытов и находившаяся тут же,вскрикнула и схватилась за ногу, жалуясь на ощущаемую в ней боль. Оказалось,что однин из присутствовавших на этих опытах Жало-Бораль, находясь в другой комнате и машинально вертя в руках фигурку, служившую для опытов, нечаянно сдавил её. В другой раз де Роша произвел следуюий опыт. приготовив кассету с фотографической плёнкой, он погрузил её в чувствительный слой, окружающий загипнотизированную и сделал с неё снимок; после проявления эта пластинка обладала таким свойством, что стоило только к ней прикоснуться в какомъ-либо месте как субъект, с котораго эта пластинка была снята так или иначе реагировал на это прикосновение; когда же на руке изображения были сделаны две царапины желатиннаго слоя, то на самомъ субъекте появились две красные черты haematopedesis'a - выпота крови.

 

 

 
© 2008 "Мир чёрной магии" все права защищены
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна!