Моя жена - ведьма

 

 

 

Группа сайтов
Мир черной магии
Мир чёрной магии
Мир денежной магии
Мир любовной магии
Форум

   
 

 

Андрей Белянин
Моя жена - ведьма

Не буду никого утомлять долгим пересказом того, что происходило на склоне холма. Все это было многократно описано в скандинавских мифах. Основа взята верно. Действующие лица, массовка, реквизит - все точно по книгам. Как реальный участник памятных событий могу сказать, что на самом деле все складывалось не так просто, но это уже детали...
Один недолго уговаривал остальных богов принять участие в зимней олимпиаде. Посоревноваться на звание сильнейшего мгновенно согласились все. Причем так искренне, что я даже призадумался: либо они поголовно оказались гениальными актерами, либо по уровню интеллекта недалеко ушли от великанов. Народ явно поверил, что Одину и в самом деле интересно, кто тут «Мистер Вселенная». Боги выстроились в ряд и упоенно взялись за дело. Ворчал один рыжебородый Тор. Его, видите ли, не устраивал «спортивный снаряд», ленточку он рвать не хотел. Предлагал метать молот на расстояние, но остальные его не поддержали. Один лично вызывал претендентов по одному, обматывал тонкой розовой ленточкой (которая, ко всему прочему, еще и растягивалась до любой длины), а потом завязывал на узел бантиком. Ясное дело - справиться с заданием не мог никто. Но смех и свист, подбадривание и улюлюканье, горечь поражения и уверенность в победе были так заразительны, что Фенрир не устоял. Гигантский волк повернул ужасную голову и приятным интеллигентным голосом обратился к одноглазому Одину:
- Я бы не хотел мешать вашей дружеской забаве, но... многоуважаемый бог, не кажется ли вам, что ваши друзья несколько... переигрывают? Согласитесь, разве можно поверить, что сильнейший мира сего не в состоянии одолеть девичьей ленты?
- Тебе должно быть стыдно, враг достойный, - величаво ответствовал Один, напуская на себя вид оскорбленной невинности. - Как думать ты посмел столь дурно о ревностных богах, блюдущих честь?! Мы не посмеем так себя унизить, чтобы обман дешевый виден был любому... Боги - мы! Мы - не шуты на праздничном застолье!
- Не знаю, не знаю... - засомневался волк, у него явно было более тонкое чувство юмора. - Но если даже наш крепыш Тор ее не разорвет, то, значит, он любит ленточки и розовое ему к лицу.
- Сам попробуй! - яростно огрызнулся красный от натуги бог Тор. Затянутый в ленту, безуспешно напрягающий внушительные мускулы, он и в самом деле являл собой забавное зрелище. Особенно впечатлял узел бантиком на макушке: концы ленты создавали эффект заячьих ушек. Я кусал губы, чтобы не прыснуть со смеху. Но, видимо, Фенрир все-таки заглотил наживку.
- Вы разрешите мне принять участие в этой забаве?
- Да! Конечно! Разумеется! Всегда пожалуйста! - хором ответили «гостеприимные» боги с такой плохо скрываемой радостью, что волк насторожился. Однако отступать в такой ситуации было бы позором. Фенрир не хотел унизить себя отказом от своих же слов, но и дураком он не был. Повернув огромную голову, исполинский зверь протяжно завыл. Почти сразу же ему ответили яростные голоса стаи. Из ближайшего перелеска показались волки. Много, на первый взгляд не меньше сотни здоровых красивых зверей. Они встали напротив нас сплошной серой стеной, но не нападали. Я искал взглядом Наташу, в первых рядах ее не было видно, зато третьим слева стоял рослый седой волк - мой старый знакомый. Ну, если Сыч здесь, то и моя жена скоро появится. Только бы Фенрир не открыл боевые действия сразу же - не хотелось, чтобы в запале боя какой-нибудь ретивый бог задел плечом Наташину шкурку. Но все обошлось, у главного волка были иные планы.
- Сначала эту необыкновенную ленту испытает опытный воин моей стаи. Я никого не хочу обидеть недоверием, но... волшебные вещи порой так непредсказуемы. Она может вспыхнуть, вызвать чесотку или вообще плохо повлиять на густоту шерсти. Надеюсь, боги не будут в обиде за маленький эксперимент?
- Нет, - недовольно проскрипел Один. - Кого же из волков ты хочешь повязать?
- Вот этого! - решился я, указав пальцем на ощетинившегося Сыча. - Он достаточно большой, матерый и наверняка составит хорошую конкуренцию здесь присутствующим.
- Кто ты? - удостоил меня вниманием Фенрир.
- Сигурд. Поэт и ворлок, - скромно представился я.
- Всего-то?
- Он - великий ворлок! - с девчоночьей горячностью влезла Фрейя. - Он рифмою владеет чудодейной. Его стихи подбны песне бури, шуршанью ливня и сиянью снега. В его словах неведомая сила, шальная мощь бушующего моря, упрямство ветра, рвущего над фьордом лоскутья набежавших облаков. Он одолел огромных великанов; а Йорика из Йотунхейма сумел заставить просто выть от страха! Он Хельгу Черную, призвав отважно, прогнать посмел, лишь только надоела...
- И прозвище ему дано - Неглупый! - весомо добавил справедливый Один.
Я почувствовал, что краснею. Фенрир оглядел меня с непередаваемой смесью иронии и любопытства. Все боги с напряжением ждали его ответа. Наконец глава волков снисходительно кивнул, и по его знаку помрачневший Сыч вышел вперед.
- Вы можете связать его. Он - самый сильный из моих слуг. Но я хочу быть уверен, что лента в самом деле безобидна. Поэтому, пока вы будете вязать узлы, пусть кто-нибудь из вас положит руку ему в пасть. Если здесь кроется обман, он сожмет зубы. Это будет справедливая игра?
Боги смущенно кивнули. Фенрир удовлетворенно качнул головой, его хитрость удалась.
- Итак, кто?
- Ну кто же может достойней управиться с заданием, - вдруг всплыл ласковый голос дядюшки Локи, - как не мудрейший Сигурд?! Уже не раз он доказал свою отвагу, гуляя с Фрейей ночью по кустам. И ум его остер - ведь он советы самим богам дает, а те, развесив уши, ему внимают, слюни распустив. Конечно Сигурд! Шаг вперед, храбрейший! Ужели ты, кто первый на пиру, в беседе, в беготне за юбками нелегкой, уступишь волку? Сигурд - наш герой!
Старый Сыч вперил в меня радостный взгляд, я ответил ему вымученной улыбкой. Вокруг повисла тишина, я как-то не сразу понял, что все присутствующие уставились на мою скромную персону, пока тяжелая ладонь Одина не опустилась на мое плечо.
- Иди, Сигурд. Это твой план и твоя затея. Будь смел и спокоен, мы отомстим за тебя.
Я беспомощно огляделся. Локи, сделав свое черное дело, лепил снежки, прочие боги отводили взгляды. Наташи не было видно, и лишь бедная Фрейя мне что-то шептала побелевшими губами. Сыч величаво подошел ко мне, с лютой злобой посмотрел в глаза и едва слышно процедил сквозь зубы:
- Вот мы и встретились, калека...
- Я не калека.
Вместо ответа он гнусно ухмыльнулся и распахнул пасть. Зубы оборотня напоминали стальной капкан, зловонное дыхание красной глотки отравляло воздух, на губах пузырилась пена, а хвост мотался из стороны в сторону, словно не в силах сдержать радостного возбуждения. Сыч буквально светился от предвкушения моей крови. Я медленно положил руку. Страшные зубы так же медленно сомкнулись, слегка сжав запястье, моя ладонь целиком находилась в пасти бешеного зверя. К нам приблизился Один с розовой лентой в руках. Пока он примеривался, с чего начать, в рядах волков началось шевеление и вперед протиснулась моя жена. Увидев, в каком я положении, Наташа округлила желтые глаза и так распахнула ротик, что длинный язык свесился через зубы. Я ободряюще улыбнулся ей, виновато пожимая плечами. Верховный бог завязал первый узел, острые клыки нервно вздрогнули, едва не поцарапав мне кожу. В зрачках старого Сыча зажглись недобрые огоньки, и я сразу понял, что это означает. Последующие действия мало зависели от меня лично, какая-то часть мозга, просканировав все возможные варианты, приняла единственно верное решение. Мои пальцы сами собой пришли в движение, крепко сжав в кулаке язык оборотня! Сыч подал назад: видимо, ему было очень больно, а я, наоборот, потянул его к себе, предельно увеличивая силу хватки. Бедный волк выпучил глаза от боли, не смея даже скулить. Он поджал хвост и смотрел на меня самым умоляющим взглядом, но я ему не верил. Враг есть враг, мне было абсолютно ясно, что он сделает, если я хотя бы ослаблю захват. Это был очередной молчаливый поединок, как раньше в монастырской тюрьме или Наташиной квартире. Мой противник и завистник, маньяк и убийца, преследующий мою жену, волк-оборотень с явными признаками прогрессирующего психоза, напрягал все силы, чтобы вырваться. Я - недавний популярный поэт и философ, Серый Волхв и страшный муж ведьмы, скандинавский воин и могущественный ворлок - едва не кричал от напряжения, чувствуя, как пульсирующая кровь ломает виски и взор подергивается красноватой дымкой. Нашу застывшую пару внимательно исследовал Фенрир, не спуская с нас ни на секунду холодного пристального взгляда. Коварно похихикивали боги. Возможно, в иное время при взгляде со стороны я тоже счел бы забавной такую скульптурную группу. Бледный человек в съехавшем на нос рогатом шлеме сунул правую руку в пасть матерого волка. Хищник так перемотан розовой ленточкой, что напоминает новорожденного младенца, и только вытаращенные глаза да яростный пар из ноздрей свидетельствуют о том, что все происходит всерьез. Комедия в любую минуту грозит обернуться трагедией.
- Ну что ж, великий волк, ты видишь сам - твой зверь не в силах разорвать простой предмет из обихода девушки обычной. Он проиграл! Наш храбрый ворлок все так же честно рукой рискует на глазах у всех. Но видно, что и вправду нет причины тебе бояться ленточных проказ. У волка твоего и шерсть цела, и блеск в глазах здоровый, и азарт, и мускулы бугрятся валунами, но пораженье очевидно всем...
- Ты прав, Один, - нехотя признал Фенрир. - Похоже, среди смертных и бессмертных только я еще не попытал счастья. Хотя... мне по-прежнему непонятно, как эта тоненькая ленточка смеет противиться усилиям самих богов?!
- А ты проверь! Испытай сам! Докажи свою силу, Фенрир! - наперебой загомонили боги.
- Ленту! - потребовал исполин. Ему больше некуда было отступать. Один и Тор в четыре руки принялись распутывать несчастного Сыча. Обеспокоенная Фрейя бросилась ко мне:
- Сигурд, у тебя все в порядке?
- Не переживай, подружка... Все замечательно, - тихо выдохнул я, осторожно освобождая руку. Оборотень так и не закрыл пасть, вывалив набок распухший и посиневший язык. Значит, вот как я его сжимал... Сыч ушел на качающихся лапах, повесив голову и прижав уши. Это была победа. Моя первая, собственная победа над настоящим врагом. Сзади, в еще мокрую от слюны ладонь, мягко ткнулся холодный волчий нос. Моя супруга, едва не взвизгивая от счастья, встала рядом. Все... хочу домой.

* * *

Дальнейший сценарий вы наверняка знаете. Фенрир купился на наше экзотическое шоу и сам предложил связать себя волшебной лентой.
- Но пусть кто-нибудь так же положит свою руку мне в пасть, как это сделал Сигурд.
Боги поняли, что рано обрадовались. Произошла некоторая заминка, затея грозила сорваться вообще.
- Так... а это... вот пусть ворлок и кладет! - додумался рыжебородый Тор.
- Правильно, - поддакнули еще двое. - Он ведь уже пробовал, ему привычно.
- Еще чего? - праведно возмутился я. - Может, мне и голову туда засунуть? Нет уж, товарищи боги, ничего не выйдет!
- Что?! - яростно взревел Тор, хватаясь за боевой молот. - Так ты, смертный, смеешь противиться приказу аса?
- Он прав. - Фенрир погасил скандал прежде, чем я успел ответить. - Позволяя вам связать меня лентой (которую якобы никто не в состоянии разорвать), я остаюсь заложником вашего слова. Но пусть рядом встанет честный бог, и его рука, зажатая меж моих клыков, будет заложницей того, что меня развяжут. Рука человека меня не интересует.
- Мы что, вруны какие? Стыдно не верить богам! Обижаешь, Фенрир... - Небожители перешли на неуверенный тон, локтями подталкивая друг друга. Пользуясь тем, что все заняты, я тихонечко отошел назад, за хвост гигантского волка. Мгновение спустя ко мне присоединилась Наташа. Я обнял ее за шею, уткнув лицо в теплый серый мех. Из глаз волчицы покатились крупные слезы.
- Сережка... милый мой... Я так за тебя волновалась.
- Не надо, любимая. Успокойся, пожалуйста.
- Он... он мог откусить тебе руку. Я же видела его глаза, он... он хотел это сделать!
- Не надо, тише... Дорогая, я ведь все-таки не просто рядовой поэт, а - муж ведьмы! Этот маньяк не мог причинить мне ни малейшего вреда. Я ухватил его за язык, потянул и стиснул изо всех сил. От боли и страха его едва кондрашка не хватил. Твой Сыч не смел даже подумать о том, чтобы сжать зубы. Вон, посмотри, он лижет снег. Держу пари, язык у бедолаги так распух, что в пасть не помещается.
- Ты - умница! Я тебя очень-очень люблю.
- Я тебя тоже. Давай убежим?!
- Куда?
- Домой.
- Как, глупый?
- Очень просто, - улыбнулся я. - На самом деле мне достаточно поцеловать тебя - и мы дома. В Петербурге или у тебя в Городе, не уточнял... Но так мы можем уйти отсюда, мне Один посоветовал.
- Ты... ты меня поцелуешь?! Такую?! - не поверила она.
- Да! - храбро решил я и, ухватив супругу за пушистые уши, крепко чмокнул в холодный нос. Ничего не произошло. Наташа лизнула меня в ответ. Я зажмурился и расцеловал всю морду волчицы - бесполезно! Она ни в какую не желала превращаться в человека. - Ничего не понимаю... Один сам мне сказал, что, если я успею тебя поцеловать... Боже! до восхода солнца! Я должен был успеть поцеловать тебя до рассвета. Надо же быть таким идиотом!
- Не огорчайся. - Она вздохнула еще раз, утешительно лизнув меня в ухо.
- Но ведь я, мы... У меня был шанс! Я же прекрасно мог поцеловать тебя тысячу раз, пока мы убегали от великанов. Господи, какой же я дурак! Подожди меня здесь, я сейчас сбегаю, уточню у верховного, можно ли что-нибудь сделать?
Наташа снова вздохнула, одарив меня самым ласковым взглядом янтарных волчьих глаз. Потом тронула лапой за плечо и тихо попросила:
- Возвращайся побыстрее...
Я бегом бросился на поиски Одина, Меж тем древние боги, кажется, все-таки пришли к определенному решению. Вперед выдвинулся Тор, самый молодой и честный. Он молча сунул свой кулак в пасть Фенрира. Бог рисковал... Я не мог подойти к нему со своими советами, да он и не смог бы ими воспользоваться. Волк был слишком велик. Рука молодого Тюра меж ужасных клыков была как зубочистка. О том, чтобы схватить Фенрира за язык, не было и речи, такой язык можно было использовать как надувной матрас. Тор и Хеймдалль мгновенно опутали чудодейственной лентой исполинского врага. Все замерли. Фенрир пожал плечами. Потом напряг все мускулы, дернулся раз, другой... он все понял. Волчья стая, как по команде, развернулась и бросилась обратно в лес. Синие глаза Фенрира яростно сверкнули в сторону Одина, тот опустил голову. В наступившей тишине как-то по-особенному гадко прозвучал липкий смех Локи:
- Вот ты и попался, грязный пес!
Мне показалось, что взгляд волка на мгновение стал обреченно-недоуменным, а потом он резко сжал челюсти. Тюр, слабо вскрикнув, упал в снег, его рука была словно отрезана почти по локоть. Кровь хлестала во все стороны. Фрейя бросилась к нему, на ходу срывая головной платок, кто-то еще, кажется, Видар и Хеймдалль пошли за ней. Они понесли на руках потерявшего сознание бога, чью изувеченную руку закрывал теперь быстро намокающий платок дочери Одина. Я отвернулся.
- Вот и все, - тихо сказал хозяин Асгарда, - мы уплатили честно за наш обман... Горячей кровью была искуплена вина и жертвой добровольной снят позор бесстыдной лжи. Пусть будет, как свершилось! Мы все уходим...
Они действительно развернулись и гуськом двинулись куда-то вдоль холма. Исполинский волк так и остался лежать на снегу, связанный розовой ленточкой. Он прикрыл глаза, и только по красноватому пару, вылетающему из его ноздрей, было ясно, в какой он сейчас ярости. Я не пошел за богами. Я тупо стоял и ждал, пока они исчезнут за поворотом. Мне было стыдно. Неслышными шагами подошла Наташа. Она молча потерлась мордой о мою руку, ей не надо ничего объяснять, все ясно без слов. Я сел на снег, стараясь выбросить из головы все мысли.
- Любимый, ты ни в чем не виноват. Это было предопределено...
- Я понимаю.
- Тогда посмотри на меня. Ты меня любишь?
- Да...
- Ты спросил его?
- Одина? Нет, не смог... Все произошло так быстро. Прости... видимо, мы еще надолго здесь задержимся.
Она зарычала. Я даже не сразу отреагировал, думал - она на меня, а когда поднял глаза, все стало ясно: из-за поворота показалась персиковая кошка с восседающей на ней Фрейей.
- Сигурд! Наташа! - еще издали закричала она. - Мне нужно поговорить с вами.
- Почему она всегда крутится рядом с тобой? - сквозь зубы процедила моя супруга.
- Стечение обстоятельств, - попытался объяснить я, но в это время всадница спрыгнула с кошки и затараторила, как пулемет:
- Отец сказал, что он благодарен тебе за все. Он видел, как ты ушел к жене, и знает, что у тебя не было времени расколдовать ее до восхода солнца. Не отчаивайтесь. У вас есть еще целый час. Это прощальный дар бога Одина. Мы уже больше не увидимся с тобой, ворлок Сигурд... Норны сплели свою пряжу, и я не властна изменить судьбу. У тебя замечательная жена. Вам еще предстоит пережить множество бед и приключений, но вы будете счастливы. Я... я люблю вас обоих! Вы обязательно будете счастливы! Пожалуйста, не забывайте обо мне...
Фрейя порывисто бросилась вперед, обняла за шею Наташу, робко поцеловала в щеку меня и, едва сдерживая слезы, прыгнула на спину Фионе. Когда они растаяли в снежной дали, моя супруга задумчиво произнесла:
- Если у нас когда-нибудь родится девочка, я знаю, в честь кого ее назвать.
- Да, это красивое имя, - подтвердил я, гладя ее по спине. - Давай не будем тратить время и воспользуемся последним даром Одина. Может быть, теперь подействует?
Я поцеловал серую волчицу, и... мне ответили теплые человеческие губы. Мы обнялись, так крепко прижавшись друг к другу, словно боялись, что кто-то из нас пропадет. Слова не были нужны, мы снова нашли друг друга. Словно не было суровой зимы, чужого мира, свирепых врагов и всего того, что разделяло нас с домом. Весь смысл жизни заключался только в том, чтобы смотреть в ее глаза, чувствовать на щеке ее дыхание, касаться ее губ... Вопросом нашего возвращения озаботились другие.

* * *

- Ну че, Ромео Йотунхеймского уезда, домой еще не собираешься?
- Фармасон, исыди, расфратник! Пусть себе целу... целу... апчхи! целуются на здоровье...
- Ба, чахоточный наш заговорил! Циля, тебе ведь хозяин запретил нос на улицу высовывать - у тебя насморк. Закаляться надо было, ханурик!
- Не юротствуй, мне уже совсем хорошо, почти...
- Спрячь кудряшки в карман! О тебе же забочусь, коматозное ты созданье... Если нашего Лександрыча вовремя не остановить, так он с этой волчицей до вечера на морозе целоваться станет. Домой пора, я тебя лечить буду.
- Сережка, что-то не так? - чуть отодвинулась Наташа.
- А? Нет... все в порядке, любимая. Я отвлекся, извини.
- Это твои ребята? - догадалась она, поправляя длинное серое платье, отороченное мехом.
- Именно, - кивнул я. - Понимаешь, они сидят у меня в карманах, там тепло. Анцифер совсем расклеился, видно, подхватил какой-то редкий вирус гриппа, действующий даже на ангелов. Может быть, все-таки настало время вернуться?
- Хорошо бы, но я не знаю как.
- Подожди, подожди... Ты - ведьма! Как это «не знаешь»?
- Слушай, заяц, когда я тебя чуть не съела... Ну, прости, прости, прости, пожалуйста! Это Сыч направил на меня заклинание, временно парализующее память. Ты умница, что сумел удрать. В общем, когда я все поняла, было уже поздно, мне тоже пришлось бежать.
- А тебе-то почему? Ты что, не можешь разобраться с навязчивым поклонником?
- Не могу, - потупилась она. - Не хотела тебе говорить... Он сумел украсть одну жизненно важную для меня вещь - бабушкин подарок. Помнишь, тот странный крест на тяжелой цепочке.
- Помню. Ну и что? Ты говорила, будто дара в нем уже нет, а как ювелирное украшение можно выбрать вещицу и помодней.
- Нет. Цепь несла в себе всю колдовскую силу моей бабки; когда я приняла ее, то часть меня тоже перешла в этот амулет. Теперь в нем моя энергетика, мои флюиды, мое биополе. Используя его в заклинаниях, Сыч имеет возможность влиять на меня. Пусть ненадолго, но если такой случай повторится, ты можешь и не успеть. Я не хочу больше рисковать...
- Ты не хочешь вернуться в Питер?
- Хочу, но он найдет нас.
- Тогда в твой Город?
- Там он найдет нас еще быстрее. Сережка, милый, пока цепочка с крестом у него, мы в большой опасности. Он всегда будет знать, где я. Мы можем только прятаться.
- Это не выход. Думаю, нам все-таки стоит вернуться и поговорить об этих проблемах с сэром Мэлори.
- Ты с ним знаком?! - поразилась Наташа. - Но все знают, что он очень могущественный маг и настолько занятой, что никого не принимает. Аудиенции к нему ждут годами.
- Неужели? Хм... я попал без проволочек. Думаю, он будет рад с тобой познакомиться. Ну так что, поехали?
- Но как?
- Сейчас узнаем. Эй, парни, - я аккуратно сунул пальцы в карманы, - вылезайте, мне нужна ваша помощь.
- Не вылезу, я пригрелся! - ворчливо раздалось из левого.
- Висьма сошалею, но грипп есть грипп... Лучше я посишу тут, а то еще зарасу ково-нибуть ненароком, - тоном умирающего лебедя донеслось справа.
- А ну бросьте комедию ломать! - прикрикнул я. - Выходите, поговорим серьезно. Мы с женой намерены вернуться.
- Ясненько... Циля, ты глянь, он рассматривает нас как живой билет на обратную дорогу.
- Минуточку, Фармазон... Я никого не хотел обидеть!
- Сергей Александрович, мне ужасно неудопно, но увы...
- Циля, не извиняйся! Не извиняйся, ты во всем прав. Раз уж этот небритый ворлок с литинститутским образованием упорно не желает понимать очевидного, я сам ему скажу. Прямо в лицо, честно и бескомпромиссно! Всю правду-матку изрежу! Что на сердце - то и на языке! Нечего тут... пусть знает, что я о нем думаю... Вот так! Я же кремень, сказал - сделал! Ну, Циля, давай...
- А-а-апчхи! Чево давай? - недопонял Анцифер.
- Ну, говори, - пожал плечами черт, - я вот выполнил свой гражданский долг, теперь давай ты объясни ему, что почем!
- Сереженька, - вновь потянулся за носовым платком простуженный ангел. - Мы веть вас предупрештали, что не можем двашды вхотить в одно и то ше измерение. Вы уш простите великодушно, а-апчхи, но в тот Город или в Питербурк мы уже не попадем...
- Наташа! Они говорят, что не могут нас вернуть. Им не дано дважды входить в одну и ту же реку.
- Значит, у нас определенные сложности с возвращением, - подытожила она.
- Видимо, так, любимая. - Я обнял ее за плечи, стараясь выглядеть сильным и уверенным. - Ничего, мы обязательно что-нибудь придумаем. Вот, например...
Договорить мне не удалось, со всех сторон послышался заунывный волчий вой, и за считанные минуты мы оказались окруженными стаей. Анцифер и Фармазон разом юркнули в свои карманы. Волки мгновенно взяли нас в кольцо, замерев буквально в двух шагах. Их глаза горели жаждой крови, мышцы перекатывались под шерстью, а прорывавшееся сквозь зубы рычание сливалось в одно нешуточное предупреждение. Мы не шевелились, прекрасно понимая, что при первом же движении нас разорвут на куски. Потом вперед величаво вышел старый Сыч. Язык у мерзавца почти отошел, но говорил он обрывисто, короткими фразами, словно это еще причиняло ему боль.
- Не двигайтесь! Все кончено... Стая моя. Теперь я - вожак, - провякал он, осторожно скосив глаза на неподвижно лежащего Фенрира, по-прежнему опутанного волшебной лентой, но, похоже, его совсем не волновала такая «смена вождя».
- Вам не помогут. Ты проиграл. И не вздумайте! - рявкнул оборотень, когда мы только открыли рот для достойного ответа. - Слушать молча! Волки бросятся при первом же вашем слове. Она - ведьма. Ты - колдун. Я не хочу рисковать.
Мы переглянулись и кивнули.
- Она будет моей. Ты умрешь. Она забудет тебя. Я сделаю ее Королевой Теней. Ты мешал мне. Я хочу...
Небо над нашими головами несколько потемнело. На сияющий снег упала сиреневая тень, и в воздухе закружился иней. Я поднял взгляд и ахнул... В десяти метрах над нами плавно потягивался гибким чешуйчатым телом разноцветный китайский дракон!
- Боцю? - невольно вырвалось у меня.
Волки оскалили зубы, но даже не двинулись с места, потому что дракон мгновенно повернул улыбчивую морду в мою сторону:
- Ба, да ведь эта же моя образованный знакомый! Здравствуйте, уважаемый Сам Ты Пень! Мы, видимо, разминулись, а я так ждала сочинений вашего нового гения Хань Хунмуня... Они, случайно, не при вас?
- Увы, мой дорогой Боцю, - уже более уверенно ответил я. Судя по всему, дракон не раскусил обмана, а волки не рисковали нападать, видя в небе такого грозного противника. - Я был вынужден срочно уехать, судейские дела, знаете ли... Достопочтимый Гао Мунь попросил присутствовать в качестве независимого эксперта в споре некой группы богов вон с тем гигантом. Как вы знаете, самые неподкупные судьи - в Китае. Мы пользуемся спросом...
- Да, да... Вы, как всегда, очень правы. У нас в Китае вообще все самое лучшее!
- Истинно. Особенно дешевые тапочки провинции Сяоланьшу и настоящие джинсы «Левис» из уезда Тянь По. А вас что сюда привело?
- Ах, драгоценный Сам Ты Пень... - Боцю мягко опустился на снег, волки сыпанули в стороны, освобождая место для посадки, и только Сыч, вздыбив шерсть, все еще пытался как-то порыкивать на нашу беседу. Остальные взвесили соотношение сил, сравнили возможности, прикинули потери, обсудили все плюсы-минусы и, поджав хвосты, удалились поближе к лесу. - Я не выполнила приказа. Принцесса Наташа исчезла. Конечно, это злой волшебник ее украл... Я был в большой неутешной печали. Потом пришел добрый старец и сказал мне, где ее искать. Я преодолел измерения, нашел этот мир, но здесь так холодно... Вам, случайно, не встречалась украденная принцесса?
- Если речь идет о Наташе, то - вот она! - торжественно провозгласил я.
- Вы уверены? - сощурился дракон.
- Великий Будда, так вы что, в глаза не видели, кого охраняли?!
- Нета... - вздохнул он. - Наше дело маленькое - сторонка-сторонка, и все- Принцесса сидела в доме, мне ее не показали. Но добрый старец дал ее портрет. Сейчас сравню...
Боцю отогнул широкие чешуйки на груди, осторожно достал оттуда цветную фотографию и, зажав ее в огромных когтях, начал неторопливо сличать изображение с лицом Наташи.
- Не волнуйся, любимая... - шепотом поддержал я. - Думаю, что «добрый старец» - это сэр Мэлори, только он мог раздобыть твое фото и послать нам на помощь полицейского дракона. Сейчас он окончательно прогонит волков, а потом вернет нас домой. Поздоровайся с ним...
- Боцю, это я, Наташа.
- Тосьно, тосьно, вы - принцесса! - радостно заулыбался дракон, открывая ошеломляющий ряд зубов от уха до уха. - Как я счастлив, что вас нашли! Мне ведено привести вас назад.
- Эй, уважаемый, а меня не подбросите по пути?
- О, Сам Ты Пень, ну конечно же! Какие разговоры между друзьями. Я буду счастлив сделать для вас услуги.
Вот тут старый Сыч не выдержал. Он бросился вперед и обрушился на доверчивого дракона:
- Дурак! Балда! Китаеза! Это же я, я тебя нанял. Это мне ты должен... подчиняться! Она - моя принцесса! Дай ее мне! А его убей! Живо!!!
- Волки разговаривают?! - пораженно выдал Боцю. - Чего он от меня так упорно хочет?
- Он уверяет, что является твоим работодателем, - пояснил я.
- Врет?
- Естественно! Разве тебя нанимал на работу волк?
- Нета... Был человек, но не волк. Зверям я не служу.
- Да человек я, человек! - взревел обиженный оборотень. - Я вот... сейчас... Я вам...
- Он не сможет... - прошептала мне на ухо жена. - Без помощи Фенрира он вообще никогда не вылезет из шкуры. Раньше это было возможно хотя бы по ночам, а теперь раз волчий бог в плену, то и другие обязаны нести крест. Сычу не превратиться в человека...
А тем временем оборотень просто из себя выходил от бессилья. Он подпрыгивал, переворачивался в воздухе, катался по земле, грыз снег, кусал себя за хвост, но не мог сменить облик. Дракон понаблюдал за его выкрутасами и выпустил из ноздрей струйку пламени. Сыч взвыл и пустился наутек. Вслед за ним медленно убрались те немногие волки, что еще наблюдали за развитием событий. Фенрир так и не повернул головы.
- Я наказала самозванца! - гордо выпятил грудь довольный китайский агрессор. - Друзья моя, не окажете ли мне великая честь, позволив доставить вас к порогу дома?
- Никогда не летала на драконах, - улыбнулась Наташа. - А на таких любезных - тем более! Ты просто милашка, хвостатенький.
Боцю разомлел от счастья. Я в последний раз оглядел снежную равнину, вековой лес, связанного хищника, весь этот великий и чарующий мир северных легенд...
- Ладно, поехали! До Города далеко?
- Меньше часа, добрый Сам Ты Пень.
- Вот что, Боцю, - сдержанно возмутился я. - Или ты прекращаешь свои однообразные оскорбления, или...

* * *

Мы летели по коридору времени... По крайней мере, мне показалось, что этот небесный тоннель называется именно так. Мы сидели в небольшой ажурной беседке, укрепленной на хребте нашего крылатого друга. Откуда он ее раздобыл - я не знаю. Видимо, китайские драконы обладают собственной, весьма оригинальной магией. Боцю просто хлопнул узорчатыми крыльями, и - опля! На его спине появилось изящное архитектурное сооружение из дорогих пород дерева и красного шелка с нарисованными танцующими журавлями. Жесткая чешуя дракона была покрыта мягкими коврами, на которые я и уложил мою усталую жену. Наташа уснула почти сразу, еще до того, как мы поднялись в воздух. Я лишь уселся поудобнее перед маленьким оконцем, приобнял сладко посапывающую супругу и жестом попросил дракона поменьше болтать. Боцю понимающе кивнул и с чисто восточным тактом за все время пути даже не повернул головы в нашу сторону. Сам полет как таковой был очень коротким. Мы легко воспарили к солнцу, но едва окунулись в ближайшее облако, как все вокруг изменилось. Дракон словно перестал двигаться, он даже крыльями не взмахивал, а словно парил в непонятном воздушном течении. Нас окружала густая фиолетовая темнота, иногда прерываемая каскадом разноцветных искорок. Порой они, словно кусочки мозаики, слагались в недолговечные картины. Неизвестные города, фантастические животные, сказочные растения, а иногда и просто необъяснимые комбинации цвета замирали на несколько мгновений и рассыпались на глазах. Тьма то густела, то светлела, то меняла общий тон с фиолетового на синий, с черного на изумрудный, с пурпурного на прозрачный ультрамарин. Видимо, это и были параллельные миры. Мы словно прошивали насквозь богато иллюстрированную книгу, где каждая страница была чьей-то Вселенной. Когда я почувствовал, что волны усталости накатывают и на меня, то просто зажмурился и, привалившись к стенке беседки, попытался уснуть. Увы, ничего не вышло. В голову лезли самые разные мысли. Во-первых, насчет Наташи... Сейчас я сумел ее вернуть, но что нас ждет впереди? Если этому маньяку удастся вырваться за нами, то он пойдет по следу до конца. Наташа сказала, что у него бабушкин талисман, который необходимо вернуть. Хорошо бы, но как? Где живет старый Сыч? Где он может прятать проклятую цепь с крестом? Что нам делать, если мы вообще ее не найдем? А если и найдем, то все равно что делать? Как видите, сплошные вопросы... Потом еще мне было жаль маленькую Фрейю. Она оказалась настоящим другом, изо всех сил стремилась помочь, и если такая богиня должна умереть лишь оттого, что на земле о ней забыли, то это несправедливо! Может быть, соорудить какой-нибудь пантеон? Ну, в конце концов, заплатить кому сколько надо, с гарантией, чтобы в ее честь служились молебны, приносились жертвы и всегда горел огонь на золотых треножниках. Я не хочу, чтобы память о ней исчезла навсегда. Еще одна головная боль - это, конечно, наш волк-оборотень. Наташу он не получит - коротко и ясно! Какими средствами я намерен этого добиваться? Да любыми! Начиная от интеллигентного «выйдем - поговорим»... и заканчивая старомодной дуэлью на кремневых пистолетах Лепажа. Я некровожаден по природе, но я люблю свою жену. Если у меня и дальше будут пытаться ее отнять, я могу несколько озвереть... Теперь о стихах. Неужели вы и в самом деле поверили, что в иных мирах существует магия рифмованного слова? Как специалист в этой области, беру на себя смелость заявить: все это чушь! Невероятно удачное стечение обстоятельств - не более! Давайте рассуждать логически... Даже если предположить, что определенный набор слов, выстроенный по строгой схеме ямба или хорея с четко выраженной буквенной или ассонансной рифмой, способен как-то затрагивать тонкие позиции материи, таким образом вербально, а не структурно влияя... уф! Постараюсь попроще. Короче, если это и работало бы, то лишь в случае ясно поставленной задачи. То есть любое рабочее заклинание должно быть выражено простыми человеческими словами. В нем обязательно превалирует смысл, а не образность. Например, если хочешь уйти, то так и говори, а не читай романтизированную версию типа «Отпусти меня с ладони, как дыхание свечи...». Те стихи, что написал я, при чтении не могли дать никакого однозначного результата, поскольку не имели одной четко выраженной формулировки. Наоборот, в них было сразу несколько зачастую противоположных мыслей, включая иллюзии, подтекст и философские откровения за строкой... Появление Черной Хельги? Абсолютная случайность, как и ее исчезновение. На мой взгляд, в этом стихотворении вообще ни слова нет о смерти. Так с чего бы ей вылезти? Неувязочка... Тот же элемент шального попадания, несомненно, имел место в случае с землетрясением в Городе, когда меня хотели съесть, а вместо этого едва не изуродовали весь квартал сэра Мэлори. Там же и намека нет на какие-либо катаклизмы. Все тексты только о любви, о сложных взаимоотношениях мужчины и женщины, о переплетении их судеб, трагедии бытия и горькой правды жизни. Ну а уж то, как старый Сыч увел от нас погоню в средневековой Испании, вообще шито белыми нитками. Волк прятался в траве, выслеживая наши передвижения. Услышав стук копыт, увидев грозных всадников, идущих на него развернутым строем, бедный зверь потерял голову от страха. Нет, я не спорю, он наверняка крался за нами, лелея планы кровавой мести. Но то, что солдаты инквизиции спугнули его случайно, а вовсе не из-за моего так называемого «заклинания», - факт неоспоримый! Так же как и то, что волк увел от нас погоню. Так сложились обстоятельства, списать все это на рифмованную магию было бы очень удобно, но... увы, не совсем научно. Хотя, конечно, самое невероятное совпадение - появление русских кораблей под стенами испанского монастыря. Вынужден признать, что стихотворение действительно было подходящим. Ивановы братья вроде бы все объяснили, но маленький червячок сомнений нудно тревожил-таки изнутри. Уж очень гладко все получилось. Стих - результат. Правда, слишком растянуто по времени, все прочие срабатывали сразу же, но это детали...
От постоянного мелькания цветных картинок за окном, свежего воздуха, тишины и едва заметного покачивания мои глаза наконец закрылись. Я мягко опустился в густую сладковато-дурманящую вату сна. На этот раз меня никто не беспокоил.
Мы спали невероятно долго или неправдоподобно коротко. Путешествие по коридору времени лишает вас ощущения времени напрочь. Кажется, Боцю говорил, что нам нужно лететь меньше часа.
Я проснулся от теплого ветра и слепящего солнца, совершенно выспавшимся и отдохнувшим. Дракон заходил на посадку, кружа над крышей Наташиного дома, словно опавший лист.
- Милы-ый... - томно потянулась моя супруга, не спеша открывать глаза. - Мы уже приехали?
- Да, солнышко. Посмотри вниз, там уже разбегаются соседи, освобождая нам место для посадки.
Какая-то полная тетка развесила белье там, где Боцю облюбовал посадочное поле, и теперь, вереща от перепуга, лихорадочно сматывала веревки вместе с наволочками, майками и трусиками. Остальные с любопытством наблюдали за нами, отойдя немного в сторону. Особенного ажиотажа прибытие китайского дракона не вызвало. Видимо, сэр Мэлори был прав - Боцю здесь многие знали. Мы скатились вниз по его крылу и поблагодарили за услугу.
- Я в неоплатном долгу перед вами, мой бесценный друг. Очень сожалею, что так и не смог насладиться вместе с вами волшебными строками Хань Хунмуня... Смею ли я выразить робкую надежду, что вы когда-нибудь простите меня и дадите возможность посидеть где-нибудь в яшмовом дворце за чашечкой циньского чая, наслаждаясь стихами великих поэтов эпохи Мин?
- Моя великодушный друг, - аж прослезился дракон, - ваши ученые слова проливают сладостная бальзама на мою огрубевшая в путешествиях душа. Дорогой Сам Ты Пень, примите и моя искренние уверения в вечной дружбе. Ваше сердце подобно благородному нефриту, речь - слиткам чистого серебра, а учтивость под стать бессмертным приказам Седьмого Западного Дома. Я навсегда останусь ваша покорная слуга.
Мы церемонно раскланялись. Вид грозного викинга и цветастого дракона, отвешивающих друг другу глубокие китайские поклоны, здорово развеселил Наташу. Впрочем, она умело скрыла истинную причину своего веселья, повернувшись к Боцю с широкой улыбкой и запечатлев самый благодарный поцелуй на его растроганной морде. Кое-кто завистливо присвистнул, кто-то зааплодировал, кто-то рискнул плюнуть и отвернуться... Или наоборот, сначала отвернуться, а уж потом плюнуть. Рисковать, открыто хихикая над целующимися драконом и ведьмой, не отважился никто.
Наконец-то мы вновь вошли в дом, уже ставший мне почти родным. Я с наслаждением снял с взмокшей головы тяжелый рогатый шлем, скинул в угол прихожей все вооружение и крепко-накрепко прижал к себе вновь обретенную жену. Она уткнулась носом мне в грудь, а по ее щекам текли крупные слезы. Я ничего не говорил, все было понятно без слов. Мы снова вместе... Милая моя, родная, единственная... как же я тебя люблю! Она подняла мокрые ресницы, и живительное тепло ее бездонных глаз мгновенно озарило всю комнату. Потом был долгий поцелуй...

* * *

Я проснулся поздним утром, когда солнце уже давно встало и узким клинком раздвигало щель между занавеской. Наташи рядом не было, но через минуту она уже входила в комнату с дымящейся чашкой кофе. Я блаженно потянулся под одеялом, раскинув в стороны руки. Наташа мельком взглянула на меня и... с визгом отпрянула к стене, едва не расплескав кофе. На ее лице отразился уже знакомый мне неуправляемый гнев.
- Кто ты такой?!
Видимо, у меня отвисла челюсть... Мгновением позже Наташа буквально сползла на пол, хохоча как сумасшедшая. Чашка все-таки опрокинулась... Едва дыша от смеха, на четвереньках, путаясь в длинных полах халата, доковыляла она до кровати и уселась, склонив голову мне на плечо.
- Еще одна такая шутка, и я у тебя седым стану. Вместо ответа она залилась снова. Добрых пять минут мы хохотали вместе.
- Любимый, ты действительно испугался!
- Да, и не стыжусь в этом признаться. В прошлый раз ты от души постаралась сделать меня заикой.
- Больше никто никогда не сможет навести на меня заклинание. Ни во сне, ни в бою, ни в повседневной жизни - я защитила себя. Сыч не посмеет сюда заявиться.
- Не хочу даже слышать о нем. При звуках этого имени во мне просыпаются нездоровые инстинкты. Я обязательно с ним что-нибудь сделаю.
- Сережка, как же я тебя люблю, - счастливо вздохнула она. - Ты ведь никому еще не бил из-за меня в морду?
- Обычно мне хватало одного грозного взгляда, - серьезно подтвердил я. - Надо бы навестить сэра Мэлори, он просил позвонить сразу же, как вернусь.
- Но мы вернулись вчера!
- Кокетка! Вчера весь день и всю ночь мы были очень заняты. Что у нас на завтрак?
- Все, что ты захочешь, счастье мое, - чарующе мурлыкнула Наташа, потянувшись ко мне. В результате звонок к «доброму старцу» отодвинулся еще на пару часов. Потом еще душ, яичница с ветчиной и грибами, морковный салат, горячий кофе с оладьями для меня и томатный сок для нее и разговоры, разговоры, разговоры...
В конце концов мне удалось добраться до телефона.
- Бром карбонациус, трюфель блям? - спросила трубка.
- Добрый вечер, сэр Мэлори. Это вас Сергей беспокоит.
- Муж ведьмы?
- Да, да, тот самый, - облегченно выдохнул я. Наташа стояла рядом, прижавшись к моему плечу так, чтобы слышать наш разговор. - Вы просили позвонить, если я сумею вернуться.
- Не «если», а «когда»! Я ни на минуту не сомневался, что вы вернетесь с победой. Я верил в вас, мальчик мой... Шебултых ля рум - фиц больгаузен!
- Чего? - округлила глаза Наташа.
- Фиц больгаузен! - наставительно повторила трубка.
- Тс-с-с! - Я прикрыл мембрану ладонью. - У него периодически бывают кратковременные приступы сумасшествия. Несет всякую чушь, не имеющую ровно никакого смысла. Обычно это проходит уже на следующей фразе.
- Сергей Александрович, где вы? Алло!
- Я здесь, отвлекся на минуту... Извините.
- Ничего страшного. А ваша жена с вами?
- Да. Мы вырвались вместе и впредь не намерены расставаться.
- Замечательно! Чудесно! Превосходно! Итак, молодые люди, я могу пригласить вас на ужин в свою холостяцкую квартирку?
- С большим удовольствием, сэр Мэлори. - Я утвердительно перемигнулся с супругой. - Во сколько нам удобнее подойти?
- Граньзянтань мус... мус... мус? Ленотеньдрю?
- А... плохо слышно, треск в трубке, - схитрил я.
- Я говорю: в любое время, как взбредет! - пояснил уважаемый рыцарь. Мы попрощались, и Наташа, чмокнув меня в щеку, отправилась в ванную наводить марафет. Пожалуй, мне бы тоже не мешало одеться поприличнее для делового визита.
Наташа как-то говорила: если мне что-либо понадобится, надо только открыть шкаф. Любая нужная одежда будет там. А если на мой привередливый вкус ничего не окажется, то надо попросить. В смысле - приказать шкафу! Построже... В результате нужная вещь непременно появится. Шаркая по полу шлепанцами, я неторопливо прошел в свой рабочий кабинет, обставленный со всевозможным удобством, и распахнул дверцы платяного шкафа. Хм... Костюмы, висевшие там, может быть, и подходили для путешествия по мирам, но вряд ли соответствовали цели нашего сегодняшнего мероприятия. Во-первых, здесь находился мой недавний наряд викинга, выстиранный и выглаженный, даже начищенный шлем сверкал рогами в углу. Вторым оказался классический костюм сказочного волшебника: длинный широкополый балахон из темно-синей ткани, такой же островерхий колпак, седой парик и борода на резиночке. Одежда была разукрашена нашитыми парчовыми звездами и непонятными словами на иврите. Еще - безумно красивый костюмчик испанского гранда XVI века с настоящими бриллиантами. Рядышком на вешалке - нечто вроде мексиканского пончо, но без сомбреро, хотя и с широким поясом, отделанным серебром и двумя пустыми кобурами для пистолетов. Вы бы согласились идти в таком виде по улице? Ну вот и я - нет. Значит, надо раздобыть что-то более приемлемое. «Попросить», как выразилась моя жена. Это не показалось мне особенно сложным делом. Я решил попросить у шкафа приличную английскую «тройку», светлую сорочку, галстук в тон и ботинки на выход. Вроде бы ничего особенного. Нужная одежда мгновенно появилась на вешалке. Размер, фасон и цветовая гамма не вызывали никаких нареканий. Все-таки, когда у вас жена - ведьма, это может быть очень даже выгодно. Я попытался снять пиджак, но он сам отскочил в сторону, зависнув посреди комнаты в угрожающе ожидающем напряжении. Об этом меня не предупреждали... Общий смысл проблемы я уловил, лишь когда на меня бесшумно бросилась рубашка. Вы такого не переживали? Господи, да мы боролись, словно гладиаторы на аренах Древнего Рима. Она выкручивала мне руки и постоянно защепляла пуговицами волосы на груди, пока я не начал отбиваться ногами, но брюки восприняли это как сигнал к действию. Когда я понял, чего им всем надо, и перестал сопротивляться, было уже поздно... В том плане, что на меня змеей кинулся красный полосатый галстук и буквально слегка придушил. Пока я валялся в отключке, они все беспрепятственно на меня наделись. Приход в сознание ознаменовался загадочным запахом одеколона, прыснутого мне на виски и шею. Небольшой флакон из граненого синего стекла висел у меня перед носом.
- Как тебе мой подарок, дорогой?
- Изу-ми-тель-но! - бодро выдавил я, поднимаясь с пола. Наташа, постукивая каблучками, вышла мне навстречу, обворожительная в коротком черном платье.
- Ты у меня просто красавец!
- Ты тоже сногсшибательно хороша. Хотя я так и не могу понять, каким образом с каждым разом ты умудряешься выглядеть еще обольстительнее.
- Так бы и слушала, и слушала, и слушала... Милый, я ведь чуть было не успела забыть, за что -я тебя полюбила,
- Тогда я буду напоминать об этом ежедневно: за ум, талант и красоту, данные мне от Бога для вечного прославления твоего имени!
- Льстец! Лови меня. - Она с визгом прыгнула мне в объятья. Я хорошо знал, чем это грозит, поэтому проявил недюжинную силу воли, ограничившись только поцелуями.
- Так мы все-таки идем?
- Конечно. Думаю, нам втроем есть о чем поговорить. Сэр Мэлори - старый враг твоего знакомого маньяка. Я подзабыл, что конкретно они не поделили, дело прошлое... Чаем нас в любом случае угостят.
- Тогда поспешим, мне ужасно интересно увидеть такого замечательного старичка.
Мы чинно шествовали по улице под ручку. Город был залит солнцем, на повороте у газетного киоска я купил букет ромашек, жена их очень любит. Потом мы взяли по мороженому. Я, наверное, слишком детально все описываю, но для меня эти мелочи имели огромное значение. Дело в том, что из-за этих злополучных ромашек и мороженого и начались все неприятности. Откуда-то вывернулась группа подвыпивших парней, и тот, что с краю, толкнул меня плечом. Мое мороженое выпрыгнуло из вафельного стаканчика, испачкав ему рубашку. Я возвел глаза к небу...
- Ах ты, козел! - взревел парень.
Большего он сказать не успел, потому что моя жена хлестнула ему ромашками по физиономии. Да не просто, а с добавлением трех-четырех слов на непонятной тарабарщине. Мгновением позже на месте грубияна стоял лохматый серый козел с удивленным взглядом. Другой парень замахнулся на Наташу, но наступил на мое мороженое. Он рухнул навзничь, сбив еще двоих. Остальные пока не включились в действие.
- Бежим! - Я схватил Наташу за руку и бросился в ближайшую подворотню. При любом раскладе их было втрое больше нас, а в Городе магией владел каждый. Опомнившись, они с воплями бросились в погоню. Все, включая козла. Моей жене такая развлекаловка почему-то казалась ужасно смешной, она хохотала на бегу как ненормальная. Обернувшись назад, я едва не ахнул: преследователи на ходу превращались в громадных черных псов с горящими глазами.
- Оборотни, - презрительно хмыкнула Наташа, я повернулся к ней с ответом, но не успел. Под ногами ничего не оказалось, и последней осознанной мыслью было желание отдать под суд того растяпу, который оставил канализационный люк без крышки...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

 

 

 
© 2008 "Мир чёрной магии" все права защищены
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна!
                   
 
Rambler's Top100