Какой памятник выбрать на могилу?
Приворот парня на сигарете
Сделаю приворот

Некоторые сведения о Некрономиконе

 

Группа сайтов
Мир чёрной магии

   
 

 

Некоторые сведения о Некрономиконе *

Часть первая - Мифы Некрономикона согласуются с работами Лавкрафта!

Эта часть - краткое изложение некоторых основных идей автора "романов ужасов" Г. Ф. Лавкрафта, имеющих непосредственное отношение к Некрономикону и мифам, тесно с ним связанным. Некрономикон, возможно, является самой знаменитой (подлинная ли она или вымышленная) книгой, связанной с магией. И, пожалуйста, обратите внимание на то, что я вовсе не утверждаю, что информация, представленная в этой части, есть подтверждённый исторический факт. Скорее, я просто суммирую то, что Лавкрафт говорит в своих произведениях о Некрономиконе. Только после прочтения всех частей моей статьи, а также после проведения своих собственных исследований, вы сможете судить о том, что является, а что не является достоверностью. Скорее всего, лучше будет начать с цитаты из "Истории и хронологии Некрономикона" Лавкрафта: "Первоначальное название книги - Аль Азиф-Азиф - происходит от тех странных ночных звуков, которые арабы принимали за вой демонов (в действительности же эти звуки издавались насекомыми)… Она была написана Абдулом Альхазредом, безумным поэтом Саны, что в Йемене, расцвет творчества которого пришёлся, как говорят, на времена правления халифов Омейядов - это приблизительно VIII век н. э. Он посетил развалины Вавилона и катакомбы Мемфиса, он провёл в одиночестве десять лет в великой южной пустыне Аравии - древние арабы называли её Руб-Эль-Хали, что означает «Пустошь», а современные - Дахна, то есть «Багровая Пустыня». Пустыня эта, по преданиям, населена злыми духами-хранителями и смертоносными чудовищами. Много странных и неправдоподобных историй о её чудесах рассказывались теми, кто, как утверждал, побывал там. Последние годы своей жизни Альхазред провёл в Дамаске, где и был написан Некрономикон (Аль Азиф)… О его безумии также существует множество рассказов. В частности, он утверждал, что видел легендарный Ирем, или Город Столпов, и что в руинах некоего покинутого безымянного города он нашёл потрясающие летописи, повествующие о тайнах расы, которая намного древнее человечества" . Позднее Аль-Азиф был переведён на греческий язык, где он и получил название "Некрономикон" (название явно не латинское, как это довольно часто утверждается). Оно переводится как "Книга (или изображение, описание) обычаев мёртвых": "Necro" по-гречески означает "мёртвый", а "Nomos" - "обычаи", "традиции" или (как и астрономический термин) "правила" 1 . Некрономикон ни в коем случае не переводится как "Книга Мёртвых Имён" (Book of Dead Names), как неоднократно ошибочно утверждал Колин Уилсон 2 . Для того, чтобы название означало "Имена Мёртвых", оно должно было бы быть греко-латинским гибридом (кроме того, Лавкрафт категорически настаивал на том, что именно первый вариант перевода правильный). Позднее (возможно, в начале XIII века) Некрономикон был переведён на латынь, но сохранил при этом своё греческое название. В XVI веке латинский текст попал в руки доктора Джона Ди. Д-р Ди и сделал единственный известный английский перевод Некрономикона. Некрономикон содержит нечестивые тайны истинной природы Земли и Вселенной. Согласно Некрономикону, Земля некогда управлялась Старейшими, могущественными существами из других миров - или вообще из других измерений 3 . В своей повести "Данвичский кошмар" Лавкрафт определяет приведённую ниже цитату, как взятую из Некрономикона: "Не должно думать, что человек есть либо старейший, либо последний властелин на Земле и что жизнь есть только то, что ему ведомо. Нет же - Боги Глубокой Древности [Старейшие] пребудут ныне, присно и во веки веков. Не в пространствах, которые нам известны, но между ними ходят Они, неизменные в своем властном спокойствии, лишённые измерений и невидимые для нас. Йог-Сотот знает ворота. Йог-Сотот - это ворота. Йог-Сотот - это ключ и это страж. Прошлое, настоящее и будущее - всё в руках Йог-Сотота. Он знает, где Боги Глубокой Древности [Старейшие] прорвались сквозь старое и где они прорвутся сквозь него вновь. Он знает, где Они ходили по полям Земли и где они ходят до сих пор, и почему никто не может увидеть Их в это время. Иногда по Их духу можно определить, что Они где-то рядом, но никому не дано даже представить себе полностью Их внешность, хотя некоторые из вас могут столкнуться с теми, кто ниспослан Ими в гущу рода человеческого; и на Земле можно встретить порою человекоподобных, отличных своею внешностью от классического человека, но и это не поможет вам создать в своем воображении Их истинный облик. Невидимые и смердящие, бродят Они в пустынных местах, где в Их пору произносятся Слова и свершаются Обряды. ... Йог-Сотот - это ключ к замку от ворот, где смыкаются сферы. Человек властвует сейчас там, где некогда властвовали Они; и очень скоро Они будут властвовать там, где сейчас властвует человек. За летом приходит зима, и за зимою приходит лето. Они ждут, могущественные и терпеливые, и скоро вновь пребудет Их царствование" 4 . Некрономикон довольно убедительно показывает, что существует определённый культ или даже целая система культов, приверженцы которых поклоняются Старейшим и пытаются помочь Им захватить власть над Землёй. Одна из тактик, проводимых этим культом - выведение потомства от скрещивания людей и Старейших, которое впоследствии умножится и будет вмешиваться в земную жизнь, - до тех пор, пока Старейшие не вернутся на предназначенные им места 5 . Некоторые разновидности упомянутого культа поклоняются божеству с именем Ктулху. Ктулху - драконообразный "бог" с лицом, представляющим собой массу щупальцев. Ктулху мёртв (в смысле бездействует), но в то же время спит в бездне (в Тихом океане). Нельзя определённо сказать, является ли Ктулху Старейшим или нет. Согласно одной точке зрения, Ктулху лишь родственен Старейшим. По другой же божество определяется как Верховный жрец Старейших. Но, как видно, обе версии подразумевают, что Ктулху может и не быть совершенно равноправным со Старейшими 6 . Культ же пытается пробудить Ктулху для того, чтобы возвестить день, когда Старейшие будут править миром. Когда Ктулху пробудится, человек станет свободным, диким - он будет "по ту сторону добра и зла" 7 . Если же Ктулху внезапно восстанет из океана - но необходимое время для этого ещё не настанет - то тогда на Землю обрушатся ужасные безумия и бедствия. "Самое сердце тайного культа расположено посреди непроходимых пустынь Аравии, где, затаившись среди песков, на которые не бросал взгляд ни один смертный, грезит во сне Ирем, город Колонн [Столпов] " 8 . Культ придаёт особое значение снам, которые, как утверждается, иногда могут содержать мысли "божества". В Некрономиконе упоминается множество и других важных богов. Одна группа этих божеств - Иные Боги 9 - представляются настоящими Богами (не как Старейшие и Ктулху, которые являются лишь очень могущественными существами). Наиболее важные среди Иных Богов - Йог-Сотот и Азатот. Йог-Сотот смежен со всем временем и пространством. В рассказе "Через Врата Серебряного Ключа" Лавкрафт (несмотря на то, что Э. Хоффман Прайс заявлен соавтором рассказа, почти каждое слово в нём написано самим Лавкрафтом 10 ) описывает Йог-Сотота следующим образом: "Безграничное Бытие воплощало Всё-в-Одном и Одно-во-Всём… Оно заключало в себе не только время и пространство, но и весь универсум с его безмерным размахом, не знающим пределов, и превосходящим любые фантазии и расчёты математиков и астрономов" 11 . Прошлое, настоящее и будущее - всё едино в Йог-Сототе. Равностепенной важностью, или даже ещё большей, обладает Азатот. Доказательством того, что Азатот по крайней мере равноправен с Йог-Сототом, служит то обстоятельство, что Азатот - "Властелин Всего" , тогда как Йог-Сотот - "Всё-в-Одном и Один-во-Всём" . Азатот - это "первичный предельный ядерный хаос" , находящийся в "центре бесконечности" 12 . Именно из Трона Азатота берут своё начало волны, распространяющиеся во всех направлениях, "чья случайность, смешиваясь, даёт каждому хрупкому космосу его вечный закон" 13 . В высшей степени заслуживает внимания тот факт, что концепция Азатота крайне близка новейшим моделям квантовой физики. Также можно говорить о явных параллелях лавкрафтовских идей Хаоса и новейшей математики хаоса. Азатот - этот первичный ядерный хаос, который испускает управляющие Вселенной беспорядочные волны, представляется принципиальной противоположностью Йог-Сотота, который включает в себя бесконечные пространства. Таким образом, в то время, как Йог-Сотот бесконечно огромен, Азатот бесконечно сжат (можно провести параллель, например, с центром кванта). Исследователь творчества Лавкрафта Филип А. Шреффер 14 в своей работе "Собеседник Лавкрафта" (The H. P. Lovecraft Companion) утверждает, что действующие принципы Йог-Сотота и Азатота - соответственно "бесконечная экспансия (расширение) и бесконечная контрактура (сжатие)" . Сердце и душа Иных Богов - Ньярлатхотеп, Всесильный Посланник. Ньярлатхотеп, в качестве посланника Иных Богов, делает их волю известной Земле. Именно через него должно произойти всё, что связано с Азатотом. Ньярлатхотеп имеет тысячу обликов. Он именуется также "Ползучим Хаосом" 15 . Шуб-Ниггурат, Чёрный Козёл Лесов, классифицируется как "божество извращённой плодородности" 16 . Шуб-Ниггурат также именуется Козлом с Легионом Младых Отпрысков 17 . Он, несомненно, является очень важным божеством в мифах Некрономикона - судя по тому, как часто он там упоминается 18 . Скорее всего, существует какая-то связь между культом Шуб-Ниггурата и множеством козлиных культов античности. Кроме Ктулху, Старейших и Иных Богов, В Некрономиконе фигурируют и многочисленные второстепенные расы созданий, такие, как шогготы: "эти бесформенные в обычном состоянии существа состояли из желеподобной пузырчатой массы" 19 . Шогготы были созданы Старейшими в качестве слуг. Они могут принимать любую форму, какая им требуется для выполнения порученного задания. Они являются довольно непокорными слугами и со временем становятся более разумными, в конце концов приобретая свою собственную волю. Иногда шогготов, в соответствии с Лавкрафтом, можно видеть в вызванных наркотиками видениях. Другая раса - глубоководные, которые являются разновидностью амфибий, выглядящих как смесь рыбы, лягушки и человека 20 . Глубоководные поклоняются богу с именем Дагон 21 . В свою очередь Дагон - это божество, похожее на громадного глубоководного. Дагон и глубоководные являются в некоторой степени союзниками Ктулху 22 . Ещё одна второстепенная раса - гулы. Гулы - это питающиеся трупами чудовища, которые, в принципе, являются человекоподобными, за исключением их уродливых пёсьих черт лица 23 . При соответствующих условиях человек способен трансформироваться в гула 24 . На этом я завершаю своё краткое изложение основных идей Лавкрафта о Некрономиконе и связанных с ним мифов. Конечно, я вовсе не подразумеваю, что тема исчерпана полностью, но изложенный материал предоставит вам достаточно информации, чтобы обратиться к оставшимся частям предлагаемого текста с должной компетенцией 25 .

Часть вторая - Некрономикон и древняя арабская магия 26

Анализ лавкрафтовских упоминаний Некрономикона позволяет провести ряд впечатляющих параллелей с арабскими мифами и некоторыми магическими техниками. Эти параллели слишком специфичны и детализированы, чтобы быть простым совпадением. Бoльшая часть материала, о котором идёт речь в этом разделе, не содержалась в книгах, изданных на английском языке до 1930 года. Очевидно, это говорит о том, что либо Лавкрафт получил информацию для своих историй от кого-то, кто был посвящён в арабские магические традиции (что весьма маловероятно), либо у него имелись какие-то письменные источники по арабской мифологии и магии, которые не были общедоступными. Второй вариант более правдоподобен, так как Лавкрафт был необычайно эрудированным книгочеем, он любил арабскую мифологию с самого детства. Лавкрафт почти наверняка имел какую-то ненапечатанную, вероятно, крайне редкую книгу (или же другой вид манускрипта) по арабской мифологии или магии. Это наиболее разумное объяснение того, как крайне недоступная информация по арабской магии смогла запечатлеться в его произведениях 27 . Вероятно, Лавкрафт обладал какой-то книгой, крайне схожей с Аль Азифом (Некрономиконом) по содержанию, если вообще не по названию. Для некоторых это утверждение может прозвучать довольно смелым, чтобы принять его на веру без каких-то доказательств, - я и сам именно такой тип личности. Причина же, по которой я всё-таки делаю такой вывод, заключается в том, что со своей стороны я нахожу его весьма обоснованным. Я надеюсь, что и вы разделите моё мнение, когда прочтёте всю мою работу. Ниже я подробно изложу кое-что из ранее упомянутых редких сведений, которые связывают высказывания Лавкрафта о Некрономиконе и его собственную мифологию с подлинными арабскими мистическими и магическими традициями. Лавкрафт утверждает, что Некрономикон был написан Абдулом Альхазредом, звавшимся "Безумным Поэтом". Альхазред посетил заброшенный город "Ирем Столпов" (центр культа Ктулху, Лавкрафт размещал его в пустыне Руб-Эль-Хали) и познакомился там со многими странными и магическими вещами. Будучи уже очень старым, он записал всё то, что узнал, в поэтической книге Аль Азиф (позднее переименованной в Некрономикон). Прежде всего, Ирем имеет очень большое значение в арабской магии. Ирем Зат аль Имад (Ирем Столпов) - так звучит название города по-арабски. Среди арабов широко распространено поверье, что Ирем был построен джиннами по приказу Шаддада, царя народа ад 28 . Адитское племя, согласно легенде, принадлежало расе в чём-то сходной с древнееврейскими нефилимами (гигантами) 29 . По одной из версий мифа Шаддад и джинны построили Ирем задолго до появления Адама. У мукаррибунов (арабских колдунов) 30 имеются важные верования об Иреме и его назначении. Мукаррибуны, чьи традиции предшествуют исламу, верят, что Ирем скорее располагается на совершенно ином уровне реальности, нежели является обыкновенным физическим городом, подобно Нью-Йорку или Токио. (Почему Ирем столь важен для мукаррибунов и как они используют его, более подробно будет изложено ниже.) "Столпы" в названии "Ирем Столпов" имеют сокрытый смысл. У арабских мистиков "столп" - это зашифрованное название для обозначения "старшего" (Elder) или "старейшего" (Old One). Таким образом, "Ирем Столпов" в действительности означает "Ирем Старейших" (Irem of the Old Ones). Примечательно, что некоторые "знатоки" Лавкрафта ошибочно заявляют, что Лавкрафт сам придумал Ирем как составляющую своей мифологии, точно также, как, по их заявлениям, он придумал и Некрономикон. В арабской легенде Ирем располагается в пустыне Руб-Эль-Хали - точно так же, как это утверждает и Лавкрафт. Для мукаррибунов Руб-Эль-Хали также имеет свой "скрытый" смысл (кстати, искусство шифровки и расшифровки "скрытого" смысла в арабских мистических и магических писаниях называется тавил 31 ). Руб-Эль-Хали переводится как "пустое место", "пустая сторона". В этом случае слово "пустой" относит нас к Пустоте и обозначает то же самое, что и Айн 32 в традиции Каббалы. В арабской магической традиции Руб-Эль-Хали - "потайная" дверь в Пустоту. Это точный арабский эквивалент каббалистическому термину Дааф 33 . Для мукаррибунов Руб-Эль-Хали является, таким образом, потайными воротами (Дааф) в Пустоту (Айн) 34 , и в этой самой пустыне располагается "город Старейших". Эта тема невероятно близка к творчеству Лавкрафта, который многократно упоминает ворота в связи со Старейшими. Более того, Лавкрафт заявляет, что Старейшие пришли извне (из другого измерения реальности), и связывает их с "безграничной пустотой" 35 . Делая подобные утверждения о Старейших и связывая их с Иремом и Руб-Эль-Хали, Лавкрафт подходит к сути практически неизвестной (но, тем не менее, очень важной) области древней арабской магии. Что делает это обстоятельство ещё более интересным, так это то, что не существует никакой другой возможности узнать "сокрытое" значение Ирема, кроме как серьёзного изучения арабских магических и мистических традиций. Таким образом, Лавкрафт либо сделал одну из самых удачных догадок в истории мистической литературы, либо же действительно проводил глубокие исследования мукаррибунских магических традиций (и ещё раз: насколько я знаю, во времена Лавкрафта книги с подобной информацией не были общедоступными). В "Руб-Эль-Хали" (имеется в виду не реально существующая пустыня, а арабский эквивалент Дааф) мукаррибуны входили, пребывая в изменённой форме сознания (в состоянии между сновидением и полным отсутствием мыслей). Ирем представляет ту часть "Пустой стороны", которая осуществляет связь с Пустотой. Именно отсюда, из Ирема, может быть осуществлена связь с Пустотой и тем, что её населяет. "Смертоносные чудовища" и духи-хранители, которых упоминает Лавкрафт, - это джинны (см. ниже). Мукаррибун может установить контакт с этими сущностями, когда он находится в "Руб-Эль-Хали" или "Иреме". Когда мукаррибун проходит через Ирем в Пустоту, он достигает уничтожения (фана). Уничтожение - это высшее достижение в суфийском 36 и мукаррибунском мистицизме. Посредством фаны цельная сущность колдуна уничтожается и поглощается Пустотой. Самость, или "душа" (нафс ай-аммара), этим процессом разрушается полностью, без малейшего остатка 37 . Возможно, именно здесь и кроется источник связанных с Иремом историй о пожирании человеческих душ демонами в арабских легендах. Всё это следует сопоставить с рассказом Лавкрафта "Через Врата Серебряного Ключа", в котором Ирем - некий вход в Потустороннее 38 . Тщательное сравнение этого рассказа с идеями мукаррибунов, рассмотренными выше, вновь демонстрирует, что Лавкрафт имел познания в арабской магии, сведения из которой не были общеизвестными. Теперь посмотрим на прозвище Альхазреда. Лавкрафт пишет, что Альхазред назывался "Безумным Поэтом". Обычно "безумный" в арабском языке обозначается словом "маджнун". Но эквивалентом "безумного" маджнун стал лишь в наши дни, в восьмом же веке (времена Альхазреда) этот термин обозначал "одержимый джиннами" 39 . Для правоверных мусульман быть названым "безумным" или "одержимым демонами" значило подвергнуться страшному оскорблению. Суфии же и мукаррибуны расценивали титул маджнуна крайне лестным для себя. Они даже заходили так далеко, что называли легендарных суфийских учителей маджнунами 40 . В арабской мифологии джинны - могущественные создания. В соответствии с легендой джинны ещё до Адама спустились с небес на землю. Следовательно, они предшествуют человечеству и, таким образом, именуются "предадамитами". "Неверные язычники" поклонялись этим невероятно могущественным существам. Джинны способны производить потомство с людьми. Как правило, для обычного человека они невидимы. Несомненно, они хотели большего влияния на Земле. Значительная часть магии, используемой в арабских странах, оперирует именно с джиннами (заклинания против них, или заклинания для их вызова). Таким образом, джинны фактически идентичны Старейшим Лавкрафта. Посмотрим на титул "Безумный Поэт" ещё раз. В большинстве арабских мифах поэты вдохновляются именно джиннами. Именно поэтому Мухаммед так неистово отрицал, что он поэт. Он хотел, чтобы все знали, что его откровение пришло от "Бога", но не от джиннов 41 . Таким образом, прозвище "Безумный Поэт" показывает, что Альхазред осуществил "контакт" с джиннами (Старейшими), а также то, что его писания были напрямую вдохновлены джиннами. Это полностью согласуется с тем, что Лавкрафт говорит об Альхазреде. Тот, кто незнаком с арабской магией и мистицизмом, просто не может знать значения "Безумного Поэта" в арабском мистицизме. Это вновь показывает, что Лавкрафт скорее всего владел каким-то редчайшим источником по арабской магии. Лавкрафт пишет, что Некрономикон Альхазреда был поэтическим произведением, в подлиннике называвшимся Аль Азиф. Это вновь проявляет глубокую связь с арабской магией и мистицизмом, что не может быть очевидным для незнакомого с этими предметами. Аль Азиф переводится "Книга воя джиннов". Это название в высшей степени соответствует смыслу "Безумного Поэта" в арабском языке ("Одержимый джиннами" и "Тот, чьи писания вдохновлены джиннами"). Важно также и то, что, как утверждается, Аль Азиф был написан поэтическими строфами. Некрономикон (Аль Азиф) затрагивает множество религиозно-магических и мистических тем. Но практически все арабские работы по религии или мистицизму были написаны в стихотворной форме. Это относится как к ортодоксальным работам (таким, как Коран), так и к писаниям суфиев и мукаррибунов. В свою очередь имя Ктулху также позволяет нам провести замечательную по своей важности параллель с арабской магической практикой. Это имя очень близко по звучанию арабскому слову "хадхулу" (Khadhulu), которое может произноситься и как "аль кхадхулу" (al qhadhulu). Хадхулу (аль кхадхулу) переводится как "оставляющий" или "покидающий" 42 . Многие суфийские и мукаррибунские произведения используют термин "покидающий". В этих писаниях покидающий относится к силе, которая питает практики таджрид - "внешнего отделения" и тафрид - "внутреннего уединения". Таджрид и тафрид - это используемые в арабских магических системах формы ментальной "йоги", которые должны помочь магу освободиться от программирующей его культурной среды (покинуть её). В мукаррибунских текстах хадхулу - это сила, которая и позволяет магу осуществлять практики таджрид и тафрид. Хотя я и знал, что арабские мистические и магические писания оперируют термином "покидающий", тем не менее я и не подозревал (вплоть до определённого момента, произошедшего два года назад), что хадхулу упоминается и в Коране. Знанием этого факта я обязан Вильяму Хамблину (William Hamblin). В Коране, сура 25 айат 29, говорится: "Люди, Шайтан есть хадхулу" . У этой суры существует две общепринятые интерпретации. Первая гласит, что Шайтан оставит человека. Вторая же говорит, что Шайтан подбивает людей бросить "праведный путь ислама" и "добронравные" обычаи своих предков 43 . Правоверным мусульманам отход от исламской культуры (её покидание) представляется как безбожный и грешный акт. Мукаррибуны же и суфии, как уже говорилось, считают уход от этой культуры жизненно необходимым для духовного роста. В свою очередь, идентификация Шайтана исламской традицией крайне важна. Ко времени Мухаммеда описание Шайтана было следующим: "Старый Змий", "Дракон" 44 или "Повелитель Бездны". Старый Змий и Старый Дракон в соответствии с такими экспертами, как Е. А. Бадж 45 и С. Н. Крамер 46 , есть Левиафан (древнееврейское) 47 . Левиафан - это Лотан (ханаанское) 48 . В свою очередь Лотан приводит к Титану 49 . Титан, мы лишь повторяем авторитетов по ближневосточной мифологии, есть поздняя форма написания имени Тиамат 50 . Таким образом, в соответствии со специалистами, Дракон Бездны, именуемый Шайтаном, то же самое, что и Дракон Бездны, который называется Тиамат. Учёные, специализирующиеся по ближневосточной мифологии, постоянно подчёркивают это. Почему это так существенно? Знаменательность этого факта состоит в том, что Лавкрафт описывает Ктулху драконообразным созданием, спящим в бездне (в океане). Но Левиафан / Тиамат также описывается либо спящим, либо дремлющим. Идентификация Шайтана - Старого Дракона - Повелителя Бездны с хадхулу в Коране проводит, таким образом, замечательную параллель с мифологией Лавкрафта 51 . Связь Оставляющего с Драконом в некоторой степени ещё более подчёркивается строчкой из "Книги уничтожения" - арабским текстом по магии. Это строка переводится следующим образом: "Дракон есть оставляющий, ибо он покидает всё, что священно. Дракон появляется здесь и там одновременно" . Так как эта строка носит явно символический характер (весьма вероятно, что она связана с практикой тафрид), то она непосредственно укрепляет связь между Драконом ближневосточного мифа и хадхулу арабской магии. Старый Дракон Бездны (Тиамат) приводит снова в Шумер. Шумер является древнейшей цивилизацией из всех ныне известных. И если хадхулу арабского мистицизма есть синоним мифологического Дракона (что, как говорят представленные выше факты, является вполне реальным), то тогда выходит, что хадхулу "поклоняются" необычайно долгое время. Эти многочисленные параллели между Ктулху и мукаррибунским хадхулу дают достаточное основание для того, чтобы предположить, что Лавкрафт обращался к арабским мифам, чтобы создать своё божество Ктулху. Существует также еще один факт, позволяющий связать Дракона Бездны (происходящего из Шумера) и хадхулу, хотя, вполне возможно, это является лишь простым совпадением. С другой стороны, данный факт может вовсе и не быть совпадением - об этом пока рано говорить. Это обстоятельство касается одного из имён Дракона, а именно - Властелин Бездны. Это имя на шумерском языке будет звучать как "Кутулу" (Kutulu). "Куту" означает "преисподняя" или "бездна", а "лу" - "властелин" или "повелитель" 52 . Задумайтесь об этом на минуту: шумерское Кутулу совершенно аналогично арабскому хадхулу. В арабских магических текстах хадхулу ассоциируется с Драконом. И хадхулу также идентифицируется со Старым Драконом (Шайтаном) в Коране. Одно из имён этого Дракона на шумерском языке - Кутулу (Властелин Бездны). Т. о. слово "Куту" (Бездна) связано с Драконом шумерской мифологии. Но Правителем Бездны в Шумере был(а) Старый Дракон Муму-Тиамат 53 . Как видно, здесь наличествует определённая связь, которая может служить признаком того, что Кутулу и Хадхулу - в сущности одно и то же. Впервые я встретился с указанием на схожесть Ктулху и Кутулу 54 в публикации Л. К. Барнеса 55 . Сперва я отнёсся скептически к этой информации, но, тем не менее, какого-то рефлекторного отказа от неё у меня также не произошло. Вместо этого я занялся собственными исследованиями, которые проводил до тех пор, пока не смог лично подтвердить всю вышеизложенную информацию относительно слова "Кутулу". Однако тот факт, что эта информация правильная и наводит на определённые размышления, ещё ничего не доказывает. Тем не менее она в значительной степени поддерживает идею, что Кутулу / хадхулу довольно длительное время был частью магических традиций Ближнего Востока. Единственное, что могло бы быть принято в качестве неопровержимого доказательства данной идеи, это обнаружение в шумерских текстах имени или слова Кутулу непосредственно в обсуждаемом контексте. Но, насколько мне известно, этого все ещё не произошло. До тех же пор, пока это не случится (если это вообще случится), эквивалентность Кутулу и хадхулу будет оставаться лишь гипотезой. Вероятно, следует более глубоко изучить материалы по арабской магии - я полагаю, что это и приведёт к окончательному мнению. Лавкрафт имел доступ к редким материалам по арабской магии и мифам. Игнорируя же возможность случайного совпадения имен Кутулу и хадхулу, мы имеем убедительное свидетельство в пользу данного предположения. Итак, подытоживая, можно сказать, что Ирем у Лавкрафта несёт почти тот же смысл, что и у мукаррибунов - причём это имело место ещё до того, как какая-либо информация об Иреме получила широкое распространение. Руб-Эль-Хали действительно имеет важный смысл для мукаррибунов. Джинны являются, так сказать, "совершенными дубликатами" Старейших. Далее, описание Лавкрафтом Альхазреда весьма согласуется со смысловой нагрузкой арабского понятия "Безумный Поэт", хотя этот термин также практически не был известен в 30-х годах. Аль Азиф (вой Джиннов) явно связан с титулом Альхазреда: "тот, кто одержим джиннами и чьи писания вдохновлены джиннами". Аль Азиф является произведением поэта, что вполне согласуется с тем фактом, что почти все мистические или пророческие писания на арабском языке являются стихотворными. Соотношение хадхулу со спящим Драконом Бездны опять же в плотную приближает к лавкрафтовскому Ктулху, который лежит Спящим в Бездне (океане). Насколько мне известно, в 30-е годы не имелось никакой опубликованной на английском языке информации о хадхулу. Всё вышеперечисленное указывает на то, что Лавкрафт имел некоторый источник информации по арабской магии и мифам, который не был доступен в обычном порядке. Очевидно, что он основывался на некоторых материалах из этого источника в своих произведениях. Очень прошу принять во внимание, что это ни в малейшей степени не принижает его выдающуюся творческую одарённость. Ведь истории Лавкрафта столь высоко ценимы вовсе не из-за нескольких отдельных эпизодов, но скорее из-за способности мастера объединять отдельные элементы в единое целое. В добавление ко всему вышеизложенному материалу существует множество других примеров, в которых тоже наблюдаются "заимствования" Лавкрафтом из арабской и ближневосточной мифологии. Скорее всего, Лавкрафт также обращался к арабским или другим ближневосточным мифам, когда он создавал своих глубоководных и Дагона. В арабских мифах можно найти упоминание о таинственных людях-рыбах из моря Каркар 56 . Эти люди-рыбы, вероятно, происходят из мифов, касающихся реально существующего ближневосточного бога Дагона. Дагон - божество филистимлян, который описывается как гигантский человек-рыба. Дагон является более поздней версией вавилонского Оаннеса 57 . Оаннес (Дагон) возглавлял группу полубожественных людей-рыб. Зоотип человека-рыбы всё ещё играет важную роль в некоторых системах магии. Безусловно, Дагон и глубоководные прямо указывают на то, что арабская и ближневосточная мифология были хорошо известны Лавкрафту. Гулы - другой пример того, как арабская мифология проложила себе дорогу в произведения Лавкрафта. Гул, или вурдалак, упырь, вампир, берёт своё происхождение от арабского гула. Гул - человекоподобная тварь с монстрообразными чертами лица. Гулы заселяют безлюдные уединённые места, и в особенности кладбища. Гулы, живущие на кладбищах, имеют обыкновение пиршествовать там, поедая трупы. Очевидно, они и являются прототипом гулов Лавкрафта. Вплоть до сегодняшнего дня поедающий трупы гул играет значительную роль в магических практиках арабов и других народов 58 . Чёрный Козёл Лесов с Легионом Младых восходит к древнему Египту и Шумерам. Несмотря на то, что и в Египте, и в Шумерах имели место культы козлов, тем не менее, скорее всего именно египетская версия культа является наиболее влиятельной в этом плане. Так называемый Козёл Мендеса 59 был "чёрной" инкарнацией Асара. Это был культ плодородия. Некоторые аспекты этого козлиного культа были впитаны арабскими магическими системами. Например, племя анизов определяется и как Козёл Анз, - слова "Анз" и "Аниз" имеют общее происхождение. Анизы называются Козлом, потому что их основатель практиковал магию, основанную на плодородии. Символом этого культа является факел, находящийся между рогов Козла. Позднее этот символ получил важное значение в западных магических традициях 60 .

Заимствованные имена

Лавкрафт говорит, что Альхазред совершил путешествие в Египет для изучения различных оккультных тайн. По времени оно совпадает с тем периодом, когда оно только и могло иметь место: между четвёртым и десятым веками ближневосточные учёные, интересовавшиеся магическими дисциплинами, рассматривали Египет как бесценный источник знаний. Тогда в различные магические писания вошло множество искажённых египетских слов и фраз. Гностические, коптские и греко-египетские словесные формулы в огромном количестве были включены в существовавшие к тому времени арабские магические системы. Заимствованные имена часто имели лишь смутное сходство со своими египетскими прародителями. Например, Асар Ун-Нефер 61 превратилось в Осорронофрис. И хотя имена крайне исказились, оригинал всё-таки можно определить. Однако, часто египетские слова и новообразования из них могли утратить фонетическое сходство даже больше, чем в приведённом выше примере. Из этого можно предположить, что некоторые из заимствованных имён, используемых в произведениях Лавкрафта, в действительности являются египетскими искажёнными словесными формулами. Особенно представляются имеющими египетское происхождение Йог-Сотот, Азатот и Ньярлатхотеп - обратите внимание на несомненно египетские окончания "хотеп" и "тот". Как-то мне предоставили изданную частным образом брошюру под названием "Ритуалы Богов" (The Rites of the Gods). Документ включает в себя семь небольших ритуалов и вступление. В нём утверждается, это перевод некоего арабского манускрипта. Я, однако, полагаю это весьма маловероятным и буду сомневаться в его арабском происхождении и древнем возрасте, пока не получу твёрдого доказательства этому (например, арабского оригинала). Более вероятно, что это современная попытка воссоздать "древние ритуалы", посвящённые Другим Богам. Тем не менее, я рассматриваю этот документ как, так сказать, апокрифический. Вступление в сборник содержит ряд очень интересных и скорее всего правильных предположений о происхождении имён Йог-Сотот и Азатот. "Ритуалы Богов" намекают на следующие происхождения этих имён.

Азатот

Как утверждается, Азатот (Azathoth) происходит от Аса-тота (Asa-thoth). "Ритуалы Богов" говорят, что "Аса" переводится с древнеегипетского как "источник", "исток", а "Тот" (Техут) 62 - это, конечно же, имя знаменитого бога. Аса - дополнительное имя Тота. Один мой друг, сведущий в египетской мифологии гораздо больше моего, заверяет меня, что бог Аса действительно тесно связан с концепцией "источника" (он считается "источником" из-за своей связи с началом времени 63 ). "Аусаа-Тот" (Ausaa-Thoth), или "Аасаа-Тот" (Aasaa-Thoth), переводится как "Разум Тота".

Йог-Сотот

В соответствии с "Ритуалами Богов" Йог-Сотот происходит от Йак-Сет Тота (Yak-Set Thoth). Это предполагает проделать перевод следующим образом: "Йак" означает "один" или "союз". Небольшое отступление. Йак (Yak), или, возможно, более правильно Як (Iak), и Йог (Yog) на первый взгляд представляются совершенно различными словами. На самом деле это лишь видимость. "Ог" (og) в Йог (Yog) произносится, как и в слове "дог" (dog - собака). Гласный звук "а" в Йак (Yak) произносится как "а" (ah). Т. о., гласный звук в обоих словах в некоторой степени идентичен. Звуки К и Г (G) основаны на одном и том же звуковом корне, кроме того, К и Г формируются языком и нёбом совершенно одинаково, единственное различие заключается в том, как в конце звука выпускается воздух. Т. о., Йак и Йог - фонетические эквиваленты. Чтобы удостовериться в этом, попробуйте попеременно произносить Йог (как в "дог") и Йак (как в "хок": hawk - ястреб). Они звучат практически одинаково. "Сет" - это, конечно же, божество Сет 64 . "Тот" - это снова бог Тот. Таким образом Йак-Сет Тот переводится как "Сет и Тот есть одно целое" или "Союз Сета и Тота". Сет и Тот - соответственно тёмный и светлый аспекты луны в египетской мифологии 65 . В соответствии с "Ритуалами Богов" магический смысл имени Йак-Сет Тот следующий: "Союз противоположностей в лунно-вагинальном контексте".

Ньярлатхотеп

Перевода имени Ньярлатхотеп во вступлении к "Ритуалам Богов" не предлагается. Сначала я узнал - много лет назад, - что "Ни" (Ny) и "Хотеп" (Hotep) - египетские слова, означающие соответственно "нет" и "мирный", "миролюбивый" 66 . "Немиролюбивый", несомненно, выглядит вполне подходящим к Ньярлатхотепу Лавкрафта. Я всё ещё не знаю, что может означать "Арлат" (Arlat). И я вновь признателен Уильяму Хамблину за полный перевод имени Ньярлатхотеп. "Ни" (Ny) означает "нет", "Хар" (Har) - предлог "в, на" или "через, сквозь", "Лат" (Lut) - "ворота" или "место суда", и "Хотеп" (Hotep) - "мир" или "покой". Таким образом Нихарлатхотеп (Nyharluthotep) переводится как "Через ворота нет мира" или "Нет мира (покоя) на месте суда". Магические функции Нихарлатхотепа очень близки к функциям Тота (Техута). Действительно, многие предполагают, что они на самом деле представляют одну и ту же силу. Эквивалентность Тота и Нихарлатхотепа, возможно, прояснит смысл имени Аса-Тота. (Заметьте, что использование мною информации из работ Уильяма Хамблина вовсе не означает, что м-р Хамблин разделяет со мной какую-либо гипотезу.) Крайне интересно то обстоятельство, что чужестранные имена, связанные с Некрономиконом, не просто содержат египетские слова и подчиняются правилам египетского звучания, но представляются именно созданными из настоящих египетских слов и подчиняющимися египетской грамматике. А искажённые египетские слова и фразы часто встречаются в арабских магических текстах. Появление в рассказах Лавкрафта того, что несомненно представляется чужестранными именами, должно послужить основанием для серьёзных размышлений. Извлёк ли Лавкрафт эти имена из редкой книги по арабской магии? Или же это простое совпадение?

Часть третья - Источники по древней магии

Я изучал арабскую магию (в том числе и связь произведений Лавкрафта с ней) около 10 лет, так что я просто не в состоянии перечислить все книги, которыми я пользовался. Тем не менее, я могу предоставить некоторый приблизительный список, который заинтересует тех, кто захочет проверить все утверждения, что я здесь привёл. Но прежде позвольте мне сказать несколько слов о том, что не было использовано в качестве источников. Я не использовал связанных с ближневосточной мифологией или языками идей Алистера Кроули 67 . Также я не использовал ни одного высказывания Кроули в моём предположении о египетском значении заимствованных имён (хотя я использовал идеи В. Хамблина о Ньярлатхотепе). Однозначно - Кроули никогда не служил источником. Также я не использовал результаты "исследований" Колина Уилсона. Далее - Некрономикон Саймона 68 не служил средством, тем более основным, для моих исследований. Я адаптировал лишь одну идею из этой книги, да и то, - лишь после того, как я тщательно проверил её по более достойным уважения источникам.

Ирем - Город Столпов

Те из вас, кому требуются всеохватывающие источники, должны начать со следующих: "Словарь мифических мест" Робина Палмера ("A Dictionary of mythical places", Robin Palmer) 69 и "Арабские ночи" под редакцией Ричарда Фрэнсиса Бартона ("Arabian Nights", Richard Francis Burton) - лучше всего 10-ти томное издание 70 . Тем, кто хочет изучить вопрос о соответствии Ирема арабской магии и мистицизму, следует попытаться найти следующее издание: "Мукаррибуны: арабская магия и миф" Стивена Лока и Джамаля Хальдуна ("The Muqarribun: Arab Magic and Myth", Steve Lock & Jamal Khaldun) - здесь идёт речь о скрытом значении Ирема и т. п. Полагаю, Идрис Шах 71 в одной из своих книг также пишет о том, что Ирем имеет отношение к суфийскому мистицизму, но я не могу вспомнить, в какой именно. Шах кратко рассказывает о двойственном значении "Колонн" на арабском языке (это слово означает также и "Старейшие") в своей работе "Суфии" (The Sufis) 72 . Напоминаю, что вид кодирования / расшифровки "скрытого" смысла в арабских писаниях называется "тавил".

Руб-Эль-Хали

Источники сведений о Руб-Эль-Хали в основном все те же самые, что и об Иреме. Также вы можете заказать "Фонтан Гекаты" Кеннета Гранта 73 . Отметьте, что я вовсе не утверждаю, что Грант должен восприниматься как достоверный исторический источник - вовсе нет. Однако, его идеи о Руб-Эль-Хали почти такие же, как и древних мукаррибунов.

Безумный Поэт

Если вы хотите избрать кратчайший путь для того, чтобы проверить, что арабское слово "маджнун", означающее "безумный", означает также и "одержимый джинном", и что, как утверждается, поэты вдохновляются джиннами, - всего лишь найдите слово "Джинн" в справочнике "Человек, миф и магия" Ричарда Кавендиша ("Man, Myth and Magic", Richard Cavendish). Если же вам более по душе обращаться к оригинальным источникам - ищите "Комментарии к Арабским ночам" и "Современные египтяне" Эдварда Уильяма Лэйна ("Notes on the Arabian Nights" & "The Modern Egyptians", Edward William Lane) 74 . "Суфии" Идрис Шаха также кратко отображают вопрос "маджнун".

Джинн

Опять же, если вы хотите кратчайшим путём уточнить всё то, что было выше заявлено о джиннах, обратитесь к "Человеку, мифу и магии". Если же вам требуется более детальный источник - смотрите термин "Гении" 75 в "Словаре Ислама" (A Dictionary of Islam) 76 . Эта книга ценна тем, что бoльшая часть информации, содержащейся в ней, не отображена в "Человеке, мифе и магии". В "Словаре Ислама" можно найти утверждение, что джинны пришли на Землю ещё задолго до того, как существовал человек. Они были первыми хозяевами Земли. Они сооружали гигантские города, руины которых всё ещё можно увидеть в заброшенных местах Земли. Много эонов спустя большинство джиннов были принуждены покинуть Землю, другие были пленены в темницах, а третьи и по сей день скитаются по безлюдным местам. Говорится, что обыкновенному человеку джинны не видны. Они, тем не менее, способны скрещиваться с людьми для произведения потомства, однако родитель со стороны людей может жестоко поплатиться, когда родится потомок тьмы (прямо как в "Данвичском кошмаре" Лавкрафта). Джинны, согласно легенде, переживут человечество (они являются последними хозяевами Земли?). Нет нужды указывать на параллели со Старейшими Лавкрафта. Если же вам требуется больше информации, нежели представлено в "Словаре Ислама", - обратитесь к "Комментариям к Арабским ночам" Лэйна, или используйте в интернете предметный указатель в Interlibrary Loan (ILL). О джиннах там целые книги.

Хадхулу

"Хадхулу" - это арабское слово, означающее "оставляющий" или "покидающий". Начальный источник для изучения роли "оставляющего" в арабской магии - "Мукаррибуны: арабская магия и миф" Стивена Лока и Джамаля Хальдуна. В этой книге транслитерация "оставляющего" - "аль кхадхулу" (я использую транслитерацию "хадхулу", потому что мне сказали, что так правильнее). В этой книге авторы утверждают, что аль кхадхулу (хадхулу) - это определённый вид духовной силы, которая питает занимающихся практиками тафрид и таджрид. Существуют упражнения, при помощи которых можно перейти границы запрограммированности повседневной культуры (покинуть её). Идея заключается в том, что посредством трансценденции (оставления) догм и устоявшихся верований, медитирующий способен увидеть реальность такой, какая она есть на самом деле. Сначала посредством нафас 77 - дыхания души - возбуждается аль кхадхулу. Затем возбуждённый "оставляющий" достигает хал 78 - или, иначе, духовного состояния. Взаимоотношения между нафас, аль кхадхулу и хал очень сложные - представленная здесь теория слишком упрощена. Лок и Хальдун говорят, что "оставляющий" упоминается и в некоторых суфийских поэтических текстах. Другой источник, с которым вы, возможно, захотите ознакомиться - "Дополнительные комментарии к Некрономикону" Вильяма Хамблина ("Further Notes on the Necronomicon", William Hamblin). В этой статье Хамблин сравнивает Ктулху с Кадхулу. Терпеть не могу признаваться в этом, тем не менее: я пользовался "Мукаррибунами" Лока и Хальдуна по меньшей мере за три года до того, как прочитал статью Хамблина, но никогда не замечал, как близки аль кхадхулу и Ктулху. Я также не знал, что Хадхулу упоминается в Коране (25:29), пока не прочитал этой статьи. С тех пор мне довелось поговорить об этой строчке с несколькими мусульманами. Эта строка переводится "Люди, Шайтан есть хадхулу" . Мусульмане разъяснили мне две ортодоксальные интерпретации этой строки: первая гласит, что Шайтан оставит человека, вторая - что Шайтан подбивает человека оставить Ислам и его культуру. Отметьте, что вторая интерпретация самым изящным образом совместима с духовным значением, которое мукаррибуны дают аль кхадхулу (понятно, что правоверные мусульмане считают практики мукаррибунов греховными). Это строка в Коране важна тем, что она связывает "оставляющего" - хадхулу - с Шайтаном - Старым Драконом, Повелителем Бездны.

Шайтан, Левиафан и Тиамат

Изображение Шайтана Драконом было укорено писанием Корана. Старый Дракон есть Левиафан. Левиафан приводит к Лотану. Лотан к Титан. А Титан есть Тиамат. Это может быть проверено по множеству источников. Один из самых общедоступных - "Боги египтян" Е. А. Баджа ("The Gods of the Egyptian") 79 . Также подходит С. Н. Крамер (см. ниже).

Кутулу

Кутулу - это шумерская трансляция титула Повелитель Бездны. "Куту" означает "бездна", "лу" - "повелитель" или "властелин". Л. К. Барнес первым обратил внимание на схожесть Ктулху и Кутулу в Некрономиконе Саймона. По этой причине я отнёсся первоначально скептически к этой идее. Я тщательно прочитал "История начинается в Шумере" и "Шумерскую мифологию" С. Н. Крамера ("History begins at Sumer" & "Sumerian Mythology") 80 , так же как и ряд других работ по шумерской мифологии и культуре. И я установил, что перевод, который придаётся "Кутулу", является абсолютно верным. Также я нашёл подтверждение, что в шумерских мифах Куту тесно связан со Спящим Драконом (Тиамат).

Арабская мистическая поэзия

Сама по себе арабская мистическая поэзия является необъятным полем изучения. Доисламские пророки пользовались стихотворным стилем садж. Таким же стилем написан и Коран 81 . Ранняя же поэзия мукаррибунов создана в стиле рубаи 82 , который довольно прост. Более поздняя мукаррибунская и суфийская поэзия создавалась в стихотворной форме матнави. В своей работе "Путь суфиев" ("The way of the Sufi") 83 Идрис Шах говорит о роли поэзии в арабском мистицизме. Лейла Бахтиар также отвела небольшую главу о поэзии в "Суфийских выражениях мистического поиска" ("Sufi expressions of the Mystic Quest", Laleh Bakhtiar). Ещё один, гораздо более подробный источник на этот раз - "Структурная последовательность в поэзии. Лингвистическое исследование пяти доисламских од" Мэри Катерины Батесон ("Structural continuity in poetry. A linguistic study of five pre-Islamic odes", Mary Catherine Bateson).

Заимствованные имена

Вынужден признать, что я пока не проделал достаточных исследований в этой области. Эта тема является моим следующим большим проектом. Я буду извещать обо всём интересном, что мне удастся установить в результате своих поисков. Переводы Як-Сета Тота и Аза-Тота взяты из "Ритуалов богов". Перевод Ньярлатхотепа - из "Дополнительных комментариев к Некрономикону" Вильяма Хамблина. Если же вам нужна более подробная информация по искажённым египетским словесным формулам, попытайтесь использовать предметный указатель в ILL (гностический коптский или греко-египетский). Самые лучшие книги по египетской мифологии принадлежат перу Е. А. Баджа.

Рекомендуемая литература по арабской мифологии, мистицизму и магии

  1. "Книга тысячи и одной ночи" ("The Book of a Thousand Nights and a Night"), под редакцией Р. Ф. Бартона. Объёмное 10-ти томное издание. Суфии и мукаррибуны утверждают, что эти книги содержат множество мистических и магических тайн. А. Кроули называет их "драгоценной сокровищницей магических познаний Востока" . Настоятельно рекомендую. Очень много прямо-таки лавкрафтовского материала.
  2. "Тайные магические знания", Идрис Шах ("The Secret Lore of Magic"). Крайне интересная и полезная книга, если вы умеете читать между строк. Шах почти никогда не высказывается откровенно и не говорит каких-то исключительно важных вещей, а лишь намекает на правильное направление. Содержит некоторые базовые сведения по арабской магии.
  3. "Мукаррибуны: арабская магия и миф", Стив Лок и Джамаль Хальдун. Небольшой, но примечательный источник по арабской магии. Часть материала по Ирему и "оставляющему" имеет отношение к Лавкрафту. Основной недостаток этой работы состоит в том, что она слишком мала по объёму.
  4. "Вымышленные города, правители и джинны в арабских мифах", Хирай Аль-Салем ("Fabled Cities, Princes and Jinn from Arab Myth", Khiray Al Salem). Несмотря на то, что эта книга также невелика по объёму и предназначена для юных читателей, она, тем не менее, содержит некоторую информацию, которую трудно найти в каком-то другом источнике. Особо полезна, если вы улавливаете двусмысленность.
  5. "Комментариям к Арабским ночам", Лэйн. Содержит довольно неплохую информацию о джиннах.
  6. "Суфийские выражения мистического поиска", Лейла Бахтиар. Очень увлекательная книга, затрагивающая такие темы, как мистическая поэзия, сновидения, Дракон, джинны и т. д. Главы книги небольшие, и вообще она больше подразумевает, чем рассказывает.
  7. "Суфии", Идрис Шах. Книга содержит разрозненные жемчужины информации. Не очень подробная. Попытка Шаха продемонстрировать, что западная мистика любого направления вдохновлена суфиями, сама по себе довольно нелепа 84 .
  8. "Путь суфиев", Идрис Шах. Неплохая книга, если вы интересуетесь арабским мистицизмом как таковым. В других случаях лучше и не браться за неё.
  9. "Истории пророков аль-Кисайи", Мухаммад ибн Абд Аллах Кисай ("Tales of the Prophets of al-Kisai", Muhammad ibn Abd Allah Kisai). Рукопись XI века. Замечательна своими сведениями о доисламских пророках. Интересный материал, если вы имеете достаточный базис в арабских магических учениях.
  10. "Книга уничтожения", автор неизвестен ("The Book of Annihilation"). Небольшая арабская книга по магии. Если у вас нет знакомого переводчика, то вам она бесполезна. Нельзя сказать, что этот гримуар совершенно не из тех, о которых часто говорит Лавкрафт. Тем не менее, никаких упоминаний Йог-Сотота или Азатота.
  11. "Становление последнего пророка", Мохаммад Ибн Исхак ("Making of the Last Prophet", Mohammad Ibn Ishaq). Книга содержит некоторый интересный материал о доисламских пророках.
  12. "Хайар бин Хумайд", Гас Вилла ВанБек ("Hajar bin Humeid", Gus Willa VanBeek). Неплохой источник по доисламской культуре в целом.

Шумер и Египет

Теперь некоторые источники по ближневосточной мифологии, которые могут оказаться полезными в ваших исследованиях.
  1. "Шумерская мифология", С. Н. Крамер.
  2. "История начинается в Шумере", С. Н. Крамер.
  3. "Шумер", Андре Паррот ("Sumer", Andre Parrot).
  4. "Клинописные тексты", Джорджио Буцеллат ("Cuneiform Texts", Giorgio Buccellat).
  5. "Египетская мифология и магия. Боги египтян", Е. А. Бадж, в 2-х томах ("Egyptian Mythology and Magic. The Gods of the Egyptians").
  6. "Изида и Озирис", Е. А. Бадж, в 2-х томах ("Isis and Osiris").
  7. "Египетская магия", Е. А. Бадж ("Egyptian Magic") 85 .
  8. "Египетский язык", Е. А. Бадж ("The Egyptian Language").
  9. "Египетский словарь иероглифов", Е. А. Бадж ("An Egyptian Hieroglyphic Dictionary").

Часть четвёртая - Мифы Некрономикона и современная магия

Алистер Кроули

В работах Алистера Кроули 86 проявляется множество параллелей с мифами Некрономикона. Ниже я перечислю некоторые из этих параллелей. Йог-Сотот соответствует всему времени и пространстве (см. первую часть). Нуит Кроули - это "бесконечный космос" 87 . Азатот - бесконечно сжатый "ядерный хаос в центре бесконечности" . Хадит Кроули - "бесконечно малая атомическая" 88 точка. Здесь мы видим, что два важнейших Бога Некрономикона точно соответствуют двум самым важным Богам у Кроули. Кроули получил "Книгу Закона", предсказывающую возвращение древних божеств, от Посланника Богов Айваза 89 . В Некрономиконе утверждается, что возвращение Старейших будет предвещено Ньярлатхотепом, Всесильным Посланником. Кроули утверждает, что вознесение и падение божеств управляется процессом, который он называл "Равноденствием Богов" 90 . В Некрономиконе говорится, что подъём и падение Старейших также управляется циклом, разбитым на Эоны ( "За летом приходит зима, и за зимою приходит лето" ). Дракон (Драконово течение, или Драконов ток - Draconian Current) имеет большое значение в Магии Кроули 91 . Ктулху - драконоподобный бог - также имеет огромное значение в Некрономиконе. Кроули иногда ссылается на Стелу Откровения как на CTH^H666 92 - обращает на себя внимание сходство между "Ктх'х" и Ктулху. Имеется ещё множество других соответствий между Некрономиконом и Магией Кроули, но подать основную идею должны и эти примеры.

Антон Шандор ЛаВей

Антон Шандор ЛаВей 93 - глава Церкви Сатаны. В "Сатанинской Библии" ЛаВей утверждает, что Магический Кристалл 94 , который использовал доктор Джон Ди, есть на самом деле Сияющий Трапецоэдр 95 , который упоминается в мифах Некрономикона 96 . Здесь же ЛаВей утверждает, что Козлиный Бог (Goat God), которому поклонялись в течение многих эонов, и есть Чёрный Козёл Лесов с Легионом Младых из Некрономикона 97 . В продолжении "Сатанинской Библии" - "Сатанинских Ритуалах" - ЛаВей предлагает два ритуала, непосредственно связанных с мифами Лавкрафта. Первый называется "Зов к Ктулху" (The Call to Cthulhu), второй - "Церемония Девяти Углов" (The Ceremony of the Nine Angles). Здесь представлены небольшие цитаты из "Церемонии Девяти Углов": " Ж р е ц (Celebrant): «Kzs'nath r'n As-Athoth bril'nwe sza'g elu'khnar rquorkwe w'ragu mfancgh' tiim'br vua. Jsnuf a wrugh kod'rf kpra kybni sprn'aka ty'knu El-aka gryenn'h krans huehn». (Азатот, великий центр космоса, пусть твои флейты поют в нас, убаюкивая нас, заставляя забыть об ужасах твоего правления. Твоё веселье поддерживает наши страхи и мы радуемся Миру Ужасов во имя твоё.) У ч а с т н и к и (Participants): «Ki'q Az-Athoth r'jyarh wh'fagh zhasa phr-tga nyena phrag-n'glu». (Честь [Хвала] Азатоту, без смеха которого не было бы этого мира.)" 98 В "Законе Трапецоида" ЛаВей упоминает "Гончих Времени" (Hounds of Time), и в нескольких ритуалах - Старейших 99 .

Кеннет Грант

Кеннет Грант 100 - глава английского отделения O. T. O. Система Магии Гранта является лишь следующим: системой Гранта 101 . Его Каббала совершенно уникальна в своём роде. Грант полагает, что Великие Старейшие и Иные Боги абсолютно реальны. Он предложил новую интерпретацию "Книги Закона" Кроули в свете того, что он называет "Гнозисом Некрономикона" (Necronomicon Gnosis). Грант, возможно, более известен благодаря своему уникальному подходу к управлению снами и к сексуальной магии. Интерпретация Грантом пустыни Руб-Эль-Хали очень близка к тому, как она понималась мукаррибунами. Из всех его книг "Фонтан Гекаты" содержит больше всего материала, перекликающегося с творчеством Лавкрафта и с Некрономиконом. Грант был дружен с Остином Спэ 102 . Спэ был как великолепным художником, так и оккультистом. Однажды Грант дал Спэ одну из книг Лавкрафта, и Спэ был крайне потрясён тем, что он прочитал. Он полагал, что тёмные силы, раскрытые в историях Лавкрафта, существовали на самом деле. Спэ создал серию магических картин, основанных на книгах Лавкрафта. Ему приписывается изречение, что Лавкрафт описал много больше вещей, нежели сам предполагал.

Енохианская Магия

Енохианская Магия была открыта Джоном Ди в XVI веке. Несомненно, она основывалась на неизвестном ранее языке. Многие маги утверждают, что Енохианский язык по своей истории превосходит все существующие человеческие языки 103 . Геральд Дж. Шюлер считается одним из ведущих экспертов по Енохианской магии. Шюлер утверждает, что Енохианская Магия есть "могущественная система Магии, использовавшаяся Алистером Кроули и Golden Dawn, системой из Некрономикона для контакта с интеллектами из других измерений" . Джон Ди, как говорят, сделал единственный известный перевод Некрономикона на английский язык. Предполагается, что благодаря использованию адаптированной из Некрономикона магии Ди мог первым установить контакт с Енохианскими существами. Енохианская система имеет много параллелей с творчеством Г. Ф. Лавкрафта. Шюлер утверждает, что Енохианская традиция предполагает существование Бога или Силы, которая является манифестацией Бесконечного Космоса, соответствующего кроулианской Нуит и Йог-Сототу Лавкрафта. Также Шюлер настаивает, что Божественная манифестация ядерной точки в центре бесконечности (эквивалентная Хадит и Азатоту) имеет большое значение и в Енохианской Магии. Енохианские Ключи (The Enochian Keys) говорят, что мир находится в преддверии эры, когда в соответствии с Циклом на свои троны вернутся Древние Боги, и мир будет изменён навечно. Эти ключи также упоминают заключённого Дракона (Ктулху?). Факт существования Ключей на неземном языке, предопределяющих судьбу человечества, сам по себе очень лавкрафтовский.

Часть пятая - Архетипы в творчестве Лавкрафта

Как я уже говорил выше, множество элементов произведений Лавкрафта было непосредственно вдохновлено ближневосточной мифологией и магией. Например, Ктулху - развитие сущности Дракона Бездны из ближневосточного мифа. Этот дракон называется Левиафаном или Тиаматом, он покоится в Бездне или на дне первозданного Океана. Ктулху описывается драконообразным, и о нём также говорится, что он лежит на дне океана. И Ктулху, и Дракон, как утверждается, старше человечества на целые эоны. Иногда говорят, что Дракон мёртв, однако в будущем он может быть пробуждён из своего состояния, более точным определением которого является, пожалуй, сон. Ктулху - "мёртвый, но всё же спящий" - ожидает часа своего пробуждения. Некоторые древние тексты утверждают, что Дракон воскреснет в конце великого космического цикла. Конец этого цикла наступит тогда, когда человек станет диким и отвергнет мораль. Абсолютно то же самое говорится и о Ктулху. Существует множество и других параллелей, но вполне достаточно и этого. Очевидно, что Ктулху - это развитие Лавкрафтом древнего мифа. Естественно, это ни в коем случае не умаляет творчество писателя. Все достойные похвалы сочинения содержат архетипические мифо-формы. Эти мифо-формы зачастую более действенны, когда они являются новой интерпретацией первобытного символа. И это как раз случай Лавкрафта. Присутствие архетипических мифо-форм в его фантастике может помочь объяснить ту квази-реальность, которую они обрели. В книгах Лавкрафта проявляется и множество других примеров архетипа. Дагон явно восходит к Дагону мифологии филистимлян; Шуб-Ниггурат, Чёрный Козёл Лесов с Легионом Младых, отражает козлиные культы античности. Пан и египетский "Козёл Мендеса" - два примера этого культа. Предельно сжатое ядерное первоначало в центре бесконечности (Азатот) и божество, которое сопредельно со всем пространством и временем (Йог-Сотот), - это мифо-формы, которые проявляются во множестве культур. Гностики утверждали, что божество Абраксас 104 имеет два выражения: Точку, центр и источник всего, и Бесконечный Космос. Крайне интересно, что Юнг 105 упоминает обе эти формы в "Семи наставлениях к мёртвым" (Seven Sermons to the Dead). В этой же самой книге Юнг связывает эти мифические формы с неисследованными областями разума, что полностью отражается в лавкрафтовской концепции. Но самое интересное во всём этом то, что Юнг написал эту книгу посредством т. н. "автоматического письма", и он сам верил в контакт с "духом" во время написания этой книги. Далее. Десятая буква еврейского алфавита "Йод" ( 1) в Каббале - это изначальная точка (сперма) творения. Пятая буква "Хе" ( 1) - это пространство (окно), в котором творение и проявляется. В эзотерическом буддизме Драгоценный камень есть семя вселенной, тогда как Лотос - безграничная пустота. (Подобные интерпретации не единичны: буддизм и Каббала почти всегда имеют множество значений для всех своих символов.) В мистицизме А. Кроули Нуит есть бесконечный космос, тогда как Хадит - "атомная точка". И этот список можно продолжать и дальше. Как вы видите, архетипы божества, которое является манифестацией бесконечного пространства и времени, и бога - центра и источника всего - являются изначальными мифо-формами 106 . Ньярлатхотеп, Всесильный Посланник, сердце и душа Иных Богов, имеет непосредственное отношение к Тоту-Посланнику, сердцу и душе богов в египетской мифологии. Гермес также весьма схож с Ньярлатхотепом 107 . Архетип посланника / обманщика встречается во многих мифических традициях. Несомненно, сила лавкрафтовских произведений заключается в том числе и в том, что они содержат подобные архетипы. Мифы Лавкрафта в высшей степени являются современной динамичной интерпретацией множества самых древних и мощных архетипов мира. Бoльшую часть мифического и архетипического материала Лавкрафт ввёл в свои произведения осознанно, однако, по-видимому, извлёк он это из той сферы, которую Юнг в последствии назвал коллективным бессознательным. Многие из произведений Лавкрафта основаны на его сновидениях. Он видел ясные сны "с продолжениями" - это довольно редкий тип сновидений, когда следующий сон начинается с того самого момента, в который закончился предыдущий. Более того, такие сновидения характеризуются тем, что видящий их осознаёт, что он спит - т. е. во сне он находится в полном сознании. (Кстати, такие сновидения - важная часть практики суфиев и буддистов…) В связи с этим нужно вспомнить, что по Юнгу архетипические образы часто встречаются во снах, в особенности у тех людей, которые развиваются духовно и психологически, а также то, что многие древние мифы были основаны на сновидениях. Также утверждали, что Лавкрафт был способен входить в телепатические контакты. Если это действительно так, то телепатия делала его более склонным к видениям, нежели обыкновенных людей. Тот факт, что Лавкрафт осознанно использовал древний мифический материал, может, и не столь примечателен по сравнению с тем, что он встречал божественные формы в видениях и снах. Стоит вспомнить, что бoльшая часть мифологий различных народов создавалась как новая интерпретация старых архетипов, соединённых с озарениями из снов и видений. (И снова, это вовсе не говорит о том, что Лавкрафт "верил" в свои мифы - нет, он не верил.) Юнг подчёркивал, что мифы и архетипы должны быть испытаны на опыте (т. е. пережиты) и объединены в единое целое. Важность этого повторял и исследователь мифологии Джозеф Кэмпбел 108 . Согласно ему миф имеет ритуальный характер - в шаманском смысле. Это мощный духовный и психологический инструмент, и по Кэмпбелу он должен использоваться как структура трансформирующего путешествия. Исходя из того, что Лавкрафт основывал большинство своих рассказов на сновидениях или древних мифах, можно утверждать, что его "Мифологию Ктулху" можно использовать для совершения этого трансформирующего путешествия так же, как и старую "классическую" мифологию. В самом деле, произведения Лавкрафта оказывают такое глубокое влияние на современного читателя, какое большинству "классических" мифов просто не под силу. Уже одно только это делает мифическую и шаманскую работу с мифологией Ктулху важным предметом для духовных поисков. Архетипы в работах Лавкрафта ясные и мощные. Они основаны на первозданных и архаичных мифах и, кроме этого, охватывают хаотичное будущее. Мифология Лавкрафта полезна ещё и тем, что, в отличие от традиционной мифологии, она относительно не исследована. Она предлагает новизну и озарения, чего нет в хорошо изученных системах. То, что Мифология Ктулху до сих пор мало изучена, имеет и другое преимущество: неизвестное всегда несёт с собой страх. Страх - очень важная составляющая духовной работы, он неизменно показывает нам психологическую причину нервозности, которая должна быть подавлена. Мифология Ктулху действенна, загадочна и устрашающа. Сколько традиционных мифов способно вызвать у большинства современных людей подобное чувство?


* Оригинал статьи ("Necronomicon Info", Ryan Parker) одно время располагался в интернете, однако впоследствии по каким-то причинам текст статьи был ликвидирован. Различные версии, а также переводы этой статьи помещались на многих сайтах и публиковались в многочисленных изданиях (андерграундных), однако чаще всего в усечённом виде. Здесь представлена полная версия статьи. Редакция альманаха расценивает данную работу как весьма оригинальное объединение скрупулёзного исследования творчества Лавкрафта и дальнейшего развития его мифологии, причём не без элементов фальсификации. Можно определённо утверждать, что ряд "погрешностей" Паркера, которых набирается не так уж и мало, были введены в повествование умышленно. В предлагаемой статье комментируются и поясняются далеко не все упомянутые мистические, мифологические и т. д. термины, однако, это вовсе не означает, что непрокомментированные термины являются "изобретением" самого автора. Комментарии к статье были составлены (Para Bellum и Dr. Dunkelstein) с целью поддержать и развить общее направление статьи: одновременное исследование творчества Лавкрафта и дальнейшее развитие его мифологии. текст
1 Существуют также другие версии перевода слова "Некрономикон" с греческого языка: "Книга, привычная Мёртвым", "Книга познания Мёртвых", "Проводник по областям Мёртвых". текст 2 Колин Уилсон (Colin Wilson, род. 1931) - английский писатель фантастического и мистического жанра, автор большого числа работ по оккультизму, исследованиям аномальных явлений, криминалистике, философии, литературной критике. Основная тема Уилсона во всех этих разнообразных работах - изучение пределов и возможностей человеческого сознания. Подобно многим мистическим писателям, в некоторых своих произведениях Уилсон варьирует на лавкрафтовские темы: "Паразиты разума" (The Mind Parasites, 1967), "Философский камень" (The Philosopher's Stone, 1969) и "Возвращение Ллойгора" (The Return of the Lloigor), последнее произведение в 1969 году вошло в составленный А. Дерлетом сборник "Рассказы по мифологии Ктулху" (Tales of the Cthulhu Mythos), а в 1974 вышло отдельным изданием. С Некрономиконом же Уилсон связан более тесно: он написал вступление к оккультному изданию "Некрономикон: Книга Мёртвых Имён", вышедшему под редакцией Джорджа Хэя ("The Necronomicon: The Book of Dead Names", ed. George Hay, 1978). В этом вступлении Уилсон обставляет дело так, что предложенный Некрономикон являлся подлинным и, кроме того, не чем иным, как легендарной "Liber Logaeth" Джона Ди. Однако позже, в статье "Некрономикон: происхождение мистификации" (The Necronomicon: The Origin of a Spoof), вошедшей в сборник "Склеп Ктулху" (Crypt of Cthulhu, 1984), он признал, что этот Некрономикон - мистификация, созданная им и его друзьями. Среди энтузиастов творчества Лавкрафта, оккультных исследователей и пр. этот Некрономикон именуется "Некрономикон Хэя-Уилсона-Тёрнера-Лэнгфорда" (The Hay-Wilson-Turner-Langford Necronomicon) или просто "Некрономикон Уилсона". Широко используется и титул "Liber Logaeth", но его использование вряд ли можно считать правомочным. Стоит отметить, что откровенность розыгрыша, а также грубость и непоследовательность подделки этого Некрономикона видна, что называется, невооружённым глазом. текст 3 Детальному изложению мифа о Старейших (the Old Ones) посвящено одно из фундаментальных произведений Лавкрафта - роман "В горах Безумия" (At the Mountains of Madness, 1931). В нём, в частности, можно найти утверждение, что Старейшие "являлись материальными существами и, следовательно, происходили из известного пространственно-временного континуума" (Г. Ф. Лавкрафт, "Шепчущий во тьме", М., ГУДЬЯЛ-ПРЕСС, 2000, стр. 423). Однако, здесь необходимо заострить внимание на одном важном обстоятельстве. Дело в том, что Старейшие упоминаются и в более ранних произведениях Лавкрафта - романом же "В горах Безумия", а также следующим объёмным произведением "Тень из вневременья" (The Shadow out of Time, 1934), Лавкрафт фактически завершает цикл произведений, излагающих его собственную мифологию. И, судя по этим ранним произведениям - наиболее важные из которых повести "Зов Ктулху" (The Call of Cthulhu, 1926) и "Данвичский кошмар" (The Dunwich Horror, 1928), - Старейшие действительно являются некими "запредельными" существами или даже божествами, - но никак не "простыми" пришельцами, прибывшими на Землю из неведомых глубин космоса (как это следует из романа "В горах Безумия"). Подобные метаморфозы некоторых персонажей и понятий по ходу времени не столь уж и редки для произведений Лавкрафта: например, знаменитое плато Ленг (the plateau of Leng) сначала "располагалось" в Центральной Азии, потом в Стране Снов (Дримлэнде - Dreamland) и, наконец, в Антарктиде. В случае со Старейшими всё дело осложняется и написанием этого термина: чаще всего это "the Old Ones", но иногда используется и "the Elder Ones" - в русском языке сложно выразить разницу между этими английскими словами, которые переводятся, в принципе, одинаково. В другом своём монументальном произведении - в романе "Сновиденческие поиски Кадафа Неведомого" (The Dream-Quest of Unknown Kadath, осень 1926 - январь 1927) - Лавкрафт для именования земных богов (Earth's gods) использует термин Великие (the Great Ones), при этом иногда называя их Старейшими (the Elder Ones). Но в упомянутом романе "В горах Безумия" для обозначения "космических" Старейших (the Old Ones) Лавкрафт один раз использует всё тот же термин "the Elder Ones" - этот и другие эпизоды вносят некоторую путаницу в его и без того сложную мифологию. О том, как это сказывается на запутанности русских переводов Лавкрафта, говорить излишне. Сам же факт "материализации" Лавкрафтом одних из главных представителей своей мифологии - Старейших - заслуживает отдельного исследования. текст 4 Перевод дан по Е. Мусихину // Г. Ф. Лавкрафт, "Локон Медузы", Екатеринбург, ЛАДЪ, 1993, стр. 423-424. текст 5 Эта "тактика" отражена Лавкрафтом в повести "Данвичский кошмар", а также в историях о глубоководных - в том числе и в дописанных Дерлетом после смерти Лавкрафта. текст 6 Собственно, даже в произведении, посвящённом детальному изложению мифа о Ктулху - в повести "Зов Ктулху" - Лавкрафт выражается довольно неопределённо: "Ни один человек не видел Властителей Древности [Старейших] . Что же до резного идола, то он изображает великого Ктулху, и никто не может сказать, подобны ли ему остальные Властители Древности [Старейшие] " (Сборник "Жители Ада", Екатеринбург, ЛАДЪ, 1993, стр. 327), - с одной стороны, указание на "подобие" однозначно говорит о том, что Ктулху является Старейшим, но "представители человеческого рода" видели Ктулху, причём неоднократно, так что он не может принадлежать к расе Старейших. В романе же "В горах Безумия" ясно говорится, что Старейшие и Ктулху - точнее, потомство Ктулху (the Cthulhu spawn - пришельцы, напоминавшие формой осьминогов) - это две абсолютно разные расы. текст 7 "Когда наступит этот час, человечество и само сможет стать таким же, как великие Властители Древности [Старейшие] , - таким же вольным и необузданным, живущим по ту сторону добра и зла, презирающим законы и нормы морали; и тогда все люди будут кричать, убивать друг друга и пировать в великой радости. А потом освобождённые Властители Древности [Старейшие] научат их кричать, убивать и радоваться по-новому, а ещё потом вся Земля воспламенится в холокасте экстаза и освобождения" , - "Зов Ктулху" // "Жители Ада", Екатеринбург, ЛАДЪ, 1993, стр. 329. Приход (возвращение) Старейших к власти над Землёй принято отождествлять с нашествием орд Гога и Магога, о котором говорится в Библии (Иезекииль 38 - 39; Откр. 20:7). В свою очередь библейским Гогу и Магогу соответствуют исламские Йаджудж и Маджудж, индуистские Кока и Викока. текст 8 Перевод дан по Л. Кузнецову // "Жители Ада", Екатеринбург, ЛАДЪ, 1993, стр. 329). текст 9 Иные Боги (the Other Gods, иногда термин переводится как "Чужие Боги") впервые упомянуты Лавкрафтом в одноимённом рассказе (1921). В соответствии с этим рассказом "другими" эти Боги являются не по отношению к Старейшим, но по отношению к земным богам (Earth's gods), которых они стерегут от человеческого глаза. Определение Иных Богов позже было развито Лавкрафтом в романе "Сновиденческие поиски Кадафа Неведомого", где Иные Боги также определяются Конечными Богами (Ultimate gods). Нижеследующее причисление Паркером Йог-Сотота и Азатота к Иным Богам не соответствует действительности: Лавкрафт нигде не называет Иными Богами Азатота и тем более Йог-Сотота. текст 10 Рассказ "Через Врата Серебряного Ключа" (Through the Gates of the Silver Key, октябрь 1932 - апрель 1933) является дальнейшим развитием истории, изложенной в более раннем рассказе "Серебряный ключ" (The Silver Key, 1926). Эдгар Хоффман Прайс (Edgar Hoffman Price, 1898-1989) - писатель мистического жанра, друг Лавкрафта, состоял с ним в переписке, и он один из немногих его многочисленных корреспондентов, которому удалось лично повидаться с Лавкрафтом. Немаловажен тот факт, что Прайс интересовался и изучал арабскую историю и литературу. Во вступлении к сборнику "At the Mountains of Madness, and other novels of terror" (PANTHER BOOKS Ltd, 1968) Дерлет излагает историю написания этого рассказа следующим образом: Прайс довольно долго убеждал Лавкрафта написать продолжение к "Серебряному ключу", и, в конце концов, не дождавшись, написал его сам. Лавкрафт же подправил и доработал версию Прайса, и в итоге "Через Врата Серебряного Ключа" был заявлен как результат их совместной работы. Позже первоначальный набросок Прайса всё же был издан отдельно, - под названием "Повелитель Иллюзии" (The Lord of Illusion). Из истории создания рассказа становится понятным, почему в нём, в отличие от остальных произведений цикла о Рэндольфе Картере, с которым Лавкрафт отождествлял самого себя, существует персонаж, позволяющий более явно отождествить себя с Лавкрафтом - мистик и писатель из Провиденса Уорд Филлипс (Ward Phillips). Понятно и наличие в этом рассказе нигде больше не фигурирующего божества - Наидревнейшего (Most Ancient One) под именем Умр ат-Тавил ('Umr at-Tawil). Функция Умр ат-Тавила в чём-то аналогична функции Йог-Сотота - он является Проводником и Стражем Ворот. текст 11 Перевод дан по Е. Любимовой // Г. Ф. Лавкрафт, "Зверь в подземелье", М., ГУДЬЯЛ-ПРЕСС, 2000, стр. 57. Аналогично описывается Йог-Сотот (Yog-Sothoth) и в дописанном Дерлетом после смерти Лавкрафта рассказе "Окно в мансарде" (The Gable Window): "Всё-в-одном и один-во-всём, неподвластный законам времени и пространства, сосуществующий со всеми временами и сопутствующий всему пространству" (Г. Ф. Лавкрафт, "Лампа Аль-Хазреда", М., ФОРУМ / ТЕХНОМАРК, 1993, стр. 459). текст 12 Выделенная фраза не является цитатой, но носит обобщающий характер. Определение Азатота (Azathoth) согласно роману "Сновиденческие поиски Кадафа Неведомого" следующее: "Там, куда не доходят даже сны, где царит аморфный мрак самого низменного хаоса, что оскверняет даже богов и кипит в самом центре бесконечности, обитает безграничный демон-султан Азатот, имя которого никто не осмелится произнести вслух, и который вечно голоден от желания терзать кого-нибудь в своих непостижимых и неподвластных времени сумеречных покоях" (Д. Норман "Тарнсман Горры", Г. Ф. Лавкрафт "Зов Кадафа Неведомого", Краснодар, БЭТ-БУКС, 1992, стр. 286). В "Шепчущем во тьме" (The Whisperer in Darkness, 1930) об Азатоте говорится так: "...речь пошла о чудовищном ядерном хаосе за пределами угломерного пространства, что в Некрономиконе милосердно прикрыт именем «Азатот»" (Г. Ф. Лавкрафт, "Локон Медузы", Екатеринбург, ЛАДЪ, 1993, стр. 337). "Обитатель тьмы" (The Haunter of the Dark, 1935): "…Древние мифы об Абсолютном Хаосе, где обретается слепой и безумный бог Азатот, Вседержатель всего, окружённый верной ордой безумных безликих танцоров и убаюканный тонким монотонным писком демонической флейты, пляшущей в лапах безымянного существа" (Г. Ф. Лавкрафт, "Зверь в подземелье", М., ГУДЬЯЛ-ПРЕСС, 2000, стр. 222). Азатот называется слепым только в этом рассказе, и, кстати, "слепой бог" - именно так толкуется на почве арамейского языка имя Самаэля - главы всех демонов в иудейской мифологии. В рассказе "Окно в мансарде" Дерлет описывается Азатота в том же духе: "слабоумный Азатот, этот бесформенный распространитель инфернального хаоса, богохульствующий и бурлящий в центре всего мироздания" (Г. Ф. Лавкрафт, "Лампа Аль-Хазреда", М., ФОРУМ / ТЕХНОМАРК, 1993, стр. 459). текст 13 Паркер проявляет здесь удивительную небрежность: "бесцельные волны, чья случайность, смешиваясь, даёт каждому хрупкому космосу его вечный закон" , согласно XXII сонету "Грибков с Юггота" (Fungi from Yuggoth, конец 1929), - из которого и приведена эта цитата, - истекают из "треснувшей флейты", на которой играет Азатот. Азатот лично играет на флейте лишь в этом произведении, но "монотонный вой проклятых флейт" - неизменный атрибут в описании его царствования. Трон же Азатота упоминается лишь в одном из поздних рассказов писателя - "Сны в ведьмином доме" (The Dreams in the Witch House, 1932). текст 14 Филип А. Шреффер (Philip A. Shreffer) - исследователь творчества Лавкрафта; в частности, выдвигает версию, что мифология Лавкрафта имеет в качестве своего прообраза норвежскую (нордическую) мифологию; также, подобно многим исследователям, прослеживает возможную связь Лавкрафта и ордена Golden Dawn. текст 15 Ньярлатхотеп, Всесильный Посланник (Nyarlathotep the Mighty Messenger) - данная версия перевода титула Ньярлатхотепа наиболее распространена среди русских переводчиков Лавкрафта. Паркер не совсем точно цитирует Лавкрафта: в романе "Сновиденческие поиски Кадафа Неведомого" Ньярлатхотеп определяется как "кошмар немыслимых форм, душа и посланник Иных Богов" (Д. Норман "Тарнсман Горры" / Г. Ф. Лавкрафт "Зов Кадафа Неведомого", Краснодар, БЭТ-БУКС, 1992, стр. 429). Впервые Ньярлатхотеп был выведен Лавкрафтом в одноимённом стихотворении в прозе, написанном в 1920 году, там он и называется "Ползучим Хаосом". Стоит отметить, что одноимённый рассказ Лавкрафта (Crawling Chaos, 1920-1921, в соавторстве с Уинифрид В. Джексон / Winifred V. Jackson) никак не связан с Ньярлатхотепом, во всяком случае явно. текст 16 Подобное определение Шуб-Ниггурата не встречается ни в одном произведении Лавкрафта. текст 17 Шуб-Ниггурат, Чёрный Козёл Лесов (Shub-Niggurath the Black Goat of the Woods) и Шуб-Ниггурат, Козёл с Легионом Младых Отпрысков (Shub-Niggurath the Goat with a Thousand Young) - данные версии перевода титулов Шуб-Ниггурата наиболее распространены среди русских переводчиков Лавкрафта. текст 18 Шуб-Ниггурает является и одним из наиболее часто упоминаемых божеств в рассказах Лавкрафта - ритуальный клич "Йэ! Шуб-Ниггурат! Чёрный Козел Лесов с легионом младых!" ( "Ia! The Black Goat of the Woods with a Thousand Young!" ) произносится различными персонажами практически во всех рассказах, где затрагивается лавкрафтовская мифология. Лишь в одном своём рассказе - "Курган" (The Mound, 1930, в соавторстве с Зелией Бишоп / Zealia Brown Reed Bishop, 1897-1968) - Лавкрафт преподносит Шуб-Ниггурата совершенно по-иному - он причисляет его к божествам женского рода, называя Всеобщей Матерью и женой Того-О-Ком-Молчат (the All-Mother and wife of the Not-to-Be-Named-One), и указывает на её некоторую схожесть с Астартой: "Это божество чем-то напоминало Астарту, и её культ показался набожному католику в высшей мере отвратительным" (Г. Ф. Лавкрафт, "Локон Медузы", Екатеринбург, ЛАДЪ, 1993, стр. 519). текст 19 Перевод дан по В. Бернацкой // Г. Ф. Лавкрафт, "Шепчущий во тьме", М., ГУДЬЯЛ-ПРЕСС, 2000, стр. 422. Роман "В горах Безумия" содержит детальное описание шогготов (shoggoths) и их повадок. Шогготы упоминаются в повести "Тень над Иннсмутом" и в рассказе "Тварь на пороге" (The Thing on the Doorstep, 1933) - здесь они связаны с глубоководными: последние каким-то образом переняли у Старейших технологию воспроизведения и управления шогготами, и теперь намереваются использовать их в своих захватнических целях; упоминание о них можно найти также в XX сонете "Грибков с Юггота" . Шогготов, в принципе, можно распознать и в обитающих в подземном чёрном мире Н-кай "аморфных массах вязкой чёрной слизи, которые временами приобретали различные формы" (Г. Ф. Лавкрафт, "Локон Медузы", Екатеринбург, ЛАДЪ, 1993, стр. 516) из повести "Курган". текст 20 Описание глубоководных (the Deep Ones), их обычаев и повадок можно найти в рассказе "Дагон" (Dagon, 1917), повести "Тень над Иннсмутом" (The Shadow over Innsmouth, 1931), а также в рассказах, дописанных Дерлетом: "Единственный наследник" (The Survivor), "Комната с заколоченными ставнями" (The Shuttered Room), "Окно в мансарде", "Тень из внепространства" (The Shadow Out of Space), "Рыбак с Соколиного мыса" (The Fisherman of Falcon Point) и т. д. текст 21 Дагoн (финикийское), или Дагaн (угаритское, аккадское), "колос", или уменьшительное от "даг" - "рыба", или от "даган" - "рог", - западно-семитский (ханаанейско-аморейский, позже также филистимский) бог. Скорее всего, Дагон - покровитель земледелия или рыбной ловли, но первоначально, видимо, - податель пищи. У филистимлян (упоминание в Библии: Судей 16:23; 1-я Царств, 5 гл.) Дагон изображается с руками и головою человека и туловищем рыбы. У Лавкрафта Дагон явно не тождественен этому известному мифологическому божеству, тем не менее, нет никаких сомнений, что именно семитский Дагон послужил "прототипом" Дагону из лавкрафтовской мифологии - в одноимённом рассказе "Дагон", являющемся первым произведением, в котором упоминается это божество глубоководных, есть следующее указание: "Как-то раз я отыскал одного знаменитого этнолога и изумил его неожиданной дотошностью своих расспросов относительно древней палестинской [филистимлянской - Philistine] легенде о Дагоне, Боге Рыб…" (Г. Ф. Лавкрафт, "Затаившийся страх", М., ФОРУМ / ТЕХНОМАРК, 1992, стр. 451). текст 22 Практически во всех произведениях Лавкрафта, а также в дописанных Дерлетом, где идёт речь о глубоководных, говорится, что они поклоняются как Дагону, так и Ктулху. текст 23 Наиболее подробное описание гулов (Ghouls) и их повадок можно найти в романе "Сновиденческие поиски Кадафа Неведомого" и, отчасти, в рассказе "Натурщик Пикмана" (Pickman's Model, 1926). Гулы также эпизодически упоминаются в рассказе "Аутсайдер" (The Outsider, 1921). текст 24 В романе "Сновиденческие поиски Кадафа Неведомого" это проделал Ричард Пикман. текст 25 Среди представителей мифических рас, не упомянутых Паркером, немаловажными являются также и живые крабообразные грибки (fungi) с планеты Юггот (Yuggoth) - подробно о них можно узнать из повести "Шепчущий во тьме" и романа "В горах Безумия". текст 26 В оригинале Паркер слово "магия", вместо общепринятого "magic", всегда пишет по Кроули - "magick". Подобное написание, кстати говоря, используется и в Некрономиконе Саймона (см. прим. 68 ) текст 27 За гипотезу, выдвинутую Паркером, косвенно говорит и тот общеизвестный факт, что Лавкрафт обладал уникальной библиотекой, которая досталась ему в наследство от деда Уиппла Ван Барена Филлипса (Whipple Van Buren Phillips, 1833-1904) - она включала в себя около двух тысяч томов, и по тем временам была самой богатой во всём Провиденсе, родном городе Лавкрафта. Это дедовское наследство как источник мистических знаний и творческого вдохновения символически описывается в дописанном Дерлетом рассказе "Лампа Аль-Хазреда" (The Lamp of Alhazred). Существует и другая версия касательно источника эзотерических знаний Лавкрафта: во вступлении к Некрономикону Уилсона утверждалось, что отец Лавкрафта был франк-масоном, и что именно он дал возможность своему сыну ознакомиться с подлинным Некрономиконом - однако позже Уилсон назвал эту информацию вымышленной. И действительно: отец Лавкрафта, Уилфилд Скотт Лавкрафт (Winfield Scott Lovecraft, 1853-1898), скончался в 1898 - Говарду Филлипсу Лавкрафту тогда было 8 лет. Все биографы Лавкрафта сходятся на том, что воспитанием маленького Говарда занимались в основном его мать и дед. Тот же факт, что как раз таки Уиппл Филлипс был франк-масоном, и причём довольно активным, не вызывает сомнений. Однако весьма маловероятно, чтобы американские масоны могли обладать магическим гримуаром той категории, на которую претендует Некрономикон. текст 28 Согласно легенде, Шаддад пожелал создать на земле около Адена (город на Аравийском полуострове на побережье Аденского залива) подобие рая: город, здания которого были возведены из золота и серебра и украшены драгоценными камнями. Шаддад не послушался посланника Аллаха Худа, который был послан образумить царя от посягательства на величие Аллаха. За гордость и неверие царя Аллах наслал на Ирем бурю, которая уничтожила город и покрыла его песками. Эта легенда упомянута в Коране: "Разве ты не видел, как поступил твой Господь с ... Ирамом, обладателем колонн, подобного которому не было создано в странах...?" (89:5-7). Легенды гласят, что заблудившиеся в пустыне путники иногда видят этот мёртвый город, а некоторые даже находят драгоценности, но всё принесённое оттуда вскоре превращается в прах. Согласно востоковедам, коранический Ирем - всего лишь одно из преданий о гибели в пустыне древних аравийских городов, с реальным же Иремом принято отождествлять развалины многоколонного набатейского храма ар-Рамм в Северном Хиджазе. Вообще же Ирем не являлся единичным обладателем титула "Город Столпов": оригинальное название древнего египетского города, прозванного греками Гелиополем (Городом Солнца), было Иуну (другой вариант звучания - Анну), что и означает "Город Столбов" - подобное название было связано с культом обелисков в этом городе. текст 29 Здесь Паркер не совсем точен. В соответствии с Зохаром существует пять "символических народов", представляющих собой т. н. "Великое Смешение" ("Эрев Рав"), эти "народы" по сути являются представителями демонического мира Каббалы. Нефилимы (падшие) - это Сыны Божие, т. е. Ангелы, которые пали из страсти к дочерям человеческим. Гигантами из этих пяти народов являются анакимы (Тикун ха-Зохар). В библейском же толковании эта легенда представляется по-иному: гигантами здесь являются дети падших Сыновей Божих и дочерей человеческих (Бытие 6:1-5). текст 30 Самый непонятный момент в работе Паркера. В соответствие с исламской ангелологией мукаррабун (мукаррибун) - высшая категория в иерархии мира ангелов (малакут). Ангелы этой категории находятся непосредственно у престола Аллаха ("приближённые", Коран 4:170), к мукаррабун относится, в частности, ангел Джибрил - главный посредник между Аллахом и Мухаммедом. Западному же термину "колдун" принято ставить в соответствие исламские термины "сахир" (собственно "колдун", Корнан 10:2) и "машур" ("масхур", см. прим. 39 ). Аравийская же магическая практика связывалась с лицами, обозначенными терминами "кахин", "шаир" (см. прим. 41 ) и "маджнун" (см. прим. 39 ). Ещё один термин - "ас-сахара" - обозначает магов, связывающихся с джиннами. Во всём тексте статьи для обозначения колдунов сохранён термин "мукаррибун", однако, комментаторы настоятельно просят всегда учитывать данное замечание. текст 31 Тавил - метод рационалистического или символико-аллегорического толкования Корана (в переводе с арабского "тавил" - "возвращение к истоку, к началу"). Сам по себе термин "тавил" взят из Корана, где в восьми случаях он, по мнению комментаторов, означает "толкование сна", а в девяти остальных - "исход", "последствие". Использование тавила распространено среди т. н. неортодоксальных мусульман, и нередко при помощи этого метода толкователи Корана приходили к выводам, прямо противоположным тому, что даёт буквальное понимание коранического текста. По теме статьи Паркера небезынтересно указать на идентичность звучания названия этого метода (тавил - tawil) и части имени одного из божеств из лавкрафтовского пантеона из рассказа "Через Врата Серебряного Ключа" - Умр ат-Тавил ('Umr at-Tawil): см. прим. 10 . текст 32 Айн - "ничто" (иврит). Айн, или т. н. вакуум чистого духа, имеет крайне важное значение в Каббале. В каббалистической системе миров сфера Айн является первичной, она включает в себя даже сферу Айн Соф ("безграничное", "беспредельное"), эманациями которой являются все остальные сферы. Как и большинство каббалистических терминов, Айн очень трудно определить словами для западного склада ума, но для того, чтобы у читателя сложилось хотя бы примерное представление о смысле этого термина, достаточно указать, что Айн Соф - это, образно выражаясь, Бог до акта творчества, не проявившийся вовне и, следовательно, непознаваемый, - Айн же предшествует Айн Соф, Айн Соф (безграничное) ограничивает Айн. текст 33 Дааф, Даат, или Да'аф - нон-сефира, или фальшивая сефира каббалистического Дерева Сефирот, "одиннадцатая" по счету. Местоположение Дааф на Дереве Сефирот можно определить как пересечение линий связи Бинах-Хесед и Хохма-Гебура (по аналогии расположения сефиры Тиферет - на пересечении линий Гебура-Ницах и Хесед-Ход). Происхождение Дааф понимается следующим образом: когда сефира Малькут пала из Сада Эдема, нарушив тем самым изначальную симметричность Древа Жизни, она оставила после себя "дыру" - так называемую Бездну, - которая и была названа Дааф - т. е. "Знание". "Ортодоксальные" каббалисты видят смысл добавления этой одиннадцатой сефиры лишь в диаграммном упорядочении представления Творящей Троицы в Дереве Сефирот - у них Дааф находится на пересечении горизонтальной линии Хохма-Бинах и вертикальной Кетер-Тиферет. Дааф, не являясь сефирой, не отождествляется ни с каким именем Бога, чином Ангелов или каким-либо Ангелом. Определяющими терминами Дааф служат следующие понятия: "дыра", "туннель", "ворота", "дверь", "вихрь", "черная дыра" (последнее понятие можно рассматривать и в астрономическом смысле). текст 34 О символизме пустыни и красного (багрового, багряного и т. д.) цвета в исламском мистицизме см., например, трактат Шихабоддина Яхья Сохраварди "Багряный Ангел" (альманах , М., АРКТОГЕЯ, 1997, стр. 71). В примечаниях к этому тексту А. Дугин, в частности, пишет: "…пустыня в суфизме и в инициатических текстах в целом означает то незаполненное потоком материального восприятия внутреннее пространство, которое открывается эзотерику после выхода из мира материи" (ук. соч., стр. 79). Немаловажно и то обстоятельство, что легендарная встреча Мухаммеда с сонмом джиннов произошла также в пустыне (Коран 46:28-32; сура 72), равно как и, между прочим, искушение Иисуса Христа дьяволом (Матфей 4:1-11, Марк 1:13, Лука 4:1-13). текст 35 Непосредственно утверждение о связи Старейших с "безграничной пустотой" (infinite void) не встречается ни в одном произведении Лавкрафта. Однако, такое предположение можно сделать, исходя из рассказа "Через Врата Серебряного Ключа": здесь говорится о "Последней Пустоте за пределами всех земель, планет и вселенных" (Г. Ф. Лавкрафт, "Зверь в подземелье", М., ГУДЬЯЛ-ПРЕСС, 2000, стр. 49; в оригинале - "the Last Void which is outside all earths, all universes, and all matter" ), с которой связаны Древнейшие (the Ancient Ones, в процитированном переводе - "Властители Древности"). текст 36 Суфизм - мистическое течение в исламе, зародившееся в VIII веке на территории современных Ирака и Сирии. Из многочисленных версий происхождения слова "суфи" наиболее распространена версия происхождения от слова "суф" (шерсть) - одежда из шерсти издавна являлась атрибутом аскетического и отшельнического образа жизни, т. о. этимологически "суфий" толкуется как "носящий шерстяную одежду". Стоит также отметить, что термин "суфизм" - исключительно западный и относительно новый, он возник в Германии в 1821 году. Оригинальное же слово, определяющее исламский мистицизм - тасаввуф. текст 37 Фана ("гибель", "исчезновение", "растворение") - одно из самых важных состояний в суфийской практике, означает полное растворение, самоуничтожение мистика в Боге. Нафс - "душа", но этот термин носит несколько негативный характер, это именно низшее "я", низменные инстинкты, в библейском смысле - "плоть". Нафс ай-аммара (точнее - ан-нафс ал-аммара) - это состояние человеческой души самого низшего уровня - "душа, повелевающая злом". Однако, не все мистики считают состояние фана конечным в мистической практике - многие ставят над ним состояние бака ("пребывание в Боге"). Слово "annihilation" (уничтожение), которым Паркер переводит термин "фана", не совсем точно характеризует этот термин - подробнее см. Аннемари Шиммель, , М., АЛЕТЕЙА / ЭНИГМА, 1999, стр. 116. текст 38 "Старинный серебряный ключ … откроет нужные двери, преграждающие доступ в коридоры пространства и времени, которые протянулись до Границы. Она стала заповедной для людей с тех пор, как Шаддад с его страшным талантом воздвиг и спрятал в аравийской Петре величественные соборы и бесчисленные минареты тысячеколонного Айрема [Ирема] . …Полуголодные дервиши и обезумевшие от жажды кочевники возвращались, желая рассказать о монументальных воротах и гигантской руке, высеченной над замковым камнем, но ни один человек не прошёл через эту арку и не сказал, что его следы отпечатались на тёмно-красном от зноя, раскалённом песке" (Г. Ф. Лавкрафт, "Зверь в подземелье", М., ГУДЬЯЛ-ПРЕСС, 2000, 45). текст 39 Термин "маджнун" употребляется и в Коране (15:6, 37:35, 44:13, 52:29, 68:2, 81:22). Для обозначения человека, одержимого джиннами, в арабском языке используется также слово "машур" ("масхур"), которое дословно переводится как "завороженный", "околдованный" (Коран 17:50, 25:9). Классическое описание результатов контакта человека с джиннами содержится в суре "Джинны": "Мужи среди людей прибегали к мужам среди джиннов, и они прибавили им безумия" (72:6). Кроме того, в исламском мистицизме существует ещё один термин для определения одержимого - "маджзуб", однако это слово имеет смысл отличный от двух вышеназванных: оно переводится как "притягиваемый", "привлечённый", "тронутый божественным" и служит в основном для определения восхищённого мистика, который под влиянием шока от мистического видения или какого-то иного психологического потрясения лишился разума - для маджзуба свойственно абсолютно ненормальное поведение. В христианском богословии арабскому маджнуну соответствует пифон. текст 40 Паркер не совсем точен. В применении к суфийским мистикам использовался термин "маджзуб", а не "маджнун". Кроме того, далеко не все суфии положительно относились к явлению "маджзуб". текст 41 О том, что поэты вдохновляются джиннами ( "сатaнами" ), непосредственно говорят и 221-228 айаты 26-ой суры ("Поэты") Корана. Вообще, негативное отношение к поэтам встречается в Коране довольно часто (21:5, 37:35, 52:30, 69:41). Для объяснения подобного положения вещей уместно привести цитату из работы Франца Буля "Жизнь Мухаммеда": "…Арабские поэты ведут своё происхождение от древних прорицателей… …Само слово «поэт» (по-арабски - «шаир») означает «знающий»; неслучайно в тогдашней Аравии бытовало поверье, что поэты (как и прорицатели - «кахин») общаются с джиннами. Потому-то люди и обращались к ним за советом, когда отправлялись в путешествие или выступали в военный поход. В древности одна из основных задач «поэта» состояла в том, чтобы поддержать своё племя, насылая проклятия на его врагов, - и важно, что их языку в этом смысле доверяли больше, приписывали ему большее могущество, чем языку другого человека. Когда с течением времени прорицатель эволюционировал в поэта, как мы теперь понимаем это слово, место проклятий заняли насмешливые оскорбительные стихи, однако декламация таких стихов, как правило, сопровождалась весьма своеобразными символическими действиями, так что магическое происхождение подобной поэзии выдаёт себя с полной очевидностью" (цит. по Рудольф Фрилинг "Христианство и ислам", М., ЭНИГМА, 1997, стр. 26). текст 42 "Оставляющий" и "покидающий" - в оригинале соответственно "forsaker" и "abandoner". текст 43 "Люди, Шайтан есть хадхулу" : в подлиннике - "Mankind, Shaitan is Khadhulu". Очевидно, Паркер использует какую-то англоязычную версию Корана, содержащую адаптированные арабские слова и выражения, т. к. в более распространённой англоязычной версии этот айат переводится как "And Shaitan is ever a deserter to man in the hour of need" (И Шайтан неизменно покинет человека в час нужды); или, в другой версии - "The Satan is but a traitor to man!" (Сатана человеку никто, как предатель). В русском переводе Корана И. Ю. Крачковского (1883-1951), считающимся превосходящим по характеру подхода к тексту и филологической точности не только все русские, но и многие европейские переводы Корана, этот айат звучит следующим образом: "Поистине, сатана человека покидает!" (25:31). На немецком языке этот айат звучит аналогично: "Und Satan la?t den Menschen im Stich" (И Сатана бросает человека). Как видно, все представленные версии переводов на европейские языки отображают лишь первую приведённую Паркером интерпретацию содержания айата. текст 44 Библейские термины "the Old Serpent" и "the Old Dragon" в каноническом переводе звучат как "Дьявол", "Искуситель", в предлагаемой же статье по понятным далее из текста причинам переводятся дословно. текст 45 Эрнест Альфред Уоллис Бадж (Ernest Alfred Wallis Budge, 1853-1934) - английский ориенталист, исследователь, археолог, занимался исследованиями ассирийской, древнеегипетской и древнееврейской культуры, проводил раскопки в Египте, Северной Африке, на Ближнем Востоке, написал более десяти книг, разработал новую систему транскрибирования древнеегипетского языка. текст 46 Сэмюэл Ноэ (Натан) Крамер (Samuel Noah - Nathan - Kramer, род. 1897) - американский востоковед, шумеролог, автор большого числа монографий, участвовал в археологических раскопках в Ираке, впервые исследовал и перевёл важнейшие шумерские мифы, эпосы и другие литературные эпосы. текст 47 Левиафан (от др.-евр. "лава" - "свёртываться", "виться") - морское чудовище, описываемое как крокодил, гигантский змей или чудовищный дракон, это враждебное Богу могущественное существо, над которым Он одержал победу в начале времён. Обычно Левиафан упоминается как библейское мифологическое чудовище (Иов 40:20-27, гл. 41; Псалтирь 73:14, 103:26; Исаия 27:1), однако это имя встречается и в эпосах других семитских народов: в западно-семитской угаритской поэме, например, бог Ваал одерживает победу над семиглавым драконом Левиафаном (Латану). текст 48 Западно-семитский ханаанский Лотан - то же, что и угаритский (также западно-семитский) Латану, т. е. Левиафан. текст 49 Титан (Tietan) - не совсем понятно, о чём идёт речь. Определённо, Паркер имеет в виду не титанов (Titans) из греческой мифологии. текст 50 Тиaмат ("море") - чудовище-богиня (изображается в виде чудовищного дракона или семиглавой гидры), одно из главных божеств вавилонского пантеона, воплощение мирового хаоса, персонификация первозданной водной стихии, вместе со своим супругом Апсу создательница первых богов Лахму и Лахаму, от которых и произошло Младшее поколение Богов. Тиамат возглавляла Старших Богов в битве с Младшими, которых в свою очередь возглавлял Мардук (кстати, это шумеро-аккадское деление на поколения Старших и Младших Богов само по себе могло послужить прообразом для систематизации лавкрафтовского пантеона). Убив Тиамат, Мардук рассёк её тело надвое, превратив его в подземные и небесные воды (по другой версии мифа - в землю и небо). По мнению некоторых учёных, миф о Левиафане действительно есть не что иное, как временнaя и этническая трансформация мифа о Тиамат. Однако, приписывать Тиамат титул "Владыка Бездны" можно лишь с большой натяжкой и определённой долей условности: Тиамат была супругой Апсу, который являлся персонификацией Абзу ("бездны"), т. е. первозданной стихии - мирового океана подземных пресных вод. Согласно мифологии, Хозяином Абзу был бог Энки, один из главных богов шумеро-аккадского пантеона, отец Мардука. текст 51 С этой мыслью Паркера можно согласиться лишь отчасти: в произведениях Лавкрафта Ктулху нигде не называется "Повелителем Бездны" (the Lord of the Abyss). Титулом "Владыки Великой Бездны" (the Lord of the Great Abyss) в произведениях Лавкрафта обладает Ноденс (Nodens). Однако, он упоминается крайне редко: в рассказе "Загадочный дом на туманном утёсе" (The Strange High House in the Mist, 1926); в романе "Сновиденческие поиски Кадафа Неведомого" - здесь он называется прародителем и повелителем мверзей (night-gaunts), а также "противником" Ньярлатхотепа. В дописанном Дерлетом рассказе "Окно в мансарде" Ноденс причисляется к врагам Старейших, он также упомянут в рассказе "Притаившийся на пороге" (The Lurker at the Threshold). текст 52 В аккадо-шумерской мифологии нет божества с именем Кутулу. Самое близкое по звучанию имя бога - Кулулу (см. прим. 57 ). текст 53 Муму-Тиамат (Mumu-Tiamat) - одно из написаний имени Тиамат (другие варианты произношения: Мумму-Тиамат, Мамму-Тиамат, Мамми-Тиамат, Мама-Тиамат и т. п.), указывающее на материнскую функцию Тиамат - вместе со своим супругом Апсу она создала первых богов Лахму и Лахаму. Титул "Мумму" ("Мамми") не стоит путать с божеством Мумму (Муму) - в шумеро-аккадской мифологии советник Апсу. Подобно тому, как Мардук убивает Тиамат, отец Мардука - Энки - убивает Мумму. текст 54 Здесь небезынтересно заметить, что согласно некоторым исследователям лавкрафтовское слово "Cthulhu" должно произноситься именно так, как и "Kutulu" (Кутулу): "Cthulhu - kuh-THOO-loo", т. е. "ку-тy-лу". текст 55 Л. К. Барнес (L. K. Barnes) - владелец компании "Barnes Graphics" и издательской фирмы "Schlangekraft" (Змеиная Сила), которая первой начала издавать Некрономикон Саймона (см. прим. 68 ) и посвящённые ему исследовательские и оккультные работы. Позже права на Некрономикон Саймона были приобретены "Avon Books". текст 56 Каркар - какие-то определённые сведения об этом море установить не удалось. Единственным географическим пунктом со сходным по звучанию названием являются Каркаралинские горы - горный массив в восточной части Казахского мелкосопочника - для арабского мира это место, в принципе, могло считаться "далёким севером". В Каркаралинских горах наблюдается множество озёр, что в какой-то степени позволяет предположить существование здесь в далёком прошлом некоего большого водоёма ("моря"). Но это лишь ничем не подтверждённая гипотеза. текст 57 Оаннес - в шумеро-аккадской мифологии первочеловек в образе полурыбы-получеловека. Согласно легенде, люди жили как животные, до тех пор, пока полурыба-получеловек по имени Оаннес не вышел из моря и не научил жителей Вавилонии письму, наукам, строительству городов и храмов, земледелию и т. д. Весьма интересно то обстоятельство, что у вавилонского историка Бероса (ок. 350-280 до н. э.) Оаннес выступает в облике Кулулу - божества шумеро-аккадской мифологии, являвшегося спутником бога подземного мирового океана Энки (Эйя, или Эа). Кулулу также изображался получеловеком-полурыбой (с верхней частью тела человеческой, а нижней - рыбьей). Обращает на себя внимание некоторая схожесть по звучанию шумерского слова Кулулу и лавкрафтовского Ктулху (Кутулу). текст 58 В оригинале у Паркера гул Лавкрафта пишется "the Ghoul", арабский гул - "Ghul". Мифологический гул - это определённый тип джинна, причём обычно женского пола. Гулы особо злобные и враждебные людям существа, по преданиям они обычно живут в пустынях, где заманивают путников, принимая различные образы, затем нападают на них и убивают. Гул мужского пола - кутруб. Иногда гула идентифицируют с силат (также разновидность джиннов). В народных верованиях мусульманского средневековья гулы относятся к неверующим джиннам (т. е. к связанным с Иблисом и шайтанами), они считаются людоедами и поедателями мертвечины. В народной литературе и фольклоре почти всех стран мусульманского мира существует много рассказов о связанных с гулами приключениях. Многими мусульманами, однако, реальность гулов отрицается - разногласия по этому вопросу происходят из-за двух типов хадисов (предания о словах и деяниях Мухаммеда). В одних Мухаммед отрицает существование гулов, в других, наоборот, - учит, как их отгонять. Термин "гул" в Коране не встречается, тем не менее, он прочно вошёл в демонологический пантеон мусульманского мира. Начало использования слова "гул" в несвязанных с арабской мифологией произведениях отнюдь не стоит приписывать Лавкрафту - например, высоко чтимый им Эдгар Аллан По, которого, кстати говоря, некоторые критики считают одним из вдохновителей Лавкрафта, и который также обращался к исламской мифологии, неоднократно вводит "ghoul" в своих стихотворениях - например, "Страна сна" (Dream-Land, 1844), "Улялюм" (Ulalume, 1847), "Колокола" (The Bells, 1849). В заключении этой небольшой справки стоит указать на одну интересную параллель: в шумерской мифологии существует богиня-целительница, которую зовут Гула, и которая имеет вид получеловека-полусобаки. текст 59 Козёл Мендеса - бог плодородия, живое олицетворение на земле души Озириса, культ этого божества был широко распространён в нижнеегипетском городе Мендес (Татту) - отсюда и название. Бадж, однако, в своей работе "Путешествие Души в Царстве Мёртвых" соотносит это божество не с козлом, а с бараном (Ба-неб-Татту, Банебджедет). текст 60 В первую очередь речь идёт о Бафомете. текст 61 Асар (или Аусар, или Усир) - одно из написаний имени Осириса; Ун-Нефер (или Веннофре) - "Благой Бог" - титул Осириса. текст 62 Тот (другие написания имени: Техут, также Джехути) - бог мудрости, счёта и письма, считается Владыкой Луны и даже отождествляется с ней, наблюдает за порядком астрального цикла, ведает гармонией. текст 63 Согласно одной из легенд, Тот перевёл в слова божественную волю относительно создания мира, тем самым положив начало миру и времени. текст 64 Сет (также Сетх, Сутекс) - бог "чужих стран" (пустыни) и грозы, олицетворение злого начала, убийца Осириса. текст 65 Строго говоря, в египетской мифологии вечную антагонистическую пару Сету составляет другой бог - Гор: их называют "Двумя божественными воинами" и иногда даже изображают как некое божество с одним телом и двумя головами. В свою очередь, Тот выступает в качестве примирителя враждующих сторон, он также залечивает раны, полученные Сетом и Гором в битве. Но касательно лунного контекста Сет и Тот действительно связаны друг с другом: согласно одной из легенд, убывание луны объясняется тем, что Сет режет на куски глаз Гора, когда же луна прибывает - Тот сращивает куски, исцеляя глаз. Другая легенда говорит, что однажды Сет бродил по небу в ночь новолуния и, найдя по пути серп луны, проглотил его, но Тот заставил его отрыгнуть луну. текст 66 В "Глоссарии" к "Легендам о египетских богах" Уоллиса Баджа имя бога Луны - Неферхотеп - переводится как "Прекрасный доволен". текст 67 Паркер столь категорически отмежёвывается от использования работ Кроули (см. прим. 86 ) в качестве источника для своих исследований по той причине, что Кроули иногда всё-таки была свойственна определённая вольность в толковании некоторых идей - следствие его "неакадемического" подхода и субъективизма. Касательно упомянутого ниже Колина Уилсона (см. прим. 2 ) - очевидно, Паркер отрицает его всё по той же причине: Уилсону действительно присущи довольно-таки множественные упущения, вольные толкования и ошибки практически во всех областях, к которым он обращается. текст 68 Среди более чем десятка современных версий Некрономикона, Некрономикон Саймона (The Simon Necronomicon) является, пожалуй, наиболее известным (следом за ним по известности идёт Некрономикон Уилсона). Появившийся в 70-х годах, этот Некрономикон является единственным, который можно классифицировать именно как полноценную мистификацию, а не как какой-то "оккультный розыгрыш", подобно остальным Некрономиконам. Из-за своей претензии на подлинность Некрономикон Саймона подвергался экспертизе различными исследователями и оккультистами гораздо дольше и детальнее, чем все остальные - естественно, подлинность была неоднократно опровергнута, но с оккультной и даже мифологической точек зрения этот Некрономикон является довольно серьёзным трудом. Саймон - псевдоним человека, якобы православного епископа, который ввёл этот Некрономикон в обращение. Говоря о Некрономиконе Саймона как об источнике для исследований, Паркер имеет в виду не его текст, а обширные предварительные редакторские замечания к нему, где проводятся параллели между шумерской мифологией, творчеством Лавкрафта, учением Кроули и самим Некрономиконом. текст 69 На момент публикации статьи указанная книга на русском языке не издавалась. Далее комментируются только те книги, которые были изданы на русском языке. текст 70 "Арабские ночи, или Тысяча и одна ночь" - сборник народных арабских сказок, прототипом которому послужил персидский сборник "Тысяча сказок" (Хезар афсане), переведённый на арабский язык в IX веке. Впервые на европейский (французский) язык "Арабские ночи" были переведены в 1704-1715 годах Антуаном Галланом (1646-1715). Первый перевод с арабского языка на русский был осуществлён Михаилом Александровичем Салье (1899-1961). Одно из наиболее полных изданий цикла "Тысяча и одна ночь" на русском языке осуществлено в 8 томах под редакцией Н. Ю. Крачковского - см., например, М., НОВОСТИ, 1992 (репринт). текст 71 Идрис Шах (Idries Shah, 1924-1996) - один из самых известных в современном европейском мире суфийских шейхов. Можно уверенно сказать, что на сегодняшний день Шах является одним из самых публикуемых на русском языке авторов суфийского учения . Вот как его обычно представляют в аннотациях к изданиям: "Идрис Шах - наследник тайных халифов и потомок Мухаммеда (по старшей мужской линии), радиофизик и разведчик, предприниматель и преподаватель, автор более 35 книг и 100 монографий, переведённых на 12 языков, он же - научный директор Института изучения культур и советник многих монархов мира - и это ещё далеко не полный перечень занятий и званий этого удивительного человека, Великого Шейха суфиев, взявшего на себя нелёгкую задачу - приобщить Запад к суфийскому пути" . Между тем, далеко не все исследователи суфизма относятся положительно к личности Шаха, например, одна из крупнейших современных исследователей ислама, профессор Гарвардского университета Аннемари Шиммель (Annemarie Schimmel, род. 1922), прямо говорит: "тем, кто всерьёз интересуется суфизмом, лучше не обращаться ни к этой книге [«Суфии»] , ни к другим публикациям того же автора" (А. Шиммель , М., АЛЕТЕЙА / ЭНИГМА, 1999, стр. 340). Подобное отношение Шиммель и других суфиев к Шаху может быть вызвано частыми заявлениями последнего о своём чуждом академизму подходе к изучению и освещению вопросов суфизма, а также присущей ему некоторой мании величия. К примеру, некоторые изречения Шаха о своей деятельности наводят на мысль о кораническом происхождении его шейхского имени: "Вспомни в книге Идриса: поистине, он был праведником, пророком. И вознесли Мы его на высокое место" (19:57-58); дословно Идрис Шах означает "Царь Гермес" и имеет явное указание на Гермеса Трисмегиста. Неудивительно, что в среде энтузиастов-исследователей Некрономикона Идрису Шаху приписываются (скорее всего безосновательно) поиски Некрономикона или подобного ему манускрипта в архивах различных состоятельных и именитых библиотек на Востоке. Кстати, сам Паркер в оригинале всегда пишет имя Шаха не "Shah" (произносится "ша"), а "Shaw" ("шо"), что переводится как "ботва". текст 72 Шах Идрис, "Суфизм", М., КЛЫШНИКОВ, КОМАРОВ И К?, 1994. В другом издании этой работы перевод заявлен "исправленным": Шах Идрис, "Суфии" (Коллекция "Сфинкс"), М., ЛОКИД / МИФ, 1999. "Суфии" считается главным трудом Шаха в области исследования и пропаганды суфизма. текст 73 Кеннет Грант - см. прим. 100 . Касательно отношения Паркера к творчеству Гранта - здесь можно сказать то же самое, что и в случае Кроули и Уилсона (см. прим. 67 ), и более того: своими интерпретациями некоторых оккультных идей Кеннет Грант приводил в смятение даже самих "неортодоксов". текст 74 В качестве некоторой альтернативы "Современным египтянам" можно предложить другую книгу этого же автора: Э. У. Лэйн, "Нравы и обычаи египтян в первой половине XIX века", М., НАУКА, 1982. текст 75 Термин "Гении" упоминается в Коране (15:27; 32:13). К гениям относятся ангелы и джинны - они созданы Аллахом из огня. текст 76 В качестве приблизительного русского аналога можно порекомендовать следующее издание: "Ислам. Энциклопедический словарь", под ред. Л. В. Негря, М., НАУКА, 1991. Термин "Гении" в нём не выделен, см. статьи "Джинн", "Иблис", "Ифрит", "Малаика", "Шайатин". текст 77 Нафас ("дыхание") - здесь, скорее всего, употребляется в смысле "креативной силы души человека". Вообще же этот термин имеет в суфизме крайне важное значение, толкуется он также многообразно - например, и как просьба или мольба о Божественной поддержке. текст 78 Хал (мн. ч. "ахвал") - экстатическое, преходящее сознание, имеющее огромное значение в практике суфизма. По заверениям мистиков самому добиться его невозможно, оно даруется свыше (мавахиб), причём независимо от желания. Хал характеризуется такими противоречивыми чувствами, как восхищение Богом и в то же время страх перед Ним. Обычно хал описывается как нечто мгновенно озаряющее, ненадолго выводящее мистика из состояния обычного восприятия мира и приближающее его к переживанию божественного бытия. текст 79 В качестве альтернативы "Богам египтян" можно предложить другую книгу этого же автора: Эрнст Уоллис Бадж, "Легенды о египетских богах" (в сборнике), М. / Киев, РЕФЛ-БУК / ВАКЛЕР, 1997. Крайне сомнительно, однако, что в работах Баджа можно найти какое-либо упоминание имён Левиафана, Тиамат и т. д. - если только в незначительных ссылках и упоминаниях. текст 80 С. Н. Крамер, "История начинается в Шумере", М., НАУКА, 1965. Вторая указанная книга на данный момент на русском языке не издавалась. Следует, однако, заметить, что в рекомендуемой работе "История начинается в Шумере" шумерский божественный пантеон и связанная с ним мифология представлены крайне незначительно, богом "бездны" ("абзу") здесь называется Энки (см. также прим. 50 ), третий в иерархии богов (стр. 116), а Кутулу, само собой (см. прим. 52 ), вообще не упоминается. текст 81 Садж - стиль рифмованной прозы, им написана большая часть Корана, в первую очередь ранние суры. текст 82 Рубаu ("четверостишие") - форма лирической поэзии народов Ближнего и Среднего Востока, заимствована из широко распространённого устного народного творчества персов и таджиков (другие названия рубаи в фольклоре - дубайти или таране). В письменной литературе рубаи появляется уже в IX-X веках, и с тех пор служит для выражения лирической темы с преобладанием философских размышлений; как жанровая форма рубаи достигает своего расцвета в середине XI века. Рубаи состоит из 4 полустиший (или двух бейтов), рифмующихся по типу "ааба", реже по типу "аааа". текст 83 Идрис Шах, "Путь суфиев", М., ЕДИНСТВО, 1993. текст 84 Шах действительно постоянно либо указывает, либо намекает на "суфийские корни" многих европейских мистических течений и даже литературных произведений (сказки Ганса Христиана Андерсена, например). Паркер несколько груб в своей оценке этой идеи Шаха, но всё-таки он прав: грамотно выполненная простая констатация факта многочисленных параллелей между европейским мистицизмом и суфизмом оказывала бы гораздо большее впечатление и воздействие, нежели выдвинутая им фантастическая идея. текст 85 Бадж Э. А. Уоллис, "Египетская религия. Египетская магия", Киев / М., НОВЫЙ АКРОПОЛЬ / АЛЕТЕЙА, 1996. текст 86 Алистер Кроули (Aleister Crowley, 1875-1947), наст. Эдвард Александр Кроули - знаменитый английский оккультист и маг, автор многочисленных работ по магии, писатель, философ, путешественник, член и организатор многих оккультных обществ; из-за своей экстравагантности и экстремизма религиозной философии часто обвинялся в сатанизме и занятии чёрной магией. текст 87 Цитата из "Liber Al vel Legis" - I:22. Нуит (Nuit), или Нут - "Небо", в древнеегипетской гелиопольской космогонии богиня неба; у Кроули Нуит символизирует космическую субстанцию, женское начало, периферию круга, мировой хаос. текст 88 Источник цитаты "бесконечно малая атомическая" (the infinitely small and atomic) не установлен, в "Книге Закона" по этому определению см. II:3. Хадит (Hadit), или Хад - прототип этого божества не установлен; у Кроули Хадит символизирует вездесущий центр проявления, ось мира, мужское начало. текст 89 Айваз (Aiwaz, другие варианты написания: Aiwass, Aiwas, также Oivz) - имя "претергуманоидной сущности" (praeterhuman intelligence) - т. е. Ангела - продиктовавшего 8-10 апреля 1904 года Кроули текст "Книги Закона" (Book of Law - Liber Legis) и возвестившего начало Эона Гора. текст 90 Равноденствие Богов (the Equinox of the Gods) - особый "временной зазор", возникающий во время угасания старого Эона и зарождения нового, характеризуется хаосом и значительными сотрясениями во всех сферах жизни. В "Книге Закона" - I:49, II:40, III:34. текст 91 Речь идёт о технике, аналогичной технике пробуждения Кундалини (ср.: Змеиная Сила), присутствующей под тем или иным названием во многих магических практиках. текст 92 Стела Откровения (Stele of Revealing) - древнеегипетская табличка, случайно обнаруженная женой Кроули - Розой Келли - в Каирском музее Булак, где она была выставлена экспонатом под номером 666. текст 93 Антон Шандор ЛаВей (Anton Szandor LaVey, 1930-1996) - американский философ-экзистенциалист и нео-оккультист, основоположник "либерального сатанизма", центром которого является основанная им в 1966 году Церковь Сатаны, автор и ряда других работ по современному оккультизму и магии. текст 94 Магический Кристалл - в оригинале "the Shew Stone", что дословно переводится как "показывающий камень". текст 95 У Лавкрафта Сияющий Трапецоэдр (Shining Trapezohedron) фигурирует в рассказе "Обитатель тьмы". Позже Сияющий Трапецоэдр упоминается лишь в рассказе, дописанном Дерлетом - "Ужас из среднего пролёта" (The Horror from Middle Span). текст 96 Дословно, в соответствии с русской версией "Сатанинской Библии", это утверждение обговаривается так: "Вместо обычного хрустального шара Келли пользовался при прорицании многогранным трапециогедроном [трапецоэдром] " ("Сатанинская Библия", М., UNHOLY WORDS / F.O.D., 1997, стр. 165). текст 97 См. там же, стр. 149. текст 98 Русский перевод дан по: , М., UNHOLY WORDS / F.O.D., 1997, стр. 163. текст 99 Имеется в виду статья ЛаВея "Закон Трапеции [Трапецоида]" (Law of the Trapezoid) в сборнике (The Devil's Notebook). Приводя примеры объектов трапециидальной формы в литературе, так или иначе связанных с потусторонним воздействием, ЛаВей пишет: "А также башня в лавкрафтовском «Рыщущем во тьме» [Обитателе тьмы] , в которой Сияющий Трапецигедрон [Трапецоэдр] даёт знать Великим Древним [Старейшим] , когда посылать своих земных эмиссаров из пучины океанской на Землю. Литературные ритуалы Хаксли, Лавкрафта и Оруэлла, разрушение, вызванное углами в «Гончих Тиндалоса» Фрэнка Белкнэпа Лонга" ("Записная книжка Дьявола", М., UNHOLY WORDS / F. O. D., 1997, стр. 149). Гончие Тиндала (The Hounds of Tindalos) - фантастические существа, в соответствии с одноимённым рассказом (1946) Фрэнка Белнапа Лонга (Frank Belknap Long, 1903-1994) обитающие "за пределами жизни" , "перед временем" , Лавкрафт упоминает о них в повести "Шепчущий во тьме" (1930). Помимо только что приведённой цитаты, в "Die elektrischen Vorspiele" ("Сатанинские Ритуалы") ЛаВей упоминает "Гончих Предела" (die Jagdhunde der Grenze). Вообще же говоря, термин "гончая" имеет немаловажное значение в эзотеризме (например, у Данте и у ряда других христианских мистиков). текст 100 Кеннет Грант (Kenneth Grant, род. 1923) - маг и оккультист, ученик и секретарь Кроули в O. T. O., впоследствии, однако, откололся от O. T. O. "кроулианского типа", сохранив при этом для руководимой им организации старое название. Из-за отхода от ортодоксального телемизма его руководство английским отделением O. T. O. признаётся не всеми оккультистами высших иерархий, поэтому его отделение не причисляется к "ортодоксальному" O. T. O., а является обособленным, полное название организации Гранта - Typhonian O. T. O. Грант является также довольно плодовитым автором художественных и исследовательских произведений. Некрономикон упоминается и в других книгах Гранта: в "Магическом Ренессансе" (The Magical Revival, 1993), где он проводит параллели между идеями Лавкрафта и Кроули и призывает свой орден обратить внимание на работы Лавкрафта; также во "Внешних воротах" (Outer Gateways, 1994), где часто цитируется Некрономиконы Уилсона и Саймона. текст 101 Указание на неповторимость учения Гранта. С другой стороны возможна и определённая игра слов: в оригинале - "Grant's system", что можно перевести как "система дара". текст 102 Остин Осман Спэ (Austin Osman Spare, 1886-1956) - английский художник и радикальный оккультист, в своем абсолютном нигилизме Спэ превзошел самого Кроули (в целях сохранения репутации O. T. O. Кроули был вынужден исключить его из Ордена). Одно из утверждений Спэ: "свобода - в беззаконии" , он призывал своих учеников к убийствам и самоубийствам во имя разрушения общественных устоев. текст 103 Самая распространённая версия происхождения языка, впоследствии получившего название "Енохианский", говорит, что на этом языке разговаривали ангелические сущности, с которыми Ди удалось вступить в контакт. Язык назван самим Ди по имени ветхозаветного персонажа - Еноха (Бытие 5:18-24). Пророк Енох был первым, выразившим всенародное почитание Богу, и впоследствии он, опять же первым, вошёл в теле на Небеса - именно так толкуется стих 5:24 из книги Бытия: "И ходил Енох перед Богом; и не стало его, потому что Бог взял его" . Согласно одной из легенд, на Небеса Еноха забрало некое "светящееся существо", подобное же "светящееся существо" представало и перед Ди во время его ритуальных взываний. В Каббале Енох отождествляется с высшим ангелом Метатроном (Князем Сторон), что, скорее всего, также должно иметь отношение к происхождению термина "Енохианский". текст 104 Абраксас, или Абраксакс - божество, концепция которого была сформулирована гностиком Василидом Александрийским. Абраксас - Демиург, Верховный Отец Вселенной, Верховный Бог, числовым символом его божественной силы, атрибутов и эманаций является число 365. Обычно Абраксас изображался как существо с человеческим телом, петушиной или соколиной головой и ногами, переходящими в змеиные головы. текст 105 Карл Густав Юнг (Carl Gustav Jung, 1875-1961) - швейцарский психолог и психиатр, основатель аналитической психологии. Ученик Зигмунда Фрейда, Юнг развил самостоятельную ветвь психоанализа, являющуюся по сути противоречащей учению своего учителя. Один из постулатов аналитической психологии - существование в психике человека, помимо индивидуального бессознательного, более глубокого слоя - коллективного бессознательного, "архетипов", как отражения опыта прежних поколений. текст 106 Небольшое дополнение по теме касательно Йог-Сотота. Примерно таким же понятием, каким Лавкрафт описывает это божество - "всё-в-одном и одно-во-всём" - определяется и Дао в учении Лао-Цзы. В свою очередь в индуизме "всё-в-одном и одно-во-всём" - это Кришна: "Кто Меня во всём и всё во Мне видит, того Я не утрачу, и он Меня не утратит" (Бхагавадгита, VI:30). Из каббалы также можно привести определённую аналогию, которую можно описать как "всё-в-одном и одно-во-всём" - это Айн Соф (см. прим. 32 ). В западной же средневековой философии и теологии определению "всё-в-одном и одно-во-всём" соответствует понятие Абсолюта - Бога. В частности, Николай Кузанский в труде "Об учёном незнании" пишет, что "В едином Боге свёрнуто всё, поскольку всё в нём; и он развёртывает всё, поскольку он во всём" ; а Якоб Бёме в "Авроре, или Утренней Заре в восхождении" описывает Бога следующим образом: "в котором всё, и который сам есть всё" (Предисловие : 105). Другие примеры архетипических мифо-форм в творчестве Лавкрафта см. прим. 7 (апокалиптические "предводители") и 28 (Город Столпов). Вообще же к проявлению архетипов (в психоаналитическом смысле, но не в традиционалистском, в котором их понимает, например, Мирча Элиаде) можно свести вообще все параллели, проведённые Паркером между творчеством Лавкрафта и мифами и магией. В этом случае, естественно, ни о какой вероятности обладания Лавкрафтом каким-то древним магическим манускриптом не может быть и речи. текст 107 Гермес - в греческой мифологии вестник богов, покровитель путников, проводник душ мёртвых. Идентифицируется с египетским Тотом. текст 108 Джозеф Кэмпбел (Joseph Campbel) - крупнейший американский мифолог нашего времени, автор многочисленных работ по компаративистской мифологии. текст

Райан Паркер

 

 

 
© 2008 "Мир чёрной магии" все права защищены
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна!
info@blackmagicinfo.ru