Книга досточтимого Мастера

 

 

 

Группа сайтов
Мир черной магии
Мир чёрной магии
Мир денежной магии
Мир любовной магии
Форум

   
 

 

Карл Х. Клауди
Книга досточтимого Мастера

Глава 8. Секретари, Стражи и Прошлые Мастера

     Драгоценнейшее сокровище любого Досточтимого Мастера – верный и работящий Секретарь. Хороший офицер по левую руку от Мастера – это все-таки его «правая рука», его связь с прошлым, кладезь знаний, «скорая помощь» в минуту необходимости. И наоборот, ленивый, равнодушный или некомпетентный Секретарь – противник Мастера и помеха в его работе.

Протокол

     Обычно Досточтимый Мастер полностью полагается в этом вопросе на хорошего Секретаря, но можно все сделать и по-другому. Ведь не Секретарь, а сам Мастер несет перед Великим Мастером ответственность за свою ложу. Секретарь пишет протокол, ложа утверждает его, но Мастер должен разделять с Секретарем ответственность за то, чтобы в протоколе содержалось все, что должно там содержаться, не содержалось ничего из того, чего там содержаться не должно, чтобы он был точным, полным и непредвзятым.
Мастер не имеет власти утверждать протокол. Также он не может вносить в него исправления, замечания, дополнения, кроме тех случаев, когда он, как любой брат, вносит предложение что-то исключить или включить.
Но Мастер может отклонить предложение принять далекий от идеала протокол, и любой Великий Мастер или Окружной Заместитель Великого Мастера определенно поддержит такое его решение, если оно справедливо.
Масоны – люди, а потому несовершенны. Иногда Секретарь начинает упрямиться и отказываться включить что-то в протокол собрания или настаивать на принятии однажды отклоненного протокола. И здесь Досточтимый Мастер волен использовать «политику большой дубинки» или сладкий елей дипломатии, но ему необходимо следить за тем, чтобы протокол потом не опротестовала высшая инстанция.
Мастер обязан также следить за всеми книгами, записями и заметками, которые ведет Секретарь. Хороший Секретарь этому не будет противиться; наоборот, он будет рад тому, что ответственность можно разделить на двоих.

Кто главнее?

     В некоторых ложах братья поговаривают: «Секретарь – настоящий Досточтимый Мастер, потому что он тут всем распоряжается».
Если это так, то значит, Досточтимый Мастер в этой ложе решил пойти путем наименьшего сопротивления. Мастер говорит Секретарю: «Предложи список братьев в состав комитета по этому прошению о принятии», или «Предоставь примерный план работы на два-три месяца вперед». Секретарь повинуется. А через некоторое время он уже не ждет распоряжения Мастера, а передает ему прошения о принятии уже с приложенным списком членов комитета, равно как и планы работы на месяц или два вперед. Через пару лет уже Секретарь, а не Мастер действительно управляет ложей.
Мастер, уклоняющийся от ответственности только потому, что Секретарь готов взять ее на себя, вредит ложе, портит хорошего Секретаря и определенно покинет Восток с чувством, что практически ничего полезного не сделал.
Мастер, который Мастер не только по названию, который где только возможно, помогает своему Секретарю, спрашивает у него совета, но который выносит решения сам, сам планирует работу ложи, управляет ей так, как считает нужным, исполняет все обязанности, налагаемые его должностью, - вот настоящий лидер, который повысит уважение к Восточному стулу и действительно оправдает свое высокое предназначение.
Новому Мастеру, особенно молодому человеку, зачастую трудно «отнять» у пожилого и уважаемого Секретаря работу, выполнение которой его предшественники зачастую предоставляли предыдущим Секретарям. Но Мастер должен помнить, что Великий Мастер всегда стоит на его стороне «во всех его благих начинаниях и предприятиях», а хороший Секретарь всегда с уважением отнесется к Мастеру, исполняющему свои обязанности должным образом. Здесь, как и повсюду в ложе, чудеса творят такт, дипломатичность, сладкий елей лести и добрый нрав. Несмотря на то, что часто именно Секретарь виновен в напряженности отношений на Востоке, Досточтимого Мастера следует винить, если он так и не сумел сработаться со своим офицером по левую руку.

Стражи

     Стражи должны быть Мастеру «левыми руками», если Секретарь – его «правая рука». Наверное, нет такого масонского правила, которое соблюдалось бы абсолютно во всех ложах всех юрисдикций, как управление ложей Досточтимым Мастером и двумя Стражами. Макей это правило указывает в списке ландмарок под номером «10»; однако вне зависимости от того, признают они список Макея, или нет, все Великие Ложи признают ведущую роль Стражей в составлении, управлении и ведении работ в ложе.
Стражи не только являются неизменными офицерами любой ложи Учеников, Подмастерьев или Мастеров, но также они обладают определенными обязанностями, правами и полномочиями, о которых Макей говорит следующее:
«Хотя Мастер имеет власть задействовать в церемониях посвящения во все градусы иных братьев, нежели Стражи ложи, он не имеет власти освободить Стражей от их обязанностей или лишить их присущих им прав».

«Трехсторонняя комиссия»

     Управление масонской ложей осуществляется обычно своего рода «трехсторонней комиссией», хотя собрания могут законно ритуально открываться, вестись и закрываться одним Досточтимым Мастером в отсутствие должным образом назначенных и инсталлированных Стражей, на места которых он назначает временных исполнителей. Первый Страж председательствует на собрании в отсутствие Досточтимого Мастера, а Второй Страж – в отсутствие и Досточтимого Мастера, и Первого Стража.
Ни у кого больше из братьев ложи нет такого права, таких прав и таких обязанностей. Страж, который должен председательствовать в отсутствие старшего, имеет право, если такова его воля, попросить кого-либо из Прошлых Мастеров  занять Восточный стул, но ни один Прошлый Мастер не властен собирать ложу. На это имеют право лишь Досточтимый Мастер, в его отсутствие – Первый Страж, и в отсутствие обоих – Второй Страж.
Далее Макей утверждает, что в том случае, когда Первый Страж занимает место на Востоке в отсутствие Досточтимого Мастера, Второй Страж не обязательно занимает место Первого на Западе. В ходе церемонии инсталляции каждый офицер облекается определенной властью, и Страж, занимающий место на Востоке, остается Стражем, а не становится Мастером. Только власть Мастера позволяет ему временно назначать братьев на офицерские должности. Должным образом избранный и инсталлированный Досточтимый Мастер или Первый Страж, занимающий его место в его отсутствие, имеет право попросить Второго Стража занять пустующее плато на Западе. Но без такой просьбы Второй Страж не может претендовать на это место. В отсутствие Досточтимого Мастера, присутствующий Первый Страж – единственный, кто имеет право собирать ложу и занимать место на Востоке.
Так гласит общепризнанный закон, которому все сохраняют верность. Великие Ложи имеют право на принятие внутреннего регламента, противоречащего Древним Конституциям, Древним Обязанностям и даже ландмаркам – основным законам франкмасонства, – и часто так и поступают.
Если Великая Ложа постановила, что в отсутствие Досточтимого Мастера и обоих Стражей старейший Прошлый Мастер имеет право открывать, вести и закрывать работы ложи, этот закон будет иметь силу для данной юрисдикции, но он не соответствует общепринятой масонской практике.

Смысл

     Стражи присутствуют во всех масонских организациях, во всех послушаниях, во всех странах.
Смысл придают этой должности и ее происхождение, и ее история. Английское название стражей – «Warden» – происходит от древнеанглийского «weardian» – «охранять». Во Франции второй и третий по значению офицеры именуются «PremieretSecondSurveillant» – Первый и Второй Наблюдатели. В Германии это «ErsterundZweiterAufseher». В Испании – «Primer y Segundo Vigilante». В Италии – «Primo e Secondo Sorvegliante». И все эти слова означают «смотреть, наблюдать, следить, присматривать, блюсти».

Обязанности

     Значение управления работой ложи Досточтимым Мастером и двумя Стражами нельзя переоценить. В обязанности Первого Стража входит не только «помогать Досточтимому Мастеру в открытии и управлении работами ложи». Если он использует свою власть для того, чтобы заставлять братьев исполнять свои распоряжения, удар его молотка следует уважать; он имеет право и должен передавать свои распоряжения Второму Стражу или любому другому брату; в ходе работ он несет перед Досточтимым Мастером ответственность за порядок в ложе.
Обязанности Второго Стража менее значительны. Он следит за временем и призывает ложу к отдыху после труда и к труду после отдыха по распоряжению Досточтимого Мастера. Также он обязан следить за тем, чтобы «никто из братьев не использовал время отдыха для неумеренности и недостойного поведения», что, конечно, связано с употреблением спиртного и было включено в обязанности этого офицера еще в те времена, когда братская агапа означала употребление спиртного. Больше мы не употребляем спиртное в ложах [7], но тем не менее, не исключаем этого пункта из списка обязанностей Второго Стража, и на это есть причины. Он и сейчас обязан следить за поведением братьев во время агапы и делать замечания виновным в масонских проступках.

Используйте их

     Значение Стражей рассматривается нами так подробно с той целью, чтобы ни один Досточтимый Мастер не оставался в неведении относительно их роли в делах ложи. Мастер, считающий Стражей своими прямыми наследниками и первыми помощниками, наверняка оставит своей ложе наследие, за которое она его непременно поблагодарит в будущем.
Следуя естественному ходу событий, Стражи обычно со временем становятся Досточтимыми Мастерами. Кроме различных экстраординарных случаев или каких-либо местных законов, противоречащих общепринятым традициям и обычаям, Первый Страж на следующий год обычно избирается Досточтимым Мастером, а еще через год Восток занимает Второй Страж. Какими они станут Мастерами?
Ответственность за это лежит не только на них самих, но и на том, кто ныне занимает Восточный стул. Если он настолько вознесся на крыльях высоты своего положения, что считает зазорным проконсультироваться, посоветоваться со своими Стражами, у них не будет никакой возможности таким образом познакомиться с важной наукой управления ложей. А если Мастер советуется со Стражами по каждому вопросу, спрашивает у них совета относительно обычаев ложи, следит за тем, чтобы они были в курсе благотворительных проектов, вспоможения братьям, движения членов ложи, если он возлагает на их плечи разумно отмерянную долю забот и обязанностей, они прибудут на Восток, обладая более широким кругозором в том, что касается работы ложи и ответственности за нее Досточтимого Мастера.
Высокий пост Досточтимого Мастера прибавляет веса любому человеку, и никто не может придать большего веса самому этому посту, чем человек, занимающий его. Если этот человек злоупотребляет своим положением, он лишает свой пост достоинства. Но консультации со Стражами, обсуждение с ними проблем, с которыми сталкивается хозяин Востока, никоим образом не могут отнять у поста Досточтимого Мастера его значение, достоинство и привилегии. Мастер, работающий практически в одиночку из-за того, что полагает, будто Стражи, не только числящиеся таковыми, но и стремящиеся работать, отнимают у него место лидера, демонстрирует незнание основополагающих законов масонства, определяющих неизменность его положения. Тот же, кто использует своих Стражей должным образом, не только обеспечивает своей ложе лучшее управление на этот год, но и отличных – более образованных и опытных – кандидатов на Восточный стул на год будущий.

Прошлые Мастера

     Повезло той ложе, в которой их много; но горе той ложе, в которой Прошлые Мастера потеряли интерес к работе, который управлял ими, когда они председательствовали на собраниях!
Высокий пост Прошлого Мастера по статусу считается уступающим по значению только посту ныне действующего Досточтимого Мастера. Мудр тот Досточтимый Мастер, который внушает братьям своей ложи, что «Прошлый Мастер» - это не просто пустой титул, но звание, облекающее человека значением и привилегиями, обязанностями и правами.

Великая Ложа

     Прошлый Мастер не обладает, по определению, правом автоматического членства в Великой Ложе, в отличие от действующего Досточтимого Мастера. Однако во многих американских юрисдикциях такое право даруется Прошлым Мастерам решениями самих Великих Лож. Кое-где они являются полноправными членами с правом голоса, а где-то еще на всех Прошлых Мастеров приходится один голос при голосовании по тем вопросам, где проходит голосование по ложам. Предоставление Прошлому Мастеру этого поста и сопряженных с ним прав считается наградой, которой его удостаивает за заслуги перед Братством Великая Ложа.

Право председательствовать

     Макей утверждает, что Прошлый Мастер имеет право председательствовать на собраниях своей ложи в отсутствие Досточтимого Мастера по просьбе Первого Стража или, в его отсутствие, - Второго Стража.
По древним законам масонства, Досточтимый Мастер имеет власть вызвать и попросить занять свое место любого из Мастеров ложи. Вопрос в том, кого имеет право вызвать для этой цели Страж, собравший ложу в отсутствие Досточтимого Мастера. Один из известнейших масонских юристов утверждает, что в таком случае только другой Страж или Прошлый Мастер по просьбе и с согласия председательствующего Стража имеет право занять Восточный стул, что считается неотъемлемой привилегией Прошлого Мастера. Пусть это и верно в данном конкретном случае, законы и традиции многих юрисдикций наделяют Досточтимого Мастера правом вызывать любого из Мастеров – братьев  ложи, чтобы он временно занял это место, причем, ответственность за действия этого временно исполняющего обязанности и за решения ложи под его председательством возлагается все равно на законно избранного Досточтимого Мастера.

Право инсталлировать

     Право инсталляции последователя – законное и изначальное право Досточтимого Мастера; в его власти также передать это право другому. Однако он не должен передавать право инсталляции нового Досточтимого Мастера брату, который ранее не был инсталлирован сам, дабы сохранить непрерывной цепь преемственности передачи Восточного стула от одного законно и регулярно инсталлированного Мастера – другому. Поэтому в большинстве юрисдикций право инсталляции считается привилегией Прошлых Мастеров.

Право быть избранным

     Очень важным правом Досточтимого Мастера является право внеочередного повторного избрания на пост Досточтимого Мастера без предварительного повторного исполнения обязанностей Стражей. Наверное, ни один из «Древних Законов» Великие Ложи не блюдут так ревностно, как тот – впервые опубликованный в 1723 г., - который гласит, что ни один масон не может быть законно избран и должным образом инсталлирован как Досточтимый Мастер, если до этого не был законно избран, должным образом инсталлирован и не проработал в ложе Стражем. Но есть исключения: так, например, при создании новой ложи ее Досточтимым Мастером может быть законно избран и инсталлирован брат, до этого не бывший Стражем.

Подвеска

     Только Прошлый Мастер имеет право на ношение особой подвески и особого запона Прошлого Мастера. У него их вполне может и не быть, но непререкаемым правом на ношение и того, и другого он несомненно обладает, и никто не вправе лишить его этого права, кроме Великой Ложи, которая может поступить так в ходе лишения его прочих прав, как, например, в случае его временного или постоянного отстранения от работ ложи, исключения из Братства или отчисления за неуплату взносов. Очень красив обычай дарования ложей своему брату подвески Прошлого Мастера, так как в этом – признание его самоотверженных трудов; однако если по какой-либо причине ложа не желает этого делать, это не обязательно. Но никакая ложа не имеет права лишить Прошлого Мастера права ношения этой подвески в том случае, если он, например, купил ее самостоятельно. Великая же Ложа обладает такой властью.

«Дух дарует жизнь»

     Ну, и хватит о законах и обычаях. Гораздо шире распространяются духовные власть и привилегии Прошлого Мастера, будь он велик или низмен как человек. Братья ценят их ровно настолько высоко, насколько высоко их ценит сам Прошлый Мастер; а он должен взвешивать их на весах уровня, установленного Самим Господом «посреди народа Его – Израиля».
Если он был трудолюбивым, усердным Мастером, искренне стремящимся к процветанию своей ложи и ее братьев, если он заботился только об их благе и изыскивал все новые и новые возможности послужить им, если он со скромностью занимал свое место на Востоке и с достоинством и мудростью правил ложей, - достойнейшее звание Прошлого Мастера должно высоко цениться тем, кто им обладает, и теми, кто признает, что он носит его заслуженно.
Если же он был просто «охотником за почестями», Мастером, стремящимся затратить на работу как можно меньше усилий, трудившимся из рук вон плохо, тормозившим всю работу ложи своими распоряжениями с Востока, - то вряд ли ему будет доставлять истинное удовольствие созерцание своей подвески Прошлого Мастера, да и братья не будут оказывать ему приличествующих его положению почестей.
Один из неписаных обычаев масонства гласит, что все почести содержатся не в самих наградах, а в тех, кто удостоен права носить их. Прошлый Мастер, заслуживший свой титул верной, преданной службой, будет за это почитаем всю оставшуюся жизнь, пусть даже у него и не будет специального запона и особой подвески, обозначающих его положение. Тот, кто не заслужил права их ношения, может купить себе самую большую и самую драгоценную подвеску, самый многоцветный и расписной запон Прошлого Мастера, но при этом от братьев не получит никакого уважения, кроме чисто формального.

Блохи

     Бывают – только тихо! – такие Прошлые Мастера, которые приходят на собрания ложи только затем, чтобы сидеть там этакими старыми брюзгами, только и ища, к чему придраться, использовать любую видимость повода для того, чтобы начать поносить любое решение нынешнего руководства. Здесь нужно вспомнить любимое выражение Дэвида Харума: «Собаке полезно иметь парочку блох – чтобы не зазнавалась». Парочка таких Прошлых Мастеров никогда не помешает любой ложе. Чаще, однако, братья, многие годы занимавшие офицерские должности, успевшие побыть во главе Востока, а затем спустившиеся с плато для того, чтобы вступить в ряды Прошлых Мастеров, очень терпимы, снисходительны, отлично все понимают и всегда готовы помочь своим опытом, что является для Досточтимого Мастера ощутимой поддержкой в трудную минуту. Мастер, который первейшим своим долгом полагает воздавать почести своим предшественникам, который советуется с ними, использует их опыт, включает их в состав различных комитетов, работает с ними, задействует их, - просто обречен на успех.

Слово Прошлому Мастеру!

     Мы, Прошлые Мастера, очень и очень ревнивы! Но ревнуем мы не нового Досточтимого Мастера, а свою ложу, которую любим и которой служили. Мы желаем ей успехов, продвижения вперед, роста, совершенствования, лучших, умнейших, добрейших и ответственнейших новых братьев. Большинство из нас не знает таких личных жертв, на которые мы не пошли бы ради процветания наших лож; большинство из нас пойдет на что угодно, чтобы снова послужить им, в любой должности, если таким путем мы сможем помочь своей старой доброй ложе продвинуться еще на милю вперед по пути, который мы всегда будем считать достойным и славным.
Поэтому, Досточтимый Сэр, используй нас, тех, кто отслужил свой срок на Востоке. У нас есть опыт – так заставь его работать на благо ложи и себе в помощь. Мы научились трудиться – заставь нас трудиться. Мы знаем и понимаем проблемы ложи и ее членов – позволь нам помочь тебе в их понимании. Дай нам работу, членство в каком-нибудь комитете, незначительную должность, да-да, дай нам трудную и неблагодарную работу, - и мы с радостью ухватимся за нее! А если ты еще и вежлив с нами, в разумных пределах, если ты обращаешься с нами с малейшей тенью братской учтивости – с которой, в принципе,  младший всегда должен обращаться к старшему, - мы однажды с радостью примем тебя в качестве Предыдущего Мастера (Immediate Past Master) в своем кругу, без которого не может нормально работать никакая ложа.

Глава 9. Финансы ложи

     Если бы все ложи имели благотворительные фонды; если бы все ложи имели бы особый фонд для отчисления туда всех взносов за все градусы, и взносы поступали бы туда достаточно регулярно для того, чтобы работать без оглядки на них; если бы все ложи принимали четкий бюджет и укладывались в него; если бы все члены лож всегда платили все взносы вовремя, - Досточтимому Мастеру вообще бы не приходилось заниматься финансами. Но и так ясно, что все это утопия.
Несомненно, некоторые ложи настолько хорошо обеспечены высокими взносами, как годовыми, так и за посвящение, что не нуждаются в деньгах. Однако большинство лож, как и вообще большинство организаций, должны планировать свои расходы, чтобы они не превышали доходов.
Мастер может многое сделать в этом отношении; даже при наличии мудрого и опытного Казначея, деятельного Попечительского совета, прижимистого Комитета по финансам, ложа вполне может время от времени потратить денег больше, чем достаточно, если, конечно, Досточтимый Мастер не держит твердую руку на кормиле, управляющем движением корабля ложи между Сциллой скупости и Харибдой мотовства.

Бюджет

     Рассмотрим бюджет ложи. Досточтимый Мастер, заступающий на свой пост, уже зная фиксированные статьи расходов ложи – взносы в Великую Ложу, аренда помещений, отопление, электричество, налоги, заработная плата, средний взнос на благотворительность, средний взнос на развлечения и т. п. – с легкостью может рассчитать, где возможно «срезать углы» и как именно это сделать. Трудно составить бюджет ложи, но с этой проблемой Мастер вскоре начинает мириться. У большинства Мастеров есть Комитеты по финансам или Попечительские советы , или и то, и другое; обычно есть и мудрые Прошлые Мастера, которых хлебом не корми – дай помочь в составлении бюджета. Мудрый Мастер, конечно, проследит, чтобы бюджет носил совещательный, а не обязательный характер, поскольку у любой ложи могут случиться непредвиденные расходы.
Особенно часто они случаются в сфере благотворительности и братского вспоможения. Средняя сумма выплат по вспоможению, например, за последние  десять лет, внесенная в бюджет данного года, может быть немедленно превышена в десять раз из-за одного неотложного случая.
Франкмасонство – это не общество взаимопомощи, не организация социальной страховки и не фонд вспоможения неимущим. Ни словом ни в его ритуалах, ни в одном из законов или распоряжений Великих Мастеров не говорится о том, что оно гарантирует материальную помощь своим неимущим членам. Каждый вопрос, касающийся благотворительности, рассматривается в индивидуальном порядке.
Не как право, осуществления которого кто-то имеет право требовать, а как добровольный дар, который она всегда рада предоставить, распределяет ложа свои благотворительные фонды между братьями, испытывающими нужду. Поскольку в этом – одна из многих привилегий масона, бюджет не должен быть заключен в стальные рамки, чтобы быть в состоянии в любой момент позволить ложе выделить деньги по мере возникающей необходимости.

Благотворительные фонды

     Методы осуществления благотворительности различаются практически во всех шестнадцати тысячах лож США. В общем и целом, однако, все их можно разделить на те, которые осуществляют вспоможение из основного фонда, и те, которые имеют для этих целей специальный фонд.
Здесь я не собираюсь указывать, какой из этих методов лучше, а какой – хуже, поскольку дело в обстоятельствах и местных условиях. Но следует отметить, что очень часто ложам приходится обороняться во время незапланированных, пусть и отмеченных добрыми намерениями, атак на благотворительные фонды и казначейство.
Многие братья обожают тратить, не думая о том, откуда потом взять деньги, чтобы восполнить траты. Мастер может отказать таким братьям в праве внесения подобного предложения, или же он может воспользоваться древним приемом всех председательствующих офицеров. Например, некоему Джону Смиту приходит в голову блестящая идея – поскольку ложе в следующем месяце исполняется четверть века, нужно устроить для всех ее членов большой прием, а для этой цели взять из благотворительного фонда пятьсот долларов. Если Мастер откажет ему в праве внесения этого предложения, он может – и, скорее всего, так и будет, - оскорбить Джона Смита и его друзей и единомышленников. Вместо этого попробуйте сказать следующее: «Я разделяю мысль нашего брата о празднике. Однако, мне кажется, по такому важному вопросу нам следует посоветоваться с нашими мудрыми финансистами. Я передаю этот вопрос на рассмотрение специального комитета по празднованию годовщины, который собираюсь назначить сегодня же, но чуть позже».
И Мастер назначает в этот комитет троих братьев, которым ложа доверяет и которые, как это известно Мастеру, непременно вынесут отрицательное решение по вопросу о выделении благотворительных денег на «большую жратву». Когда этот комитет оглашает на следующем собрании свое решение, Мастер добавляет к этому, что он тоже ставит сбережение фондов превыше полного желудка. Поскольку только он назначает членов комитета, он не принимает предложений о назначении нового комитета, из других членов, например, того же Джона Смита и его друзей.

Великая Ложа

     Вряд ли можно переоценить важность своевременной выплаты всех взносов и дополнительных вложений в Великую Ложу. В некоторых юрисдикциях Великой Ложе платят Символические Ложи; в других взносы брата направляются напрямую в Великую Ложу, а Символические Ложи служат просто посредниками и сборщиками. В любом случае, исходя из того, что получает от нас Великая Ложа, она оплачивает деятельность Генерального Благотворительного Фонда и вспоможение школам, детским домам, домам престарелых, больницам, фондам и т. д., выплачивает заработную плату своим наемным служащим, печатает свои протоколы и прочие материалы и вообще осуществляет деятельность Братства на территории юрисдикции.
Зачастую ложи задерживают выплаты Великой Ложе, иногда из-за неудач, иногда из-за неверного управления финансами. Мастер, унаследовавший такое положение вещей, может оказаться непопулярным, но при этом остаться ответственным и верным принципам, если он принесет все прочее в жертву и выплатит долги Великой Ложе. Мастер, занимающий Восток в ложе, не имеющей долгов перед Великой Ложей,  оставляющий его в менее безмятежном положении, имеет повод дать ответ своей совести.

Храмы

     Если у ложи есть Храм, он полностью лежит на ее ответственности. И их оплата должна занимать в финансах ложи место, не менее важное, чем выплаты Великой Ложе. Авторитет масонства в глазах общественности важнее, чем развлечения его братьев и – да-да! – чем большинство благотворительных проектов и вспоможение братьям. Ложа, признающая свое бессилие перед потоком банковских уведомлений о задолженности по коммунальным услугам, не может вызвать уважения у местной общественности. А ложа, которая все оплачивает вовремя, не страшась никаких усилий ради этого, по-настоящему действует в интересах всего Братства. Мудр тот Мастер, который подставляет свое плечо при решении таких проблем, как бы ему ни было больно.

Взносы

     Большинство Мастеров почитают взносы настоящим бичом: с одной стороны, сбор, с другой – задержки, - тут есть отчего потерять сон. Мало в каких ложах приняты такие пункты Внутреннего регламента, которые четко регулировали бы эти вопросы, но долг Мастера – принимать Внутренний регламент таким, какой он есть, а не переделывать его каждый раз исходя из собственных пожеланий.
Относительно взносов, братья делятся всего на два типа: те, кто в состоянии платить взносы, и те, кто их платить не в состоянии. Те, кто не хочет платить взносы, пока их не заставят, все равно относятся к тем, кто в состоянии их платить.
Тот Досточтимый Мастер, который постоянно подчеркивает, обращаясь к братьям своей ложи, что масонство – это высочайшая привилегия, что членство в ложе – это ценная собственность, приобретенная ими, которую они наверняка пожелают и далее сохранить за собой, - будет иметь среди «тех, кто в состоянии» гораздо меньше «тех, кто не хочет». Никакая ложа изначально не хочет отчислять членов за неуплату взносов. Многие ложи из кожи вон лезут, дабы в этой неприятной процедуре отпала необходимость. Иногда такие ложи даже чересчур идут на поводу у этих братьев. Брат, отчисленный за неуплату взносов на год или два, не встречает никаких препятствий, когда решает возвратиться; но, с другой стороны, брат, отчисленный на более продолжительный срок, бывает, остается должен так много, что для него становится невозможным возместить эту сумму вообще.
Досточтимый Мастер, который частым гребнем «прочесывает» список задолжавших по взносам, несомненно может определить, кто из братьев действительно не в состоянии платить, и в этом случае порекомендовать ложе уплатить взносы за него, а кто просто пренебрегает своими обязанностями и с кем следует поступить по всей строгости масонского закона.

Сборы

     Сбор взносов зачастую полностью отдается в ведение Секретаря, который работает изо всех сил, и этих сил у него зачастую много. Но в том случае, когда ложа большая, а ее члены разбросаны по обширной территории, усилий одного человека может оказаться недостаточно. А Досточтимый Мастер, конечно, с помощью соответствующего комитета, может многого добиться. Например, один Досточтимый Мастер поставил своего Первого Стража во главе Комитета по взносам, отчислению и восстановлению, дал ему двадцать помощников, - и получил в тот год самые низкие показатели по отчислению за неуплату взносов и восстановлению в правах за всю историю ложи, а ведь было это во времена Великой депрессии!
Личный контакт с братом, могущим, но не желающим платить взносы, творит настоящие чудеса. Конечно, все здесь зависит от того, что это за контакт. Продолжим рассказ об этом Комитете во главе с Первым Стражем. Своему Комитету он сказал: «Мы не будем ходить по домам братьев как сборщики податей. Мы не будем отбирать, требовать, убеждать, задирать носы. Мы пойдем к ним как к друзьям, которые заняли у нас и не отдают, чтобы совместно решить нашу общую проблему. Расскажите им о наших благотворительных проектах (без имен, даже если они вам и известны). Расскажите о тех наших братьях, которые гораздо беднее их и кому мы помогаем. И попросите их помочь нам помочь им, вовремя заплатив взносы. Если они скажут, что все сразу заплатить не могут, пусть заплатят сразу только то, что не будет для них обременительно, а остальное – потом. Давайте помнить, что все мы братья, и поэтому говорить и поступать как братья».
И сработало!
Вне зависимости от метода, сбор взносов невероятно важен, и тот, кто возлагает на свои плечи часть этих зачастую тяжелых и неблагодарных обязанностей, хорошо исполняет свой долг на Востоке.

Повышение взносов

     Иногда возникает проблема повышения взносов. Изменяются условия: того, что было нормой раньше, перестает хватать; Великая Ложа повысила взнос percapita [8]; благотворительность «съедает» слишком большую часть доходов ложи; снизилось количество кандидатов. Как бы то ни было в теории, приходится мириться с грустной истиной – многие ложи зависят от взносов своих членов!
Повышать взносы всегда нелегко.
Но можно.
Наиболее легкий и наименее болезненный способ – просвещение.  Определите, кто из братьев, влиятельных братьев (что предпочтительнее), кто из Прошлых Мастеров (что вдвойне предпочтительнее) за повышение взносов. И назначьте их в соответствующий комитет. Соберите его. Обрисуйте проблему. И пусть все поймут, что если взносы не будут повышены с шести до восьми или с шестнадцати до восемнадцати долларов – в общем, на ту или иную сумму – пострадает ложа, ее благотворительные проекты, ее братья. Затем распределите братьев ложи по списку между членами комитета в зависимости от степени личного знакомства.
Если комитет будет работать не за страх, а за совесть, будет писать, звонить братьям, навещать их по списку, его члены убедят достаточное количество братьев посетить собрание, на котором должен будет обсуждаться и быть принят или отклонен новый пункт Внутреннего Регламента, чтобы голосование могло произойти. Столкнувшись с этой проблемой, один Досточтимый Мастер три раза в течение года пересматривал данный пункт Внутреннего Регламента на собрании ложи. Для его принятия или окончательного отклонения необходимо абсолютное большинство в две трети голосов всех братьев ложи. И в первый раз «за» проголосовало сорок процентов братьев, во второй раз – пятьдесят два, и в третий – семьдесят. Так что победу приносят настойчивость и просвещение.

Маленькие хитрости

     Иногда невозможно провести через собрание законопроект о повышении взносов на постоянной основе, можно принять пятилетний план: то есть во Внутренний Регламент включается положение о том, что взносы вырастут с настоящей величины до запланированной в течение следующих пяти лет, а разница пойдет на какую-либо конкретную цель – выплату долга Великой Ложе, обновление ритуального цеха и т.п.
В одной ложе, в которой именно так и было сделано, ко времени истечения указанных пяти лет дальновидный Досточтимый Мастер назначил комитет по пересмотру Внутреннего Регламента. Комитет предложил ввести в Регламент сумму взносов, равную той, которая выплачивалась на момент его пересмотра. Привыкшие за пять лет к большей сумме взносов, чем было указано в предыдущем Регламенте, братья не оспаривали решение комитета и не просили снизить сумму взносов.
Один человек должен был магазину семь долларов по счету, который забыл оплатить. Магазин никак не мог добиться у него платы. И тогда умный бухгалтер послал ему уведомление на семнадцать долларов. Разгневанный покупатель прибежал в магазин и начал ругаться, требовать, отрицать! Столько он не был должен! Вот сколько он должен и вот сколько он прямо сейчас готов уплатить! Бухгалтер извинился перед ним: «Простите, всем нам свойственно ошибаться!» И должник уплатил в кассу ровно столько, сколько был должен. Так по-нашему, так по-человечески!
В одной ложе возникла необходимость повысить взносы с семи до девяти долларов. Досточтимый Мастер перед собранием убедил брата, который собирался внести это предложение, огласить сумму в десять долларов. Посреди последовавшей за внесением предложения ожесточенной дискуссии, в которой практически все братья восставали против такого резкого повышения, «подсадной» брат вносит поправку, в которой  предлагает сумму в девять долларов. Конечно, ложа тут же принимает поправку, а потом, чувствуя свою победу, принимает само повышение и вносит его во Внутренний Регламент. Так по-нашему, так по-человечески!

Планы

     «Нужен закон!» В это верят все. В ложе зачастую это понимание находит свое выражение в новых планах, схемах и идеях, которые, как полагают те, кто предлагает их общему собранию, желательны для финансовой системы ложи.
В задачи данной книги не входит обсуждение всех плюсов и минусов пожизненного членства, прерванного членства, возобновленного членства, сокращения взносов для не имевших задолженностей по ним в течение двадцати пяти и более лет, общих подписок и т. д. То, что хорошо для одной ложи, плохо для другой. Но именно Досточтимому Мастеру предстоит решать, принять ли предложение и ввести кардинальные новшества в систему управления финансами своей ложи или же выразить свое неодобрение каким-нибудь предложением о сокращении взносов или пожизненном членстве для кого-либо из братьев.
Во-первых, необходимо отложить рассмотрение вопроса до тех пор, пока на него не «будет пролито достаточно света». Во-вторых, ему следует снестись с Великим Секретарем и узнать, что думает по этому поводу Великая Ложа и не вводились ли подобные новшества в каких-либо других ложах данной юрисдикции. В-третьих, необходимо изучить опыт других лож страны: имеется в виду, нужно обратиться в библиотеку Великой Ложи или списаться с теми, кто может быть в курсе дела. Член Комитета Великой Ложи по братским связям непременно сумеет передать любому Досточтимому Мастеру любую информацию о десятках финансовых схем, опробованных в различных юрисдикциях.

«Не надо!»

     В общем и целом, этот совет Панча всем желающим вступить в брак может быть отлично применен к любым нововведениям, которые – пусть в самой отдаленной перспективе – могут привести к сокращению взносов. Например, одна молодая ложа в неразумном запале юношеского максимализма собиралась включить в свой Внутренний Регламент положение о том, что когда ложе исполнится двадцать пять лет, от уплаты всех взносов полностью освобождаются все ее члены-учредители. Тогда им было очень легко настолько сократить взносы братьев в кажущемся неизмеримо далеком будущем. Они считали, что кто-то из этих братьев к тому времени умрет, кто-то будет отчислен по димиту, кто-то исключен, и что из восьмидесяти одного члена-основателя останется всего несколько, которые заслуженно получат эту награду за верность своей ложе.
Однако победили более мудрые доводы, и ложа не приняла это положение. Секретарь же оказался среди тех членов-учредителей, которые остались в ложе спустя двадцать пять лет, и он провел тщательный подсчет. Из восьмидесяти одного члена-учредителя живы были сорок три. Ложа росла медленно, и в двадцать пятую ее годовщину в ней состояло сто тридцать семь братьев. Если бы то предложение было принято, от взносов были бы освобождены сразу тридцать один процент братьев, тем самым сокращая доходы ложи более чем на треть, а ведь взносы в Великую Ложу никто не отменял.

Тормози!

     Столкнувшись с каким-либо революционным или просто необычным финансовым предложением, Досточтимому Мастеру лучше всего отложить вынесение суждения о нем, передать вопрос на рассмотрение в комитет, сказать братьям, что он не готов вынести определение сразу; а затем получить как можно больше ценной информации и тогда – и только тогда – представить его на рассмотрение ложи. Чувства никогда не должны примешиваться к холодным и рачительным рассуждениям о финансах ложи. Фонды ложи защищают те же самые аудиторские проверки, те же самые сметы, двойные подписи, что и финансы любой процветающей компании. Одна из важнейших обязанностей Досточтимого Мастера – служить препоном на пути благонамеренного энтузиазма братьев.

Глава 10. Идеал

     Идеал – это совершенство, к которому мы неустанно тянем алчные свои руки, но которое так же неустанно ускользает от нас.
Идеальный Досточтимый Мастер никогда не восседал ни на каком Востоке, потому что он совершенен, а совершенство не есть удел человека в этом мире.
Но гораздо яснее и привлекательнее для нас тот идеал, который стоит у нас перед глазами, насколько мы можем к нему приблизиться, постоянно к этому стремясь.
Идеальный Досточтимый Мастер знает масонство. Он провел много лет, изучая книги о нем. Ему знакомы его романтика, история, высокое предназначение, великие люди, которые были масонами, и великие масоны, возглавлявшие Братство в разные времена. В духе – он стоял рядом с королевскими Мастерами Каменщиками – строителями величайших соборов Европы. Он ужинал с Элиасом Эшмолом и завтракал с сэром Кристофером Реном. Он сидел в ложе рядом с Престоном, Дезагюлье, Хатчинсоном, Джереми Кроссом и тысячами других. Он участвовал в церемониях посвящения, проведения и возведения Вашингтона, он преклонял колени рядом с ним в Вэллей Фордж. Он изучал масонскую премудрость у ног Бенджамина Франклина. Он путешествовал вместе с масонством на Запад, от его истоков в Массачусетсе и Пенсильвании до самого Тихоокеанского побережья. Он видел, как масонство творит свои чудеса Любви во времена Революции и Войны за независимость, войны 1812 года, Мексиканской кампании, Гражданской войны, Испанской войны, обеих Мировых войн.
Он знает масонскую литературу, знает, какие книги порекомендовать братьям, где найти ответы на вопросы, которые ему задают; идеальный Досточтимый Мастер начал постоянно носить книги о масонстве в кармане и держать их на столике у кровати еще задолго до того, как занял место на Востоке.
Идеальный Досточтимый Мастер смотрит на свою ложу, и видит в ней Гармонию. При нем не бывает разногласий и расколов; везде в ложе царят мир и Гармония. Он умиротворяет недовольных и мирит враждующие партии и рассорившихся друзей. Он склоняется к обиженным и удовлетворяет их требования; он искореняет злобу и зависть. Он дружен со всеми Прошлыми Мастерами, со всеми офицерами, всеми братьями.
Идеальный Досточтимый Мастер покидает Восток, оставляя ложу в гораздо лучшем финансовом положении, нежели принял ее; он тратит меньше, чем составляет доход ложи, и за все потраченные деньги его ложа получает все самое лучшее.
Идеальный Досточтимый Мастер серьезно относится к своим обязанностям как члена Великой Ложи; он аккуратно посещает ее собрания и активно принимает в них участие, голосует, сердцем болея за всю свою юрисдикцию. Он является конструктивной силой в управляющем масонском органе.
Идеальный Досточтимый Мастер интересно проводит собрания. Он хочет работать и работает усердно, организует новые образовательные программы, планирует мероприятия. Которые не только развлекут братьев, но и послужат целям их обучения. Он становится еще лучшим масоном, а потому и еще лучшим человеком, в те часы, которые проводит за ритуально покрытыми дверями ложи, которую он возглавляет.
Всем братьям идеальный Досточтимый Мастер предоставляет возможность «доброго и полного образования». Ни один брат не покидает собрания вверенной ему ложи, не сделав или не сказав чего-то, что надолго оставит в его сердце глубокий масонский след. Все церемонии, которые он проводит, исполнены достоинства и проходят без сучка и без задоринки. Его кандидаты получают не только ритуальные «уроки» - им также рассказывают «что тут зачем и почему», чтобы они также как можно скорее могли стать «добрыми и верными братьями среди нас». Его офицеры, следя за ним, понимают, что и как делать, когда они сами займут Восточный стул.
Идеальный Досточтимый Мастер считает больных и нуждающихся братьев своей личной  заботой и заботой ложи. Стоит кому-либо из братьев слечь или просто обратиться к врачу, как тут же Досточтимый Мастер спешит хоть как-то облегчить его страдания. Любая вдова или сирота могут рассчитывать на то, что верное плечо им подставит и прольет вместе с ними слезу расставания с отошедшим в Великую Белую Ложу тот, кто был в этом мире масонским руководителем усопшего. Он делает для всех братьев то же, что сделает каждый добрый человек, только больше и лучше, ибо с этими людьми он связан Таинственными узами.
Любой  брат или член семьи брата может рассчитывать на помощь ложи, насколько та в состоянии оказать эту помощь. Может быть, нужен только совет, братское предложение, - но нет ничего ценнее братского внимания в трудную минуту. Если же речь идет о пище, одежде или лекарствах для тех братьев, которые слишком бедны, чтобы позволить это себе сами, - идеальный Досточтимый Мастер целенаправленно разузнает все факты, чтобы сообщить их своей ложе.
Идеальный Досточтимый Мастер без труда блюдет достоинство своего положения, потому что братья уважают того Досточтимого Мастера, который уважает Восток. Он передает своему последователю молоток власти в ложе незапятнанным предвзятостью.
Идеальный Досточтимый Мастер жертвует своими личными удовольствиями, прочими своими общественными делами, своими часами отдыха, развлечениями – да-да! – если его призывает служение ложе. Он ставит свою ложу и ее нужды превыше всего на этот год, кроме, разве что, долга по отношению к Богу и своей семье. Он Мастер ложи, но в самом прямом смысле слова он является слугой своих братьев, и ему нравится его служба, потому что он знает, что она исполнена достоинства перед всеми людьми.
Идеальный Досточтимый Мастер носит с собой часы и пользуется ими. Если пятьдесят братьев десять минут ждут начала собрания из-за того, что опаздывает Досточтимый Мастер, они в совокупности теряют восемь часов времени впустую, - а на такую трату Мастер имеет прав не больше, чем на разбазаривание финансов ложи. Церемонии посвящения в различные степени при нем начинаются в разумное время, чтобы провести их можно было без спешки. Он требует такой же пунктуальности, какой знаменит сам, и от своих офицеров.
Для него священны традиции его ложи и Братства в целом, и он скрупулезно следует им. Он блюдет древние ландмарки, законы и обычаи, исполняет распоряжения и эдикты Великой Ложи и Внутренний Регламент своей ложи. Документация в его ложе всегда вызывает восхищение масонских властей.
Идеальный Досточтимый Мастер – философ и друг многим братьям во многих их трудностях; братья по временам обращаются к Мастеру, когда им некуда больше идти за советом. Иногда он служит посредником при решении трудных вопросов, ссорящих братьев; он дает совет отцу, как совладать с отбившимся от рук сыном, он помогает вдове разумно вложить свои деньги, он помогает безработному найти работу; он делает все и для всех – да-да! – даже утирает детям нос и красит заборы . (Так один Досточтимый Мастер помогал больному брату.)
Идеальный Досточтимый Мастер изучает все проблемы, которые предстают перед ним, с терпеливой улыбкой понимания. Если раньше он и был вспыльчив, он давно растерял этот пыл, задолго до того, как занял место на Востоке. Он никогда не забывает. Что сколько людей – столько и мнений и что два брата, придерживающиеся взаимоисключающих точек зрения, оба, вполне возможно, предельно откровенны и исполнены самых благих намерений. Он не принимает ничью сторону – он уравновешивает противоположности; он правит справедливо и твердо, но при этом смиряет твердость добротой, а справедливость – милосердием.
Идеальный Досточтимый Мастер исполнен энтузиазма, исполняя свои обязанности, но отлично осознает все, что ограничивает его, поэтому он постоянно ищет совета и помощи у более сведущих братьев, а решения принимает медленно и только после того, как все хорошо обдумает.
Идеальный Досточтимый Мастер всегда рад предложениям братьев, но он никогда не следует тем из них, которые кажутся ему неразумными, какой бы заслуженный и высокопоставленный брат их ни выдвигал. Он несет ответственность за все, что происходит в ложе, поэтому он должен и принимать окончательное решение, но также он знает, что одна голова – хорошо, а две – всегда лучше, поэтому если ему предлагают совет, он принимает его с благодарностью, а если совет стесняются дать, он сам просит его.
Идеального Досточтимого Мастера больше волнует дух, чем буква, поэтому вопросы законодательных подробностей он препоручает различным комитетам. Но он знает, что он ответствен за все, а потому должен быть в курсе всего того, что происходит в ложе. Слишком многие Мастера в прошлом завязали в деталях, потеряв дорогу к успеху. А идеальный Досточтимый Мастер никогда не заблудится!
Идеальный Досточтимый Мастер – это, в первую очередь, идеальный масон; масонство стало частью его души, а он сам – частью масонства. Всем своим сердцем и всей душой, всеми силами он стремится жить масонской жизнью, жить так, чтобы все братья видели, что все это не пустые слова, а жизненная сила.
И наконец, идеальный Досточтимый Мастер скромен. Его гордыню не питает власть и достоинство его должности, хотя и достоинством, и властью он обладает в полной мере. В его власти использовать «политику большой дубинки», но это не его путь, шелковые нити связывают лучше, чем грубые канаты. Идеальный Досточтимый Мастер всегда помнит, что пусть он и поднялся до этого возвышенного положения волей братьев своей ложи, он имеет право занимать Восточный стул только в том случае, если будет в первую, вторую и так далее очередь думать о ложе и ее братьях, а не о себе.
Ну как, высокие требования? Конечно, высокие! Все настоящие идеалы предъявляют к нам слишком высокие требования и кажутся недостижимыми – до звезд мы тоже не можем дотронуться. Но можно ведь попытаться…
Нелегка участь Прошлого Мастера, который мечется без сна на постели наедине с печальными мыслями об упущенных возможностях, о неисполненном долге, о работе, которую ему уже не суждено продолжить и довести до конца. И счастлив тот Досточтимый Мастер. Который в конце года кладет свой молоток, зная, что сделал все, что положено было сделать, и так, как нужно; чего еще может желать смертный? И тогда он с достоинством встанет на Востоке во время церемонии инсталляции своего последователя с незабудкой в петлице.
«Незабудка – это чтобы помнить…

<< 1 2 3

 

 

 
© 2008 "Мир чёрной магии" все права защищены
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна!
                   
 
Rambler's Top100