Моя жена - ведьма

 

 

 

Группа сайтов
Мир черной магии
Мир чёрной магии
Мир денежной магии
Мир любовной магии
Форум

   
 

 

Андрей Белянин
Моя жена - ведьма

Скорее всего, я жив. Голова гудит, все тело странным образом скрючено, а в глазах мелькают серые человекообразные существа, размахивающие огоньками на палочках. Либо я сплю, либо у меня цветные галлюцинации.
Потом мне плеснули в лицо водой, и я окончательно пришел в себя. Проморгавшись и отфыркавшись, мне удалось сфокусировать зрение, что постепенно дало четкую картинку происходящего. Подземелье, низкие темные своды канализационных тоннелей, запах... нет слов, сами понимаете. Сижу на мокром полу в вонючей луже, руки связаны в запястьях, вокруг суетятся... крысы! Человекообразные крысы, каждая до полутора метров ростом, прямоходящие, из всей одежды - кожаные пояса с набором кривых ножей. Огня не боятся, потому что у каждого в руке добротный смоляной факел. Я по натуре своей слишком романтичное существо, чтобы испугаться. Мир так невероятно многообразен, надо принимать его во всей красе и щедрости проявлений. Не подумайте, будто я безумно храбрый, скорее привычно расчетливый, когда имеешь жену-ведьму, ко всякому привыкаешь. Определенный фатализм: пока не укусили - не трепыхайся! В большинстве случаев такой подход вполне себя оправдывает...
- Шпионус? - неожиданно спросил один, тыкая факелом мне в нос. Я дернулся назад, больно ударившись затылком о каменную стену.
- Зачемус ты сюдас пришелс? - Слова несколько напоминали латынь, причем говоривший произносил их очень быстро, но я, кажется, улавливал перевод.
- Я упал в люк. Выпустите меня. Пожалуйста.
- А еслис ты шпионус? Нет! Теперьс ты попалсяс. Посидишьс в пленус.
Остальные поддержали говоруна бодрым писком.
- За что? - буркнул я, но такой сложный вопрос поставил их в тупик. Они начали спорить, шуметь, толкать друг друга лапками, и дело наверняка дошло бы до мордобоя, если бы тот тип, что со мной беседовал, не нашел общеудовлетворяющий ответ:
- Ты шпионилс за намис с цельюс выведатьс всес нашис планыс и сдатьс врагамс!
- А если я скажу, что это неправда?
- Мыс тебес не поверимс!
- Ну, тогда не буду говорить, - логично заключил я, всерьез задумываясь над двусмысленностью собственного положения.
Крысы между тем дружно подняли мою особу и с песнями потащили вдоль тоннеля. Я с ними не спорил, бессмысленно. Да и неприлично как-то... Взрослый образованный человек, поэт, писатель, а снисходит до жалостливых переговоров с переростками мышами, сбежавшими из генной лаборатории мединститута. Крысы, перешептываясь, толкались рядом. Как со мной быть, они тоже не знали. Я же начал прокручивать в голове дальнейший план действий, надо ведь как-то выбираться отсюда. Но уже для начала все-таки стоит выяснить, где я нахожусь, в какой стороне выход наверх и зачем меня вообще захватили в этот дурацкий плен?!
- Господа, у меня есть для вас важное сообщение.
- Какоес? Какоес? - загомонили все.
- Я действительно шпион!
- Ахс... - У крыс отвалились челюсти. Видимо, они никак не могли поверить такому счастью. Еще бы, поймать агента вражеской разведки, который по доброте душевной сразу же признается в шпионаже! Это более чем редкость...
- Ну а теперь ведите меня к вашему начальству, нам есть о чем поговорить. Вы получите законную награду (не забудьте добавить, кстати, что я зверски сопротивлялся при аресте!), а мы обсудим результаты моей диверсионной деятельности, и все ваши планы будут спасены. Да здравствуют бдительные защитники отечества!
- Ура-а-а! - хором грянули воодушевленные крысы, а их командир дал приказ нести меня на руках к главному штабу. Как видите, все просто... Человек почти всегда умнее животных, даже таких мутантов. Интуиция говорила мне, что это приключение будет скорее веселым, чем опасным.
- Сереженька, не бойтесь, я с вами!
- Анцифер?! О, как я рад вас видеть! Судя по цветущему виду, вы побороли болезнь?
- Пустяки! Немного сна, немного отдыха, немного народных средств, - бодро отвечал белый ангел, паря на уровне моей головы.
Рядом на бреющем с реактивым жужжанием носился неугомонный Фармазон.
- Циля, освободи трассу! Ж-ж-ж... Земля, земля, я - Тринадцатый, прошу посадку! Освободить полосу! Всем пристегнуть ремни, опустить спинки кресел, я уже почти выпускаю шасси... An! - Черный братец врезался ногами мне в живот.
Я даже охнул, несмотря на уменьшенный размер братца, это было чувствительно.
- Привет тебе, узник в железной маске! Куда на этот раз влип?
- Фармазон, вы не могли бы снимать ботинки во время посадки?
- Не мог! - обрезал мои возмущения черт. - При моих габаритах твое пузо - самое удобное место для промежуточного аэропорта. Не будь таким жадиной, Серега! Ну посижу я здесь, тебе жалко, что ли?
- Сергей Александрович, да плюньте вы на него, и дело с концом, - душевно посоветовал ангел. - Лучше послушайте меня.
- Дельный, совет, - улыбнулся я и, сдвинув брови, сделал вид, что и вправду собираюсь плюнуть.
- Серега, Серега... Ты че? Ты кого слушаешь, а? Он же сейчас такого насоветует... А если я пригнусь и ты промахнешься? Весь костюм насмарку!
- Ладно, умники... Сказали бы лучше, где я нахожусь.
- Судя по всему, это - канализационая система Города. Видимо, в доисторические времена здесь были проложены ходы и тоннели, что и взяли себе на вооружение современные строители. Крысюки или крысяры...
- Кто?
- Человекообразные грызуны, появившиеся в результате неосторожного обращения с магией, непродуманных научных опытов и прочих надругательств над промыслом Божьим.
- Спасибо, а я им зачем?
- Попробую объяснить. - Ангел на лету почесал затылок. - Крысюки находятся в некоторой оппозиции ко всем жителям Города. Когда они выходят на поверхность, за ними охотятся. Что поделаешь, нигде не любят крыс... Те храбрецы, что рискуют головой, высовывая нос на поверхность, считаются у них «героями невидимого фронта», то есть разведчиками. Соответственно, каждого горожанина, спустившегося под землю, они клеймят «убийцей невидимого тыла», то есть шпионом!
- Ого... - невольно поежился я. - А много они их поймали?
- Ни одного.
- Почему? Другие шпионы такие неуловимые?
- Нет. Просто никому не интересно лезть к крысюкам, выясняя их глупые секреты. Ты - первый, - язвительно объяснил Фармазон.
Некоторое время я переваривал это оскорбление, лихорадочно подыскивая достойный ответ. В голову ничего не приходило, крысюки несли меня очень бережно, жаловаться на условия содержания военнопленных было грех.
- Слушай, авантюрист повязанный, зачем ты из себя Джеймса Бонда разыгрываешь?
- Мне надо отсюда выбираться. С этими расчетами каши не сваришь, так пусть отнесут меня к начальству, а там я выкручусь... Если, конечно, их руководство блещет таким же интеллектом, как и низшие чины...
- Фи, Сергей Александрович! Вы же интеллигентный человек, откуда такой цинизм?
- Серега, Серега, не слушай блондинистого. Будешь с крысюкинским шефом беседовать - сразу меня зови, я тебе плохого не посоветую! В деле коварства и обмана - мне равных нет! Вот даже Циля подтвердит...
- Нашел чем хвастать, - покачал нимбом ангел.
- А что? Это моя профессиональная гордость!
- Хорошо, - поспешил согласиться я, не дожидаясь долгого проникновенного спора о несомненных достоинствах обоих. - Как только меня доставят по месту назначения, я приложу все ваши силы к моему спасению. А теперь скажите лучше, вы Наташу не видели?
- Нет... Сереженька, я ведь всегда с вами. Как только вы рухнули в этот люк и вас нашли крысы, я все время был рядом, не отходя ни на минуту. Вот разве что Фармазон...
Бес поудобнее улегся у меня на животе, закинув руки за голову, и покачивал ножкой в такт бегу крыс. Казалось, разговор окончен и его ровным счетом ничего не волнует...
- Фармазон?!
- «Ветер с моря дул, ветер с моря дул, нагонял беду, нагонял беду. Ты сказала мне, ты сказала мне: «Больше не приду, больше не...»
- Фар-ма-зо-о-он!!! - взревел я так, что крысюки сбились с шага.
- Чегос орешьс какс резаныйс?! - осторожно спросил главарь.
- Н-ничего особенного. Не обращайте внимания. Так... небольшие приступы умопомрачения от голода и недосыпания, - попытался объяснить я.
- Дас... вреднаяс работас ус вас, ус шпионусов, - сочувственно кивнул крысюк и прикрикнул на своих, требуя нести меня побережнее. Когда я повернул голову - черта на мне уже не было. Впрочем, и ангела тоже. Пока я размышлял, куда они подевались, мне на грудь рухнул плотный черно-белый шар, который резво стал кататься по мне, бранясь и подпрыгивая. Все, что мне удалось разобрать, сливалось в одну непрерывную трескотню без всяких знаков препинания: «Влобдамсамдуракволосыпустиахтыещеица-рапатьсяносоткушунатебенатебена!»
Я звал их, возмущался, шумел, взывал к совести и рассудку - увы, все напрасно. Остановить драчунов не было никакой возможности.
- Эйс, шпионус, питьс хочешьс? - Крысюк на ходу протянул мне кожаную флягу. Я напряженно закивал, зажал горлышко зубами, сделал большой глоток, набрав в рот воды, и кивком головы показал главарю, что фляжку можно забрать. Он понял, выхватил ее у меня, а я, старательно прицелившись, изо всех сил прыснул на смутьянов! Шар тут же распался на две равно мокрые половинки, которые, тяжело дыша, хлопали крыльями у меня перед носом.
- Угомонились? Все довольны!
- Сереженька, вы не понимаете, он же...
- Че хочу, то и делаю! Всякий белобрысый мне тут будет указывать...
- Все ясно, - вздохнул я. - Вам добавить?
- Не надо! - хором объявили оба.
- Тогда я весь во внимании...

* * *

- Нельзя мне, нельзя, нельзя! Я и так с вами уже насовершал уйму хороших поступков, в Аду за это по головке не погладят. Я вредительством заниматься должен, а не вопросами сохранения семьи и брака. Это ты! Это все ты, чистоплюй с крылышками, виноват! Это я от тебя заразился! Еще пару дней в одной компании побегаем, и я добро начну творить со страшной силой. Ох, навязались вы на мою голову... Бедному черту со своими принципами уже и подобраться некуда. Чего вы, собственно, от меня хотите?! На что вы меня толкаете?! Чтоб я вам своими руками прямоезжую дорожку в Рай мостил? А шоссе асфальтированное не желаете?! Ну поимей же совесть, Серега! Помети по сусекам, она наверняка где-нибудь осталась. Ты вспомни, только честно, я тебя за последнее время хоть в одну серьезную неприятность втравил? Нет! Ты из-за меня смертный грех совершил? Нет! Соблазнил, украл, убил, отчревоугодничал с моей помощью? Нет, нет и нет! Тебе что, мало? Почему я обязан делиться конфиденциальной информацией о твоей замечательной жене? Живи она, зубастая, еще сто лет...
- Вот видите, Сергей Александрович, а вы еще спрашиваете, почему я дал ему по шее?!
- Я же говорил, это он первый начал! - праведно возопил Фармазон. Побитые близнецы выглядели не лучшим образом... У черта правое ухо вздулось так, что казалось поролоновой губкой, а нос распух до неприличия. Каноническое лицо Анцифера украшал большой синяк на правой скуле, а левый глаз светился голубиной кротостью из иссиня-черного фонаря. Оба старались, как могли, у обоих накипело, так что результат вполне предсказуемый.
- Парни, пока вы били друг другу баки, меня, похоже, уже доставили по адресу. Если вы и впредь намерены заниматься исключительно собственными проблемами, то, очень вас прошу, не отвлекайтесь на меня. Вы и без того невероятно заняты.
Возьмите отпуск за мой счет. Я уж сам как-нибудь разберусь...
Братцы стушевались. Пока они зыркали друг на друга уничтожающими взглядами, я обозревал дворец диктатора. Ей-богу, то было самое подходящее название. Крысы принесли меня к добротно сложенному из уворованного сверху кирпича низкому двухэтажному домишке. Один этаж уходил в глубину, другой упирался крышей в сводчатый потолок тоннеля. У входа стояла охрана из самых широкоплечих крысюков, над дверью висел транспарант: «Кто не с нами - к стенке!», а по бокам - два синих флага с изображением белого крысиного черепа. Одна глазница закрыта черной повязкой, что придавало изображению откровенно пиратский вид. Туда-сюда сновали гонцы с депешами, маршировали слаженные отряды. Везде, конечно, крысы, но с различным вооружением. У тех, что несли меня, были лишь ножи, здесь же я увидел и шпаги, и алебарды, и небольшие боевые топоры на манер индейских томагавков. Тут кто-то явно готовился к войне... Вот только с кем? Может быть, у крыс есть различные партии или группировки, борющиеся за власть? Может быть, это экспедиционные группы, выделяемые для захвата и разграбления других канализационных линий? Может быть, даже...
- Серега, брось гадать. Эти партии не шутят, они готовят вооруженный переворот в Городе!
- Что?! - в один голос выдохнули мы с Анцифером. - И ты молчал?
- Я и сейчас ничего такого не сказал, - обиженно насупился Фармазон, ибо это был бы уже хороший поступок. - Вы сами обо всем догадались...
- Ах ты, гад, - проникновенно выругался ангел. - Ведь хозяин себя за шпиона выдает, жизнью рискует, а ты его даже "не предупредил?! Он вполне мог и другую легенду для прикрытия придумать, если б знал... Ты хоть понимаешь, падла рогатая (прости меня Господи!), что делают со шпионами по законам военного времени?
- А у меня время было?! Все же вокруг шумят, дерутся, отношения выясняют. Он меня хоть о чем-нибудь таком спросил? Нет! Его, видишь ли, волнует лишь местонахождение драгоценной супруги... Я, что ли, в этом виноват?!
- Заноситес шпионуса! - крикнул вышедший из дверей штаба франтоватый крысюк.
- Эйс! - тихонько тронул меня за рукав тот, что руководил моим арестом и поил из фляги. - Шпионус, тыс, тыс... скажис ужс тамс... нус, чтос тыс оченос опасныйс. Вродес мыс с тобойс едвас справляемсяс. Можетс, медальс дадутс...
- Не премину! - клятвенно пообещал я. - И кстати, может быть, меня спустят на пол, я и сам прекрасно хожу ногами.
- Чтос тыс, чтос тыс! - возмущённо замахал лапками крысюк. - Какс можнос?! Тыс ус нас первыйс шпионус!
В общем, меня так и потащили дальше. Правда, носильщики сменились, теперь переноской моей светлости занялись крысы из личной гвардии, не знаю уж как, но одеты они были с иголочки. Если захватившие меня в плен ребята щеголяли в простых серых шкурках, дарованных им природой, а из одежды имели лишь пояса, то гвардейцы фланировали в кожаных безрукавках с золотыми шевронами, на головах черные колпаки с прорезями для глаз, через плечо перевязь с кривой сабелькой и длинные усы, устрашающе закрученные кверху. Все здание внутри было заполнено военными. В смысле вооруженными крысюками, снующими туда-сюда с деловым видом и папками под мышкой. В них, надо полагать, и хранились те странно засекреченные документы, что должны были очень интересовать меня как шпиона. Поэтому все уступали нам дорогу и, глядя на меня, прятали папки за спину. Это даже льстило... У тяжелой двери в подвальный бункер нас ненадолго задержали охранники, потом вошел адъютант и тонким голосом объявил:
- Егос превосходительствос Кошкострахус Пятый ждет господинуса шпионуса. Будьтес любезныс...
- Вот это другое дело. - Меня наконец-то поставили на пол, и я удовлетворенно поприседал, разминая затекшие ноги. - Спасибо, что покатали, но все же как приятно пройтись после долгой поездки... А теперь пропустите, я хочу видеть вашего босса.
Адъютант вежливо пропустил меня вперед. Кабинет Кошкострахуса Пятого оказался небольшой, почти пустой комнатой. Очень подробная карта Города да два скромных кресла. В одном развалилась толстенькая седая крыса в генеральском мундире, другое любезно предложили мне. Адъютант занял свой пост за спиной командующего. Все мои знания о поведении шпионов исчерпывались сериалом голливудских боевиков, но тем не менее я честно попытался изобразить Штирлица. (К тому же я необычайно сильно ощущал в подсознании влияние Фармазона.) Для этого я мягко опустился в кресло, закинул ногу на ногу и впился в толстую крысу сощуренным чекистским взглядом. Кошкостархус невольно заерзал, отводя глаза в сторону, пока адъютант шепотом не напомнил ему, кто здесь главный.
- Тыс - шпионус! - опомнился генерал.
- Допустим.
- Какс этос?
Вместо ответа я глубокомысленно пожал плечами. Какая жалость, что так и не удосужился научиться курить. Небрежно достать сигарету, щелкнуть зажигалкой и глубоко затягиваться, разглядывая оппонента сквозь голубоватый дым, было бы сейчас очень к месту.
- Моис доблестныес солдатыс изловилис тебяс нас местес преступленияс. Тыс - ужасныйс шпионус! Навернякас засланс к намс со страшнымс заданиемс...
- С каким еще заданием? - деланно удивился я.
- А выведатьс нашис планыс? - возбужденно подпрыгнул в кресле его превосходительство. - Тыс зналс, чтос мыс готовимс вторжениес! Я тебяс насквозьс вижус...
- Ах, вот вы о чем... - Я вновь погрузился в выразительное молчание. Генерал начал нервничать. Если он и дальше будет так бездарно вести допрос, то через десять минут он мне сам все выложит о своих «тайных планах». Попробуем продолжать в том же духе...
- Тыс будешьс говоритьс илис нетс?
- О чем? - Это старая еврейская хитрость, о ней все знают, но действует, как правило, безотказно.
- О томс, какс тыс узналс о временис и местес!
- А разве время уже утверждено окончательно? Я думал, вы перенесли его с одиннадцати сорока пяти на двадцать один тридцать.
- Нетс! И не надейсяс! Такс и оставилис на семь ноль-ноль.
- Жаль, - вздохнул я. - Значит, моему командованию попали неверные сведения. Ну хоть место выброса десанта осталось прежним?
- Не-е-е-етс!!! - От великого счастья Кошкострахус Пятый начал сучить ногами и бить в ладоши. Невозмутимый адъютант поддерживал веселье шефа кислыми улыбками. Я развел руками и опустил голову, всем своим видом признавая полное поражение. Генерал был готов задохнуться от смеха.
- Тыс... хас-хас-хас!.. думалс, чтос мыс... хис-хис-хис... совсемс... тупыес? Охс, шпионус... да мы ещес вчерас... Хас-хас-хас... ой, не могус! Всес по-менялис! Хас-хис-хас!!!
- Плохо дело... Выходит, весь мой доклад о высадке войск на территории кремля - коту под хвост?
- Чтос?! - Оба крысюка вытаращили на меня глаза. Кошкострахус рухнул в обморок первым, безвольно расплывшись в кресле. Адъютант сполз по стеночке мгновением позже. Итак, судя по всему, я, к сожалению, угадал. Господи, как же легко быть шпионом, оказывается... Я неторопливо встал, подошел к малахольным крысюкам, достал из кармана шелковый носовой платок и начал неторопливо обмахивать моих «пытливых» собеседников. Стройный адъютант так и не шевелился, а вот генерал слабо застонал:
- А... тыс...
- Я это, не волнуйтесь, у вас, видимо, давление. Сейчас выпейте горячего чаю, желательно с лимоном, прилягте, сон - лучшее лекарство. Все будет хорошо...
- Тыс... зналс!
- Ну естественно, я же шпион.
- Выходитс... всес насмаркус? - Едва сдерживая слезы, Кошкострахус с надеждой вцепился в мой рукав.
Мне стало жалко бедолагу, врать ему я не мог, пришлось сказать правду:
- Еще не все потеряно. Я так и не узнал дня, на который вы запланировали революцию.
- Послезавтрас... - наивно признался он.
Я с трудом удержался от чертыханий. Да, с такими стратегическими мозгами только воевать... Даже не знаю теперь, что я могу для него сделать?
- Может быть, я не расслышал?
- Я сказалс «послезавтрас». Все. У меня нет слов. Это был его последний шанс. Тяжело иметь дело с дураками...

* * *

- Вашес превосходительствос!!! - К нам с шумом ворвались два разгоряченных гвардейца. - В двенадцатомс стратегическомс коридорес - потенциальныйс врагс!
- Правдас? - искренне обрадовался генерал. - Ктос посмелс?
- Сераяс волчицас, - доложили герои штаба. - По имеющимся у нас разведданнымс - этос ведьмас. Уж больнос хорошос ругаетсяс! Хотяс без матас, толькос литературнымис выражениямис.
- Наташа! - с ходу определил я. Кошкострахус кивнул, дружески пожал мне руку, но быстро опомнился: - Всемс молчатьс! Болтаетес прямымс текстомс, у меняс тутс живойс шпионус!
- Минуточку, генерал! Если уж я настоящий шпион, то будьте любезны отойти в сторонку и не мешать мне допросить ваших подчиненных. Иначе откуда же я возьму ценные сведения? Мне ведь еще отчитываться перед руководством.
Кошкострахус Пятый недоуменно захлопал ресницами, а я, пользуясь заминкой, набросился на гвардейцев:
- Итак, где же сейчас волчица?
- Идетс по вашемус следус!
- В смысле, по запаху? Ну да, Наташа ведь только что подарила мне новый одеколон... Надеюсь, никому не пришло в голову ее задерживать?
- Блокпостовс нетс...
- Молодцы! Представлю к награде. - ...но общевойсковыес ловушкис могутс сработатьс.
- Недоумки! Всем по пять суток ареста! Сейчас же отменить все боевые действия! Выполняйте! Кругом, марш!
- Слушайтес, шпионус... - задумчиво протянул Кошкострахус, когда гвардейцы пулей вылетели вон. - Ты же в пленус, такс?
- В каком-то смысле да.
- Тогдас почемус командуешьс моими солдатусами без спросус?
- Потому что на данный момент при плановой войне на современном уровне побеждает тот, у кого больше информации. Эта волчица в действительности моя жена. Она ведьма и может причинить немало неприятностей. В целях сохранения жизни и боеспособности личного состава я настоятельно рекомендую доверить руководство этой операцией мне.
- Не могус, - развел лапками крысиный генерал. - Никак нельзяс, мы ведьс на военномс положениис. Я долженс тебяс расстрелятьс.
- Вы это серьезно?
- Увыс... мне оченьс жальс... Эй, позватьс сюдас почетныйс караулс, мы будемс расстреливатьс нашегос дорогогос шпионуса.
- Но... зачем? - так и не понял я.
- Как?! - поразился моей недогадливости толстый крысюк. - Ведь за тобойс идетс твояс женас, а ты всес о нас знаешьс. Мы не можем допуститьс, чтобыс тыс досталсяс врагус. Мы самис тебяс расстреляемс... Со всемис военнымис почестямис!
- Стоп! Очень сожалею, но летальный исход меня пока не устраивает. Предлагаю другой, более выгодный, способ борьбы с нами, шпионами. Вы меня перевербуйте!
- Этос какс? - загорелся генерал.
- Очень просто, - охотно пустился объяснять я. - Вы платите мне двойной гонорар, и я поставляю своему командованию заведомо ложные сведения. А вам, соответственно, выдаю все их планы. В результате вы везде появляетесь как снег на голову, победа трепещет в ваших героических лапах, а противник с ужасом недоумевает, почему так лихо развернулся ваш военный гений и почему вам все время прямо-таки патологически везет? В случае провала вы обеспечиваете мне надежную «крышу», финансируете пластическую операцию по изменению формы носа, и я вновь готов к тайной борьбе за ваше личное счастье!
- Шпионус, - растроганно всхлипнул Кошкострахус, открывая мне свои отеческие объятия, - мой... дорогойс собственныйс шпионус... Я согласенс!
Мы потискали друг друга, генерал даже попытался пустить сентиментальную слезу, и быстро перешли к делу.
- Сколько?
- Пятьдесятус.
- Мало.
- Плюс тридцатьс процентовс за вредностьс.
- Уже лучше, но командировочные, проездные, премиальные и ежеквартальное пособие на оплату квартиры выплачиваются отдельно. Как и выполнение специальных заданий командования.
- Несомненнос. Однакос я хотелс бы бытьс увереннымс, что мы можемс рассчитыватьс...
- Можете. Я способен качественно осуществлять высокопрофессиональный шпионаж, устраивать диверсии, дискредитировать работу контрразведки противника, а в самых экстренных случаях организовывать планомерное проведение несчастных случаев с высшим командным составом потенциального врага.
- Ахс, - только и выдохнул счастливый генерал. Похоже, Фармазон во мне разыгрался не на шутку, сам бы я такого впечатляющего списка возможностей не смог бы и вообразить. Хотя преобладание «темной стороны» моего подсознания вселяло некоторые беспокойства, но, признаю честно, Анцифер с такой задачей ни за что бы не справился. Таким образом, благодаря чуткому руководству лукавого беса я избежал «неминуемой» смерти, получил высокооплачиваемую непыльную работу и был полон решимости помешать развитию псевдореволюционного заговора. Я вообще противник всех войн, считаю их бессмысленным и ничем не оправданным кровопролитием. Насилие противно моей лирической натуре. Наташа как-то сказала, что я «мастер всех мыслимых и немыслимых компромиссов», и это правда.
- Любимая, где ты?
- Не понялс?
- А... простите, это я не вам. Задумался о своем...
- Что-нибудьс шпионскоес?
- Нет, мой генерал, скорее личное. Что слышно о моей жене? Она скоро будет здесь?
- Я приказалс, чтобыс ейс никтос не мешалс! - гордо выпятил орденоносную грудь Кошкострахус Пятый. - Еще минутс двадцатьс - и выс встретитес своюс ведьмус.
- Спасибо. Вы проявляете редкую дальновидность. Да, у меня есть небольшая просьба. Ваши, или теперь уже наши, солдаты могут доставить сюда пару килограммов свежих помидоров?
- Нет проблемс... - чуть призадумался крысюк. - Этос, наверноес, новыйс родс наступательногос оружияс?
- Скорее стратегическое средство для привлечения в наши ряды серьезного союзника.
Приказ о доставке помидоров был отдан в ту же минуту. Пока мы ждали Наташу, Кошкострахус пододвинул свое кресло к моему и доверительно попросил:
- Шпионус, а вотс скажис, когдас женас - ведьмас, этос оченьс страшнос?
- Не очень, - немного удивился я, - а почему вы спрашиваете?
- Боюсьс, чтос мояс тожес... ведьмас! Толькос не признаетсяс.
Мы очень мило побеседовали на семейные темы, пока великолепные гвардейцы споро накрывали принесенный стол. Ужин был прост, калории рассчитаны по-военному. Первое, второе, салат, компот, хлеб по два куска. Для Наташи поставили эмалированный тазик с помидорами. Оставалось дождаться прихода моей супруги. Должен признать, она не замедлила появиться. Дверь в бункер распахнулась, и высокая серая волчица элегантной танцующей походкой вошла в нашу мужскую компанию. В зубах у моей жены покачивался большой пакет с одеждой. Генерал, склонившись, принял ее лапу для галантного поцелуя.
- Счастливс приветствоватьс вас, мадамс! Женас нашегос дорогогос шпионуса - самыйс желанныйс гостьс. Прошус к столус, господас.
- Ах, любимый, где только ты отыскиваешь столь любезных хозяев? - тонко польстила Наташа, обнажая в улыбке белоснежные клыки. - Первый же крысюк, встреченный по дороге, отдал мне честь и популярно объяснил, в какой стороне тебя искать.
Эти военные так воспитанны и учтивы, что я просто исполнена искреннего восхищения их трудолюбивым командиром.
Кошкострахус аж покраснел от удовольствия и, будучи не в силах произнести ни слова от избытка чувств, просто пододвинул ей помидоры. Теперь уже моя супруга не смогла сдержать восторженного блеска в глазах. Она, неуверенно помахивая хвостом, осторожно взяла в зубы первый помидор, мечтательно прикрыв ресницы, медленно прожевала его, сказала «о-о-о!» и одарила нас самым любящим взглядом.
- Сережка, ты у меня просто чудо. И вы, генерал, тоже. Как трогательно и приятно, когда о тебе так заботятся.
- Ну чтос выс, мадамс! - щелкнул каблучками Кошкострахус. - Вашс любезныйс мужс оказалс намс столькос потенциальныхс услугс, чтос мыс готовыс всюс зарплатус выдаватьс емус помидорамис.
Я закашлялся. Наташа тоже едва не обомлела от такой замечательной перспективы, еще чуть-чуть, и она облизала бы генералу обе щеки и сразу же потребовала заключения трудового соглашения именно на этих «взаимовыгодных» условиях оплаты.
Несколько успокоившись, она взяла себя в руки, съела еще пару помидоров и на минуточку вышла в соседнюю комнату. Вернувшись назад уже в человеческом облике, моя жена поправила слегка растрепавшуюся прическу и присела к столу. Кошкострахус приказал подать вина. В общем, мы неплохо посидели, шумно обсуждая несбыточные планы захвата крысюками политической, религиозной и экономической власти в Городе. На самом-то деле мы, скорее, убеждали генерала отказаться от этой бредовой затеи и найти разумный компромисс с мэрией и депутатами (возможно, я ошибаюсь, просто не помню, а была ли в Городе вообще хоть какая-нибудь власть). Толстый крысюк дергал себя за усы, жалобно сопел, пил вино и грыз сухарики, но никак не мог заставить себя даже усомниться в правильности своего дела.
- Милыйс шпионус, да мыс простос обязаныс воеватьс! У нас нетс другогос выходас! Намс ничегос не оставилис, нас загналис в подпольес, намс не позволяютс выходитьс на поверхностьс, видетьс солнцес... Почемус с намис такс поступаютс? Почемус нас травятс, убиваютс в крысоловкахс, унижаютс? Нетс, господас, большес я не пацифистс!
- Но... неужели нельзя хоть как-то попытаться сесть за стол переговоров?
- Увыс, - вздохнул Кошкострахус, - старыйс Сычс ни за чтос на этос не пойдетс...
- Кто?! - пораженно переспросили мы.
- Старыйс Сычс - главас обществас по уничтожениюс мелкихс и крупныхс грызуновс. Именнос онс развязалс всюс этус бойнюс. Мыс неоднократнос посылалис к немус парламентеровс, но... он съедалс ихс живымис.
- Пожалуй, нам надо поговорить наедине, - решился я. - Вы ведь не будете против, мой генерал?
Наташа поддерживающе кивнула, но помидоры взяла с собой.

* * *

- Я говорила тебе! Я предупреждала тебя! Он найдет меня везде, а в Городе втрое быстрей, чем где-либо.
- Но, милая...
- Не успокаивай меня! Убери руки! Боже мой, что я говорю... Ну прости, прости меня, пожалуйста!
Сегодня невероятно тяжелый день. Утро так замечательно началось, у меня все получилось, мы в кои-то веки отправились вдвоем в гости. И надо же было тебе лезть в эту дурацкую драку?!
- Наташа, о чем ты говоришь? Мы что, первый день знакомы? Я и не пытался хоть как-то приставать к тем парням. Вспомни, один случайно толкнул меня, а ты превратила его в козла...
- Мало ему! Пусть бы кто еще посмел повысить голос на моего собственного мужа. Всякие оборотни паршивые будут тут зубки показывать? Повыдергиваю вместе с челюстями! Если мне понадобится, я и сама тебя укушу.
- Не надо! Ой! Ухо, ухо, ухо...
- Прости, любимый. Не смогла удержаться, уж очень захотелось. Дай поцелую. Но ведь тебе не очень больно?
- Нет, - признался я. - Даже приятно.
- Вот видишь, я всегда говорила, что, если мы хоть ненадолго расстанемся, ты будешь страшно скучать по моим укусам.
- Так и есть, но по твоим поцелуям я скучаю еще страшнее...
- Сережка, нет! Ну подожди, подожди. - Наташа уперлась ладошками мне в грудь. - Скажи сначала, как ты намерен нас отсюда вытащить?
- Проще простого, - хмыкнул я, - у меня теперь есть штатная должность - шпион на службе его превосходительства! Крысы сами выведут меня на поверхность для «получения очень секретной информации». После чего мы с тобой плавно растаем в местном населении.
- А если нас найдут?
- А будем смотреть под ноги и постараемся не падать в открытые люки.
- Но они затевают вторжение!
- Господи, дорогая» да неужели ты принимаешь весь этот военно-патриотический фарс за чистую монету? Не получив от меня никаких сведений, генерал отложит революцию до лучших времен, а потом и вовсе перегорит этой затеей. В крайнем случае я могу бросить в канализацию письмо с предупреждением. Дескать, враг очень силен, заговор раскрыт, операция обречена на провал. А внизу приписка: «Погибаю смертью храбрых. Ваш шпионус». Все. Шах и мат в четыре хода!
- Не уверена, что это сработает, - задумчиво насупилась моя жена. - Знаешь, все как-то... Да, черт возьми, эта идея мне вообще не нравится. Что ж, я из-за тебя теперь всю жизнь оглядываться должна? Жить в страхе, что крысы когда-нибудь нас найдут? Увольте! Уж если ты назвался их шпионом, выполняй свою работу честно. Не порть мне репутацию! Муж ведьмы может быть как злодеем, так и добрым магом, но он всегда человек слова. Сказал - съел с потрохами, сказал - одарил новым компьютером. Милый, в нашем деле честь превыше всего!
- Надо держать марку, - согласился я, - а в каком это «нашем деле», дорогая?
- Да ладно тебе, не притворяйся. Сережка, я так тобой горжусь. Мой муж - самый великий колдун в Городе! Его стихи становятся могучими заклинаниями во всех мирах! Когда в тебе всерьез заговорит честолюбие, ты сделаешь меня королевой?
- Сбавь обороты, твое величество. Спустись с небес на грешную землю. Почему ты так уверена, что нам угрожает опасность? Сыч черт-те где, ждет освобождения Фенрира и зализывает раны после горячего общения с узкоглазым Боцю.
- Сережка, ты ведь начитанный у меня, в иных измерениях и время движется иначе. Мне кажется, он давно ждет нас здесь, он прибыл сюда еще раньше, чем мы. Я сделала все, чтобы он не нашел меня сразу же. Мы почти два дня были так безмятежно счастливы... Но он найдет меня.
- Это из-за бабушкиного креста?
- Да... - Она вновь прильнула к моей груди.
- Но чего особенного он может нам сделать? - возмутился я. - Ты у меня все-таки ведьма, а не субтильная лаборантка пединститута на кафедре химии и биологии. Я тоже помогу. Хочешь, я сочиню какое-нибудь эдакое стихотворение, и с Сычом случится обширный инфаркт миокарда.
- Любимый, сколько я тебя помню, за всю жизнь ты так и не сумел вытрясти из своей музы ни одного заказного стихотворения.
- Ради тебя...
- Даже ради меня. Сережка, ты настоящий поэт, таких мало. Да и почти наверняка твои стихи срабатывают здесь лишь потому, что они - настоящие, идут от души и сердца, а не от разума и холодной рассудочности. Ты у меня - талант.
Слов не было. Я лишь немного покружил ее на руках, но в дверь деликатно постучали. Итак, время вышло, их величество Кошкострахус Пятый ждал от нас деловых предложений шпионского характера. В общем-то моя супруга права, я действительно прочел на своем веку немало книг. Наверняка можно было бы отыскать определенные параллели с нашим теперешним положением.
- Дорогой генерал, по счастливому стечению обстоятельств у нас с вами общий враг. Поэтому я хотел бы предложить...
- Дас! - радостно взвыл наш гостеприимный тиран. - И я тожес подумалс об этомс. Шпионус, ты абсолютнос правс! Иногос выходас нетс... Но этос оченьс большойс рискс.
- В каком смысле? - переглянулись мы с женой.
- Понялс, понялс, - понизив голос, заговорщицки сощурился наш наниматель. - Давайтес по существус, не вдаваясь в деталис. Итакс, сколькос?
- Чего? - опять не уловил я.
- Килограммовс помидоровс.
- А... вот вы о чем... Наташенька, сколько тебе надо на ближайшую неделю?
- По десять кило в день, итого семьдесят за семь дней плюс на аджику, для салата и во вторые блюда, ну и для закатки на зиму... - пустилась перечислять она. - Надеюсь, что при правильном расходе продукта уложусь в триста шестьдесят два.
- Годится! - сразу же согласился Кошкострахус. - Когдас приступитес к выполнениюс заданияс?
- Какого?
- Чтос значитс «какогос»? - Теперь уже генерал перестал улавливать смысл нашей игры. - А, забылс, забылс! Мыс жес на конспирациис... Трис дняс хватитс?
- Конечно, - кивнул я, - за три дня мы поднимем в Городе всех знакомых, выясним, где работает Сыч, и накатаем хорошенькую жалобу его руководству.
- Этос отвлекающийс маневрс? Охс, и хитерс ты, шпионус... А какс выс намереныс егос, м... м... ликвидироватьс?
- Зачем?
- Но... какс понятьс «зачемс»? Мыс ведьс толькос чтос об этомс договорилисьс. За тристас шестьдесятс двас килограммас помидоровс! Онис, кстатис, ужес доставленыс по вашемус адресус, мадамс.
- Вы так любезны, генерал.
Наташа попыталась улыбнуться, из нас троих она первая поняла, что произошло. Лично я до последнего момента не осознавал реального хода событий. Когда наконец и до меня дошло - отступать было уже некуда. «Опытный шпионус» пообещал провести операцию по обезвреживанию старого Сыча. Хорошо еще не поклялся убить на месте...
- Не смущайся, любимый, - мурлыкнула Наташа, ласково потянув меня за ухо, - ты абсолютно прав, «обезвредить» - не обязательно уничтожить.
- Угу... я его низведу как личность. Я на него в суд подам, статью в газету напишу, в народных частушках с грязью смешаю, карикатуру нарисую и дам на ризографе размножить, а потом бесплатно рассую по всем почтовым ящикам.
- Невероятнос! - От восторга генерал даже зааплодировал. - Я и не ждалс такихс великолепныхс предложенийс! Вашис возможностис вышес всехс похвалс! Но выс увереныс, чтос этос сработаетс?
- Вы о чем?
- О частушкахс.
- Смех - великое оружие, - мудро пояснил я. - Оно поразит врага в самое сердце, и его уволят с работы. Вам ведь главное - убрать его как противника, а не обязательно убить.
- Нетс, но желательнос, - серьезно кивнул Кошкострахус.
- Ладно, уговорили... - Я на все махнул рукой. - Выдайте мне половину месячного жалованья авансом и объясните скорейший выход наверх... ну и еще... ничего не забыл? А, чтоб помидоры прибывали регулярно!
Генерал отдал соответствующие приказания, по-отечески обнял меня на прощание, вновь поцеловал ручку Наташе, и нами занялся тощий адъютант. Он сосчитал мне тридцать с чем-то монет полновесного золота царской чеканки и уточнил, в каком месте Города нам было бы удобнее начать диверсионную работу. Я попросил как можно ближе к дому сэра Мэлори. Крысюки притащили пару парадных носилок, на одни уложили меня, на другие - мою жену. Наташа еще попросила подушку и одеяло, так что всю дорогу умудрилась мягко продремать. Нас несли почти час. Я бы тоже поспал немного, обстановка соответствовала: мягкий полумрак, ритмичные покачивания, но мне не дали. Утомленный активной деятельностью, Фармазон несколько сдал позиции, и уже Анцифер не преминул этим воспользоваться...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

 

 

 
© 2008 "Мир чёрной магии" все права защищены
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна!
                   
 
Rambler's Top100