Какой памятник выбрать на могилу?
Приворот парня на сигарете
Сделаю приворот

Тропа Волшебника

 

 

 

   
 

 

Алексей Глушановский
Тропа Волшебника

Путь демона - 2

Часть Первая: Темный факультет

Глава первая. Зачисление
Как башка трещит с похмелья!
Разве можно столько пить?
Утром проще застрелиться,
Чем похмелье излечить!
PomorNik
– О-о-х. Моя голова! Кто-нибудь, выключите это проклятое солнце! – Лучи солнца, проникали в широкое окно, отражались от стен и отравленными стрелами били прямо в мозг, еще не очнувшийся от ночного веселья. Олег со стоном перевернулся, и прикрыл голову подушкой. На секунду ему стало легче.

– Подъем, пьянчуга – бодрый голос Вереены ворвался в похмельное забытье, подтверждая старую истину: Вы можете забыть о мире, но он о вас – никогда!

– Изыди, кровопийца, – простонал страдалец, пытаясь одной рукой прикрыть глаза от бьющих прямо в душу солнечных лучей, а другой удержать нещадно стаскиваемое одеяло. – Дай поспать усталому демону!
– У тебя куча дел! – возмутилась вампиресса. – Завтра начало занятий, а у тебя еще ничего не готово! Хватит, валяться! Подъем, а то щас как начну зверствовать!
– И чего ты такая злая? – Грустно вопросил Олег, высовывая из-под подушки кончик носа. – Голодная, что ли? Так на, попей трудовой крови, и не мешай мне умирать! – нос опять скрылся под подушкой, а появившаяся на мгновение рука перехватила выпушенный растерявшейся девушкой угол одеяла, в которое Олег и не замедлил полностью замотаться. – Принеси попить, пожалуйста, – добавил он жалобным тоном.
– В твоем спирту крови не обнаружено! – зловещим голосом проговорила Вереена но, тем не менее, удалилась.
Воцарилась благословенная тишина. К сожалению, рай продолжался недолго. Не успел Олег перевести дыхание, и как следует помечтать о большой банке рассолу, как он услышал скользящие шаги вампирессы, а в следующий момент на его похмельную голову опрокинулась целая бадья холодной, и очень мокрой воды.
– Я же просил попить, а не искупаться! – возопил Олег, выскакивая из сырой кровати.
– Зато ты наконец-то встал, что и требовалось, – флегматично ответила Вереена. – Надеюсь, ты не забыл, что тебе еще необходимо сегодня посетить вводную лекцию, деканов своих факультетов, узнать расписание и получить литературу?
– Ох, ох, ох, что ж я маленьким не сдох, – вздохнул Олег, ковыляя в ванну. – Нет, всё, решено! С сегодняшнего дня становлюсь на путь истинный! Никакого вина, трактиров, посиделок, пью только компот… Тут он подумал и тихо добавил. – По крайней мере, на этой неделе.
– Кажется, не так давно, я уже слышала что-то подобное, – улыбнулась девушка, на мгновенье блеснув белоснежными клыками.
Олег сделал вид, что не понял намека, и запер дверь ванной, откуда вскоре донесся плеск воды и шумное фырканье.
Когда он покинул душ, на столе его уже ждал обильный завтрак, рядом с которым стояла большая кружка вожделенного рассола.
– Ты идеальная женщина, – радостно воскликнул он, залпом выпивая половину содержимого кружки и набрасываясь на еду.
– Ваша покорная рабыня счастлива, что её скромные старания так высоко оценены сиятельным господином, – ехидно ответила вампиресса.
– Но язва, каких мало, – прожевав, продолжил свою фразу Олег.
– Вот тебе и благодарность, – сделала обиженное личико Вереена. – Будишь его, стараешься, чтобы к ректору не опоздал, а он в благодарность язвой обзывается!
– К ректору??! – поперхнулся Олег.
– Да. Пока ты вчера наливался алкоголем, приходил посыльный. От достопочтенного господина Элиаса Альфрани. Он просит тебя посетить его сегодня в полдень.
Олег взглянул на часы, и, издав крик ужаса, бросился из-за стола. Доходило половина двенадцатого.
– Что ж ты меня раньше не разбудила! – издал он горестный стон, суетливо метаясь в поисках приличной одежды.
– Твой парадный мундир имперского князя – в гардеробной, – сжалилась над ним девушка, понаблюдав за поисками. – И не нервничай ты так, успеешь. Тебе же нет нужды идти пешком. Звездочку я уже заседлала.
– Спасибо, – выдохнул Олег, накидывая плащ, и торопливо натягивая сапоги. – Что б я без тебя делал… Убери тут, пожалуйста, ладно? – Вереена только покачала головой, гладя в окно на стремительно бегущего к конюшне Олега. Спустя еще несколько минут, она услышала стук копыт Звездочки по мощеной улице.
– И как меня угораздило связаться с этим мальчишкой? – пробормотала она себе под нос, обозревая раскинувшийся после поспешного бегства Олега беспорядок. – Использовать меня, высшего вампира, одну из лучших охотниц в корпусе Ночных теней в качестве домашней хозяйки! Вот засранец! Тут она вспомнила, как опрокинула на него бадью с водой, и непроизвольно улыбнулась. ТАКОГО с хозяевами ей проделывать, еще не доводилось. «А сам виноват!» – подумала она, принимаясь за уборку. В конце концов, это было не так уж трудно, и намного безопаснее различного рода убийств и похищений, которые приказывали ей устраивать предыдущие хозяева. К тому же почувствовать себя просто женщиной, а не высшей вампирессой, диверсанткой и убийцей магов было даже в чем-то приятно. – Для разнообразия. Если не слишком часто… – добавила про себя Вереена, с грустью обозревая сырую кровать Олега.
* * *
Без пяти двенадцать запыхавшийся Олег вбежал в приемную ректора.
– Ариох Бельский? – с улыбкой спросила секретарша, наблюдая за его судорожными попытками отдышаться.
– Да. Мне назначено на полдень.
– Проходите. Господин Альфрани вас ожидает.
Глубоко вздохнув, Олег толкнул тяжелую дверь. В кабинете ректора было светло. Солнечные лучи свободно проходили сквозь стеклянную крышу башни, заливая ярким светом большой дубовый стол, с ворохом бумаг на нем.
– А, Бельский, присаживайтесь. Вы весьма пунктуальны. Одну минуту, я сейчас закончу. – Маг оторвался от мерцающего кристалла, и указал Олегу на несколько разбросанных по кабинету стульев, вид которых навевал мысли о глубокой древности всей обстановки, и опять склонился над шаром.
Выбрав стул, который показался ему наиболее надежным, Олег присел, ожидая пока маг освободится. Тот не заставил себя долго ждать.
– Итак, рассказывайте! – Элиас Альфрани отошел от погасшего кристалла, и внимательно посмотрел ему в глаза.
– О чем?!! – Олег искренне недоумевал. Он вроде бы еще не успел ни в чем серьезно провиниться, однако начало разговора до смешного напоминало какой-нибудь глупый допрос. Разве что… ему вспомнились события прошлого вечера, когда он, с группой будущих однокурсников весьма бурно отмечал зачисление.
– И вовсе я не виноват! Кто же знал что в той таверне такие слабые полы! И стены… Да и крыша плохо сидела! Мы всего лишь танцевали!!! И почему сразу я?!!
– Успокойтесь. Сага о том, как десять первокурсников выпили все запасы вина в «Пьяном Студиозусе» затем, переместившись, вдребезги разнесли «Одноглазого Борова», прибывших стражников напоили в дым, после чего заставили танцевать стриптиз на главной площади, я уже слышал во всех деталях от начальника городской стражи, требующего немедленно передать ему этих смутьянов. В повторении не нуждаюсь.
– И что вы решили? – Олег напрягся.
– Как что? Видите ли, пока господин Лерис рассказывал мне о возмутительном поведении моих студентов, он совершенно позабыл их имена и внешний облик. Более того, этот же странный склероз, почему-то поразил также его людей и трактирщика. Сами понимаете, что когда я попросил его назвать мне имена виновных, а он вместо этого стал мычать какую-то чушь, и хвататься за голову, я был вынужден удалиться. Так что, можете не беспокоиться, академия своих не выдает. Правда, я все же рекомендовал бы вам скинуться и компенсировать убытки несчастного кабатчика, – а не то, в будущем, вас могут перестать пускать в такие заведения. – Тут ректор сурово взглянул на Олега и вдруг хитро подмигнул.
– Да, конечно, обязательно… – Олег усиленно закивал.
– Однако вызвал я вас вовсе не из-за этого. Вы так сильно отличаетесь от большинства остальных студентов бывших в этой академии раньше, что невольно разбудили мое любопытство.
– И чем же я так отличаюсь? – обреченно спросил Олег.
– Ну, во-первых, вы ухитряетесь владеть и темной и светлой магией, что до сих пор считалось теоретически невозможным. Во-вторых, носите фамилию Бельский, причем абсолютно законно, – я проверял, будучи при этом никак не похожим на молодого Колина, единственного известного мне сына княгини Катины. Кроме того, вы привезли в Антис высшего вампира! Вот об этом-то я и хотел бы побеседовать с вами поподробнее.
Олег еще раз грустно вздохнул. Говорить не хотелось, но видимо придется. Ректор не производил впечатления человека, который мог бы удовольствоваться какой-нибудь наспех сочиненной сказочкой, а придумать за пару секунд хорошую, правдоподобную легенду, Олег был просто не в силах.
– Как вы узнали, что Вереена – вампир? Не нашел ничего лучшего как спросить он.
– По ауре. – Спокойствию ректора можно было позавидовать. – Вы неплохо скрыли её, но для опытного мага определить замаскированного вампира не так уж сложно. Впрочем, я не думаю, что это увидел еще кто-то кроме меня. Однако вы не ответили на мой вопрос.
– Что конкретно вы бы хотели знать? – Олег попытался потянуть время. Уловка не прошла.
– Да, в общем-то, все. – Невозмутимо ответил старый маг. – Начиная от вашего рождения, и заканчивая приходом в академию.
– Но это же очень долго!
– Ничего, молодой человек, я никуда не спешу!
Олег задумался. Насколько он успел заметить, здесь не было какого-нибудь резко негативного отношения к темным магам, и созданиям тьмы, чего он, начитавшись Перумова, и ему подобных, подсознательно ожидал.
Война между Светлой Академией и Темной Цитаделью, велась больше из-за вполне земных и банальных причин вроде желания устранить опасного конкурента, нежели следуя великой традиции борьбы света и тьмы. По той же причине, Академия охотилась за оставшимися темными магами, впрочем, не трогая тех из них, кто после проигрыша уединился, и перестал активно участвовать в политических и магических интригах Ойкумены. Тех же из темных, кто переметнулся на сторону победителя, Академия опекала, и берегла, предоставив почти равные со светлыми магами права и строго наказывая любые выпады в их сторону. Использовались они в основном в качестве преподавателей на темном факультете.
Впрочем, таких было немного. Мало кто из темных соглашался идти на службу к врагу, предпочитая погибнуть в бою или, спрятавшись в какой-нибудь глухой деревне, тихо – мирно заниматься своими исследованиями. Те же, кого удавалось уговорить, особыми талантами не блистали, так что выпускники темного факультета, формально называемые магами, на деле едва дотягивали до уровня подмастерьев Темной Цитадели, и были много слабее своих светлых коллег.
Кроме того, маги, некоторые из которых были лично знакомы с богами, относились к ним, и их пожеланиям чрезвычайно уважительно.
Все это Олег узнал из разговоров со старшими однокурсниками все в той же таверне, и сейчас, внимательно обдумав, решился сказать правду. Ну, почти правду. Почтеннейшему ректору Светлой Академии ведь совершенно необязательно знать о способности Олега превращаться в демона. А вот если ректор, зная о его происхождении, возьмется покрывать некоторые, совершаемые им по незнанию ошибки, это будет очень кстати.
– Значит с самого начала? – переспросил Олег.
– Да, пожалуйста, – вежливо улыбнулся пожилой маг. Однако после первых же слов Олега, улыбка словно испарилась с его лица, оставив только напряженное внимание.
– Ну, что ж, с начала, так с начала, – вздохнул Олег. – Я родился в августе тысяча девятьсот восемьдесят шестого года от рождества Христова в городе Свердловске…
Элиас Альфрани, внимательно, и не перебивая, слушал его рассказ.
– …Ну, вот я и решил попробовать не убивать вампирессу, а взять её в плен. Мне это удалось, и я под угрозой меча связал её клятвой пылающей крови, сделав своей рабыней. После этого, я вернулся к княгине, которой, чтобы исполнить свое обещание, пришлось меня усыновить, поскольку никакого другого способа сделать меня дворянином в течение девяти оставшихся дней она не нашла. Затем я поехал сюда и поступил к вам. Вот и все. – Завершив свой рассказ, Олег осторожно откинулся на спинку опасно заскрипевшего стула, и взглянул на мага.
– Да-а, – ректор кивнул седой головой. Недоговоренностей конечно уйма. Но я вас не виню. Сам бы на вашем месте не стал все рассказывать. Но вот насчет этой книги… Честно говоря, до сих пор я искренне считал, что Книга Выбора – всего лишь красивая легенда, и не более того.
– Какая еще книга выбора?!! Она совсем не так называлась!
– Согласно легенде, у этой книги, и название, и содержание, вещь крайне непостоянная.
– Да объясните вы мне, наконец, что говорилось в этой легенде по поводу Книги! – возопил Олег.
– Какой нетерпеливый молодой человек, однако… – ректор улыбнулся себе в бороду. – Легенду эту мы узнали от эльфов, причем в нескольких разных вариантах. Если их все обобщить, то получается следующие:
– Достигнув определенного возраста, существа, которых мы знаем как богов, по какой-то неведомой причине, становятся вынуждены искать себе супруга. Причины в разных вариантах легенды называются совершенно разные, и все как одна, крайне неправдоподобные. Более того, после заключения брака, не знаю уж, как это у них там выглядит, оба супруга становятся связанными навеки. Долгое время боги по этой причине были очень несчастны, так как малейшее несходство характеров в течение тысячелетий создавало между супругами гигантскую пропасть, заставляя их возненавидеть друг друга. А ни расстаться, ни уничтожить опротивевшего мужа, или осточертевшую жену у них почему-то не было никакой возможности.
И вот, настрадавшись, боги объединили силы для решения этой проблемы, и создали Книгу Выбора. Она странствует по вселенной, прикидываясь самыми разными книгами, и давая себя читать всем подряд: людям, эльфам, оркам, да вообще, кому угодно. Но, когда она встречает того, кто может стать идеальным спутником для одного из богов, она обучает, или, по другой версии, проводит его через чрезвычайно могущественные магические ритуалы, гарантирующие встречу своей половины.
– Понятно. – Помрачнел Олег. Одно дело, ухаживать за очень понравившейся девушкой, настойчиво добиваясь возможности быть с ней поближе, и совсем другое, знать, что ты ей предназначен, и какая-то сволочная книга уже все решила за тебя, предначертав стать её мужем. Олег терпеть не мог, когда его пытались заставить что-то делать, и сейчас ощущал себя племенным быком. Ощущение ему чрезвычайно не понравилось. Он всегда был крайне свободолюбивым человеком, очень неприязненно относящимся к любым покушениям на свою свободу.
– Да, нет, ничего вам не понятно! – Старый маг взглянул на нахмурившегося Олега. – Если бы было понятно, то сейчас бы прыгал от счастья! Вам невероятно повезло, а вы хмуритесь!
– Да, конечно повезло… Суженая богиня… все на халяву: бессмертие, могущество, и все такое прочее. Только вот знаете, я предпочитаю сам всего добиваться, и никак не путем выгодной женитьбы. Никогда не был альфонсом, и не собираюсь им становиться! И девушек я предпочитаю выбирать себе сам, а не принимать выбор какой-то дурацкой книги! – Последние слова разъяренный Олег почти прорычал, Ярость и злоба так и бурлили в крови.
– Я и говорю, что ничего вам не понятно. – Маг иронично взглянул на продолжающего беситься Олега. – Книга Выбора, потому так и называется, что никого и ни к чему не принуждает. Она только дает вам шанс, вам обоим, знакомя вас, а дальше все в ваших руках. Повезло же в том, что с её помощью вы встретили ту девушку, которая вам идеально подходит, а такая встреча вещь чрезвычайно редкая в этой вселенной. Пожалуй, только боги и могут себе позволить искать, и находить идеальных суженых. Что же касается силы, могущества и бессмертия, то обрести их за чужой счет, на халяву, как вы выразились, просто невозможно. Так что не волнуйтесь, стать альфонсом вам не грозит. Заметьте, она сделала для вас все, что могла, даже поделилась частью собственной силы, что и вовсе невероятно: для таких существ это весьма неприятная и болезненная, а теоретически даже опасная для жизни процедура. После этого же, она отправила вас сюда, чтобы вы обучались самостоятельно!
– Интересно… – с этой точки зрения Олег еще не смотрел. При таком взгляде ситуация действительно казалась более привлекательной. Однако долго обдумывать ситуацию милорд Элиас ему не дал.
– Впрочем, со своими сердечными делами вы разберетесь и сами. Я только рассказал одну древнюю эльфийскую легенду, а уж делать выводы и принимать решения извольте самостоятельно. Меня это не касается. А интересно мне вот что: – Взгляните, это случайно не ваша Гелиона? – Говоря это, старый маг подошел к стоящему в отдалении книжному шкафу, и немного в нем покопавшись, извлек огромный, чрезвычайно пыльный фолиант. Быстро отыскав нужную страницу, которую украшал великолепно сохранившийся цветной рисунок, он сунул его под нос Олега.
– Ну, как? Похожа?
– В общем, да, – признал Олег. Изображенная на рисунке девушка, действительно несколько походила на Гелиону, разве что волосы элементали, довольно длинные, все же не доходили ей до пят, как у изображенной на рисунке девушки, да никаких золотых рогов, между которыми висел пылающий огненный шар, Олег, общаясь с ней, не наблюдал.
– Это Теалина, древняя богиня пламени, освещающего путь, культ которой пришел к нам от эльфов, называвших её Teat’hal’lynna и почитавших в образе совсем юной, озорной девочки-подростка, несущей в руке яркий огонь. Перейдя к людям, этот культ вначале несколько развился, – правда, немного изменив внешность своей богини, на ту, которую ты здесь видишь, а потом богиня перестала отвечать на обращенные к ней молитвы, и культ постепенно зачах. Впрочем, некоторые последователи Теалины встречались в Фенриане вплоть до прихода туда культа Орхиса, и его фанатиков-жрецов, которые и сожгли их, отправив, по выражению одного из жрецов проводивших казнь, «на свидание с богиней».
Выслушав рассказ мага, Олег был здорово ошарашен. Одно дело, теоретически знать, что твоя знакомая когда-то была богиней, и совсем другое, выслушать лекцию о её культе.
– Может это не она? – слабо переспросил он. Мне она ни о чем подобном не говорила.
– Все может быть, – дипломатично согласился Элиас. – Но я решил, что вам стоит об этом знать.
– Но, впрочем, вернемся на землю. Как вы кормите свою вампиршу? Высшим вампирам ведь требуется уйма энергии! – поразил он его новым вопросом.
– Вампирессу, – поправил мага Олег. Она предпочитает именно это название.
– Да без разницы, – не дал ему увести разговор в сторону старый маг. – Меня интересует безопасность горожан, а не филологические тонкости.
– О, безопасности почтенных горожан ничего не угрожает, – разом успокоился Олег. – А вот работы у городской стражи в скором времени должно здорово поубавиться. Я приказал ей, как проголодается, гулять по трущобам в открытом платье и с большим кошельком. Кто позарится на неё, или её кошелек, тот и становится её ужином. Пока что голодной ей возвращаться не приходилось. У вас в городе развелось порядочно всякой швали! А даже если грабители и закончатся, что мне лично кажется маловероятным, то я всегда смогу подпитывать её свой энергией, благо, после подарка Гелионы я могу себе это позволить!
– Кормить вампира божественной силой? – поразился старый маг. – Это, по-моему, чересчур уж оригинально. Впрочем, дело ваше. Поступайте, как знаете. Меня вполне устраивает её нынешней рацион. Если она немного очистит Антис от преступников, это будет очень кстати. Главное чтобы с подонков она не перешла на порядочных людей.
– О, не беспокойтесь. Насколько я понимаю, нарушить прямой приказ хозяина связанный клятвой вампир не в состоянии.
– В таком случае, у меня больше вопросов нет. Да… Поскольку из-за моего любопытства вы были вынуждены пропустить вводную лекцию о традициях Академии, её истории, и принятых здесь правилах поведения, я позаботился об этом сам. Вот расписание занятий, экземпляр принятых в академии правил, и приказ о зачислении вас на первый курс темного факультета. Занятия по огненной магии будите посещать факультативно.
Заметив, какое лицо скривил Олег, который для начала как раз бы предпочел огненную магию, ректор недовольно нахмурился, но пояснил свое решение: – Со второго-третьего курса, в зависимости от темпов обучения, переведетесь на огненный факультет. Если будете стараться, то сможете перейти даже без потери времени и перепрофилирования. Но основам общей магии вам следует обучаться именно на темном. Дар, полученный от элементали, имеет слишком узкую направленность. Огонь, только огонь, и ничего, кроме огня. Конечно, с огнем вы сможете творить почти все что угодно. Но для нормальной жизни мага этого все же маловато. Что, например, вы будете делать, если какой-нибудь крестьянин попросит вызвать дождь, чтобы полить его грядки? Это простейшее заклинание, доступное всем магам, и многим колдунам. Ну, так что?
– Не знаю. Попробую вызвать наверно…
– М-мда. Дело еще хуже, чем я думал. Поймите, та темная магия, которой вы владеете от рождения, пока слаба и неразвита. С её помощью вы пока, повторяю, пока, ничего не можете сделать. Ну, почти ничего, – поправился ректор после демонстративно брошенного в него Олегом сонного заклятия. Дождь уж точно не вызовете, – проговорил он, небрежным пассом развеивая Олеговы труды. – А полученная вами в дар сила чересчур узко направлена. Если вам очень приспичит, то, используя её, вы, может быть, и сможете вызвать дождь, – силы в вас вкачано немерено, вот только дождь этот будет огненным! Вряд ли такой дождик порадует нашего гипотетического крестьянина. Если он, конечно, вообще выживет… Понятно? – ректор тяжело вздохнул.
– Понятно. А почему тогда только первый курс? Если общая магия мне доступна только в виде темной, то и заниматься нужно в основном на темном, оставив огненную только как факультатив по боевой магии?
– По нескольким причинам. Во-первых, не все так трагично. Когда вы немного подучитесь управлять своими силами, я обучу вас одному весьма редкому способу трансформации энергии. Думаю, после этого вы сможете использовать свой огненный дар и в мирных целях.
– Вроде вызова дождя и тому подобное? – перебил Олег.
– Вроде того, – маг улыбнулся. Его забавляла переходящая в наглость непосредственность нового студента.
– А во-вторых, и это, пожалуй, главное, я не хочу, чтобы плохое обучение испортило ваш дар. К сожалению, те из темных магов, кто согласился на нас работать, сильно уступают преподавателям Темной цитадели. Да и не хватает их. Некоторые предметы даже вынуждены вести светлые маги, из тех, что хорошо изучили методики Цитадели во время войны! Основы они преподать сумеют, а вот более высокие уровни магии вам лучше изучать на светлом факультете с хорошими преподавателями. Теперь все понятно?
– Да. – Коротко ответил Олег. На самом деле у него была еще целая куча вопросов, но озвучивать их он счел насколько несвоевременным. Было похоже, что маг, выяснив все интересующие его вопросы, теперь спешит вернуться к прерванному появлением Олега занятию. По крайней мере, взгляд господина Альфрани все время возвращался к постепенно разгорающемуся и вновь начинающему пульсировать магическому кристаллу.
– Тогда можете идти. У вас сегодня весьма насыщенный день. Вы должны познакомиться с деканами огненного и темного факультетов, выбрать специализацию, посетить библиотеку. Все вопросы по академическим правилам и внутреннему распорядку, которые возникнут после прочтения этой литературы, – он кивнул на экземпляр «Правил…» которые Олег вместе с расписанием занятий и приказом о зачислении продолжал держать в руках – вы можете задать вашему декану. Ему же отдадите приказ, и получите у него амулет учащегося. Не смею задерживать, – маг вновь повернулся к магическому кристаллу, которым занимался до прихода Олега.
Олег коротко поклонился и собрался уходить, но вовремя вспомнил о стоящей перед ним проблеме.
– Прошу прощения, господин ректор, – начал он. Не могли бы вы оказать мне небольшую услугу?
– В чем дело? – милорд Элиас изумленно поднял голову от кристалла. Похоже, ему еще не доводилось сталкиваться с настолько наглыми студентами, которые бы осмеливались просить его об услуге.
– Не могли бы вы держать мою историю в тайне. А заодно, и то, что Вереена – вампир? Мне бы очень не хотелось, чтобы от нас с ней стали шарахаться.
– Ваша история – ваше личное дело. Я так и так не собирался никому её пересказывать. Что же касается вашей рабыни, то пока она не начнет убивать мирных граждан, то я обещаю вам хранить молчание. Это все?
– Да, благодарю вас. – Олег еще раз поклонился и вышел из кабинета.
– Вы не подскажете, где здесь деканат темного факультета – обратился он к секретарше, только сейчас обратив внимание, что это весьма молодая и симпатичная особа. Обычно подобная рассеянность было для Олега совершенно нехарактерна, и он объяснял это себе только своим похмельным состоянием и крайней спешкой в момент первой встречи. Затем, по ассоциации, он вспомнил отрывок из только что прошедшего разговора, то, как уверенно ректор называл его с Гелионой суженными и несколько испугался.
– Если так рассуждать, то получается что мы практически жених и невеста. А если мы жених и невеста, то получается, что мне нельзя встречаться с другими девушками! Это что же получается? Мне уже и интрижку не закрутить? Все пять лет учебы?!! А как же Аталетта? Этак, выходит, я уже изменил своей почти жене! А она, между прочим, не кто-нибудь, а богиня. Как до сих пор и не огреб-то по шее? Молнией, – дойдя до этого момента, Олег вспомнил веселую элементаль, высказанное ей отношение к «…болванам, которые поддерживают свою репутацию такими методами…» и заодно её отношение к «морали в смысле сексуальных запретов…» и ему стала немного получше. Вряд ли такая девушка сильно обидится на одну… две… три… четыре… Несколько! – решительно прервал возникший в голове длинный числовой ряд, Олег, – небольших интрижек. Тем более что сейчас они все равно не могли быть вместе.
Тем временем, пока эти мысли вертелись у него в голове, девушка закончила свои объяснения.
– Вам все понятно? – переспросила она.
– Да, да, конечно, – закивал Олег, пропустивший все объяснения мимо ушей, будучи занят своими рассуждениями. – А можно еще один маленький вопрос?
– Да, конечно.
– Что вы делаете сегодня вечером?
Девушка сладко улыбнулась: – Гуляю с мужем. Еще что-нибудь?
– Нет, спасибо, – грустно вздохнул Олег.
«Видно не судьба», подумал он, выбираясь из приемной и приставая ко всем встречным с однотипной просьбой показать местонахождение Темного факультета. Указывали охотно, правда, частенько в самые разные стороны, а по мнению одного, одетого в черную мантию молодого парня, на которого Олег возлагал особенно большие надежды, как на возможного учащегося этого самого факультета, он располагался и вовсе в нецензурном месте. После этого, Олег решил прекратить расспросы, и искать самостоятельно.
После тщательных поисков искомый факультет все же был обнаружен, причем вовсе не в той части человеческого тела, что расположена чуть пониже спины, как предположил последний опрошенный, а всего лишь на заднем дворе, в отдельном, и довольно просторном здании, украшенном самыми разнообразными горгульями, застывшими в различных угрожающих позах. Некоторые, похоже, были не очень умелыми поделками студентов, а некоторые и вовсе, явными иллюзиями.
Хмыкнув, Олег осмотрел это архитектурное безобразие. Было сильное искушение добавить к творениям местных горе-скульпторов и свою скромную лепту, – последнее время иллюзии у Олега получались все лучше и лучше, но он сдержался. Конечно, несколько небольших штрихов, и вся гигантская группа сражающихся демонов и гарпий расположившаяся у конька крыши превратится в огромное наглядное пособие к «Камасутре для садомазохистов», но, в виду того, что ему предстоит здесь учиться, Олег решил пока избежать подобных действий. Может быть, попозже… когда закончит учебу… Он еще раз с сожалением посмотрел на скульптурную композицию, и зашел внутрь здания. Дальнейшее обнаружение деканата особой сложности не представляло.
– Здравствуйте, – обратился Олег к высокому, статному мужчине с широкими плечами и выправкой профессионального военного, с непонятной тоской в глазах смотревшему в окно, на увитое плющом крыло здания, в котором располагался факультет земли.
– Здравствуйте, – нехотя откликнулся тот, не отрывая глаз от окна.
– Я ищу декана Темного факультета, уважаемого лэра Тибо Рентира.
– Я вас слушаю. – С вздохом сожаления, декан отвернулся от окна, и перевел усталый взгляд на Олега.
– Я – Ариох Бельский. Согласно распоряжению ректора направлен на ваш факультет для обучения. К сожалению, я не смог сегодня присутствовать на вводной лекции, поскольку милорд ректор в это время изволил интересоваться моим прошлым, – не удержался он от небольшого ехидства. Так что, удовлетворив свое любопытство, господин Альфрани распорядился, чтобы я подошел к вам получить все необходимые инструкции, и зачислиться на факультет.
– Ясно. Милорд в своем репертуаре. Ты я так понимаю и есть тот самый двуталант, из-за которого на ученом совете вчера шли такие горячие дебаты?
– Не знаю. – Олег откровенно растерялся. – Меня на этом совете не было.
Декан едва заметно улыбнулся. – Я имею в виду, что ты тот парень, который владеет магией тьмы и огня одновременно. Кстати, ты в курсе, что до сих пор это считалось теоретически невозможным?
– Да! – Олегу уже осточертели эти напоминания. – Последнее время я слышу это раз по пять – шесть в день!
– И еще долго будешь слышать! – Декан дружелюбно улыбнулся. – Сам виноват, между прочим! Зачем тебе надо было опровергать известнейший из законов магии? Теперь из-за тебя столько учебников по теормагу переделывать придется! – декан вновь улыбнулся, и Олег внезапно понял, что он очень молод! На вид, декану факультета тьмы было никак не больше тридцати-тридцати пяти лет. Хотя, маги ведь способны варьировать свой возраст в довольно широком диапазоне – вдруг вспомнил Олег.
Чтобы проверить свою догадку он на мгновение переключился на демоническое зрение, и быстро глянул на ауру мага. Здесь его ожидало второе открытие: Декан темного факультета, который действительно оказался весьма молод, к тому же являлся и типичнейшим светлым магом! Ошибки быть не могло, – Тибо Рентир был светлым магом не старше тридцати шести лет от роду, специализировавшийся, кажется, по воздуху.
– А почему, кстати, на основное обучение тебя направили именно ко мне? – продолжил разговор молодой декан, подавая Олегу изящный серебристый амулет на тонкой цепочке. – Как огненный, ты ведь гораздо сильнее? – Он с любопытством посмотрел на Олега, внимательно рассматривающего гравировку на медальоне.
Она изображала когтистого и клыкастого демона, держащего в передней лапе роскошную розу. Внизу, на холмике, возлежала какая-то мертвая девица. Об этом довольно откровенно говорил кинжал, торчащий из её спины. Морда демона имела вид просто донельзя несчастный, и какой то сморщенный, как будто ему очень хотелось чихнуть, но нельзя, а из левого глаза выползала слеза.
– Бедолага, – мимоходом посочувствовал демону Олег. – У него, похоже, жуткая аллергия! Какая зараза заставила зверушку цветы нюхать? Ну и садисты же эти светлые! Наверно это та девица! Недаром же он ей нож под ребра засандалил.
– Любопытствуешь? – Тибо Рентир, похоже, был большим любителем поговорить. Мы решили изобразить на амулете эпизод из древней легенды о княжне Чейямаре, в которой демон Мерулг оплакивает погибшую княжну, дабы всякий, глядя на амулет, видел, что и тьме тоже не чуждо благородство.
Олег, не сдержавшись, фыркнул, и в ответ на вопросительный взгляд декана был вынужден рассказать о своей трактовке этого рисунка. Тот в голос рассмеялся.
– Теперь понятно, почему тебя к нам направили. Мировоззрение у тебя самое то, для нашего факультета! Мне и самому, если честно эта история казалась чересчур уж пафосной. Твой вариант нравится куда больше
– В общем, ладно. Пропуск ты получил, расписание тоже. В библиотеку можешь не ходить, все равно там литературы по темной магии не выдают. Все что надо, вам раздадут преподаватели. Первая лекция завтра в девять утра. Что еще? Ах да… правила поведения. Значит так: На территории академии дуэли до смерти разрешаются только под наблюдением кого-либо из старших преподавателей. Но они вечно заняты, так что если тебе приспичит кого-нибудь убить, лучше прогуляйтесь за ограду. Не смертельные дозволены, но только при наличии секундантов. Нарушение дуэльного кодекса карается изгнанием из академии, или дуэлью с кем-нибудь из старейших боевых магов, – то есть смертной казнью, в зависимости от степени вины. Далее. В случае разногласий с преподавателем по поводу полученной вами на какой-нибудь практической дисциплине оценки вы можете вызвать его на учебный поединок, чтобы на практике подтвердить ваши знания. Однако если на этом поединке учитель вас «случайно» пришибёт, «не рассчитав своей силы», то особых проблем у него не будет.
– И последнее – пара советов. Большая часть учеников погибает вовсе не на поединках и экзаменах, а на практиках. Они проводятся без какой-либо внешней защиты, поэтому если ученик не справляется с заклинанием, то нередко гибнет. Чтобы этого избежать, надо тщательно готовиться к каждому занятию, и не забывать накладывать на себя хорошую защиту, перед тем как идти в академию. И не смотри на меня с таким ужасом и недоумением. Это общеакадемическая практика отсева слабых, ленивых, неумелых, и просто невезучих учеников. Количество энергии в общемировых потоках маны велико, но все же ограниченно, и поэтому Академии выгодно, чтобы они погибли в её стенах, а не выпустились недоучками, составляя конкуренцию тем, кто сумел пройти все ступени отбора, и портя репутацию всемогущих магов. Пять лет в Академии – это один большой экзамен на выживаемость. Подобные правила не действуют лишь у целителей и друидов. Кстати, на остальных факультетах первокурсников об этом никто не предупреждает. Я рассказываю это всем темным, поскольку наш факультет несколько слабее в боевой магии, чем остальные, а дополнительная информация увеличивает шансы на выживание.
– Второй совет. Как можно раньше выбери себе кафедру для написания курсовой и тему работы. В конце года, после экзаменов, и представления курсовых и дипломов, но до того, как по ним выставляются оценки, в академии проходит большой бал, на котором считается хорошим тоном продемонстрировать свое могущество, протанцевав танец с созданным тобой, призванным, покоренным, или иным образом, связанным с темой твоей работы магическим существом. Оценки выставляются после бала, и очень сильно зависят от его результатов.
– То есть? – Такая оригинальная манера сдачи экзамена до Олега доходила слабовато.
– Чем более могущественное существо будет с тобой танцевать, тем более высокую оценку тебе поставят за курсовую. Все понятно?
– Да. – Олег ухмыльнулся. С такими традициями он уже сейчас мог сдать выпускные экзамены этой академии на высшую оценку. Помнится, Гелиона обещала ему танец… Впрочем, это подождет до пятого курса. В конце концов, он пришел сюда за знаниями, а не за халявным дипломом. А на первый курс… Что ж, у него и для первого курса кое-кто найдется. К тому же это великолепно соотносится с одним из советов, данных ему экс-богиней.
– Я бы хотел сразу же записаться на кафедру некромантии, – Олег с подчеркнуто невинным видом принялся рассматривать потолок, изо всех сил удерживаясь от ехидной улыбки.
– Что, вы прямо так сразу и выбрали? – изумился декан. – Может быть, вам стоило бы вначале немного поучиться на факультете, изучить возможности кафедр… Не стоит так уж сильно спешить.
– Я в своем выборе уверен. И даже уже знаю, какую курсовую мне хотелось бы писать!
– И какую же, если не секрет? – господин Рентир похоже, уже составил свое мнение об Олеге как о самоуверенном наглеце, и сейчас собирался хорошенько проучить наглого мальчишку. Это намерение так и сквозило, сквозь мягкую улыбку, и насмешливый прищур глаз.
– Никаких секретов. Мне бы хотелось заняться высшей нежитью с магическими способностями, такими как вампиры, туманники, высшие вампиры и личи.
– Что ж, молодой человек, я ничего не имею против. Правда есть одно обстоятельство… Видите ли, к сожалению, среди преподавателей факультета некроманты отсутствуют. Один из пришедших к нам из цитадели малефиков намного увлекался этой наукой, именно он сейчас и возглавляет кафедру некромантии. Однако ничего более серьезного, чем зомби второго уровня ему еще поднять не удавалось. Так что я думаю, у вас могут быть некоторая напряженность с практическим материалом. Но ведь это вас не остановит. Вы лично, по книгам и описаниям восстановите все необходимые ритуалы и заклинания, поднимите вампира, впрочем, да что это я, высшего, высшего вампира, на мелочь вы не размениваетесь, – и придете с ним на бал, не так ли? – в голосе мага звенела насмешка. – Или может быть, все-таки передумаете и пройдете на кафедру малефициума? Она у нас оснащена лучше прочего. Да и преподают там еще цитадельские маги. – А вот теперь он говорил действительно серьезно. Было похоже, что он и впрямь искренне заботится о благополучной сдаче Олегом экзамена.
– Нет, благодарю вас. Я лучше все-таки попробую некромантию. Только вот, насчет вампиров вы ошибаетесь. Мертвого вампиром поднять невозможно. Для этого надо еще при жизни либо наложить особые чары, либо, чтобы другой вампир провел ритуал приобщения. Что же касается высших вампиров, то секрет этой разработки Темной цитадели сейчас утерян, и поэтому новый высший вампир может появиться только в том случае, если кому-нибудь из ныне существующих захочется приобщить новичка. – Выдал Олег приобретенные от Висса и Вереены знания.
– Хм-м. А ты, похоже, неплохо в этом разбираешься. Ну, что ж, можешь считать себя зачисленным на кафедру некромантии. Формальности я улажу позже. Пиши курсовую. Кстати, а откуда ты все это знаешь?
– Да, так. Один знакомый лич как-то разболтал, – ответил Олег, выходя за дверь. Теперь оставалось лишь посетить декана огненного факультета, и можно было идти домой.
Олег взглянул на часы. Было около четырех, Голова, было успокоившаяся снова начала побаливать, причем боль постепенно усиливалась. Вдобавок, Олега немного тошнило.
– И зачем мне надо было вчера столько пить? – ругал он себя, пробираясь по извилистым коридорам левого крыла здания, где располагался огненный факультет. Внезапно сильно закружилась голова. Олег прислонился к стене, и огляделся, собираясь ненадолго принять демонический облик. Он давно уже заметил, что в облике демона, даже самое страшное похмелье проходит довольно легко и безболезненно, чем периодически и пользовался. Сейчас же ему была крайне нужна передышка. Голова неизвестно от чего кружилась все сильнее, Ощущения здорово напоминали утренние, вот только возможности замотаться в одеяло и прикрыть глаза подушкой у него, увы, не было. Когда Олег совсем было, собрался наплевать на весь возможный риск, и, прикрывшись иллюзией принять демонический облик, он услышал за своей спиной звонкий голос:
– Вам плохо, сударь?
Олег обернулся. Голос принадлежал тоненькой девочке, лет пятнадцати-шестнадцати на вид, с зелеными глазами и роскошными темно-русыми волосами. Опознал её Олег почти сразу. Ариола Гобэй, одна из трех включая и самого Олега студентов на этом потоке, могущая оперировать сразу двумя стихиями. Ей подчинялись земля и огонь.
С третьим, Франко Вассини, владевшим стихиями воздуха и воды, Олег, если его не обманывала отравленная алкоголем память, был уже довольно неплохо знаком. По крайней мере, в его памяти сидело несколько моментов, в которых явно принимали участие они оба. Первое: запуск «ракеты» (бутылки с дешевым иринийским игристым вином, в которую Олег поместил маленький файербол в качестве двигателя, а Франко направлял реактивную струю, управляя движением «ракеты»). Когда это им надоело, они отправили «ракету» в свободный полет в сторону окна градоправителя и сели пить дальше.
Второй эпизод, сохранившийся в памяти Олега, был неразрывно связан с дивным зрелищем летящей крыши «Одноглазого борова». В данном эпизоде, вдребадан пьяный Франко висел между также весьма нетрезвыми Олегом и еще одним парнем, кажется, из горожан, объясняя свою невероятную любовь к звездам, и предлагая немедленно заняться то ли астрономией, то ли астрологией. Парня предложение крайне заинтересовало, однако он имел неосторожность пожаловаться на невозможность проведения немедленных наблюдений за звездами, и связанной с этим прискорбной необходимости вылезать из-за стола и идти на улицу. Вылезать не хотелось совершенно, причем ни Олегу, ни Франко. Не сговариваясь, они нанесли по магическому удару, после чего злостно мешающая важным научным наблюдениям крыша «Одноглазого борова» пылающим метеором устремилась в небеса, позволив всем желающим сколько угодно наслаждаться свежим воздухом и прекрасным ночным небом. Так что, юного лэра Вассини, Олег мог считать уже хорошим приятелем, если не другом. А сейчас у него появилась возможность подружиться и с последним членом их талантливого трио. Вот только голова просто раскалывалась, мешая не только думать, но даже говорить!
– Здравствуйте, Ариола. – Олег выдавил из себя вымученную улыбку. – Да вот, с головой что-то не в порядке. Только зашел сюда, как разболелась, просто зверски. Странно. Минут десять назад она была практически в порядке.
– Откуда вы меня знаете? – девушка протянула руку, и прикоснулась к затылку Олега. Боль и головокружение немедленно начали спадать. Олег вспомнил, что основное направление магии, которому Ариола хотела обучаться – целительство, и искренне возблагодарил всех богов за удачную встречу.
– Вы меня не помните? – Олег мог уже улыбнуться вполне по человечески. Я, как и вы, один из двуталантов. Нас представил милорд ректор.
– Ариох, – вспомнила девушка его имя. – Вы владеете магией тьмы и огня. – Голос её построжел. С вами все в порядке. Просто здесь в коридоре кто-то разлил эликсир Брюнеллы, а вы, по-видимому, недавно пили. Это естественная реакция. Когда вы покинете это место, вам станет легче. – Голос Ариолы стал совсем холоден. – А теперь, позвольте откланяться, лэр.
Олег недоумевал, чем он мог вызвать такую враждебность. Стоило девушке узнать его имя, как из её голоса исчез любой намек на теплоту. Немного поколебавшись, он решил спросить об этом прямо, пока девушка не успела далеко отойти.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

 
 
© 2008 "Мир чёрной магии" все права защищены
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна!