Моя жена - ведьма

 

 

 

Группа сайтов
Мир черной магии
Мир чёрной магии
Мир денежной магии
Мир любовной магии
Форум

   
 

 

Андрей Белянин
Моя жена - ведьма

- Сереженька, я должен серьезно поговорить с вами о душе...
- Анцифер, мне ужасно хочется спать, нельзя ли отложить разговоры на возвышенные темы куда-нибудь... подальше?
- Никогда не откладывай покаяние, сын мой! - наставительно поднял палец белый ангел. - Ибо кто знает, когда окончится жизненный путь... Возможно, иного времени у тебя уже не будет, ибо коротка жизнь человеческая и не властен он над ней. Потому что стоит над всеми нами Господь Бог и печется о всех. Даже волос не упадет с головы вашей без воли Божьей. Следовательно, каждое слово, слетающее с уст Господних, служит спасению души вашей. Ибо...
- Х-р-р-р...
- Сергей Александрови-и-и-ич!
- А? Что?
- Вы спали!
- Я не спал...
- Нет, спали!
- Анцифер, вы невероятный зануда...
- А ваш храп во время проповеди способен вывести из себя даже святого!
- Хорошо. Я окончательно проснулся и полон решимости вас выслушать.
- Наконец-то... Итак, мы должны основательно поговорить о вашей бессмертной душе, которая подвергается сейчас серьезной опасности. Мало того, что вы осквернили свои уста ложью и назвались шпионом, вы позволили купить себя, совершив таким образом грех сребролюбия. Вы напросились на опаснейшее задание, цель которого - убийство!
- Но, дорогой Анцифер...
- Никаких «но»! - высокопарно повысил голос ангел. - Это было только вступительное слово, перейдем же к главной части нашей сегодняшней беседы...
- Я проснулся, тра-ля-ля! - язвительно пропел черт, мгновенно заняв незыблемую позицию у моего плеча.
- Изыди, бес!
- Ничего не знаю. Кто не успел, тот опоздал. Пока я беспросветно отдыхал после тяжкого труда, ты имел полную возможность влиять на хозяина. А теперь - все. Время вышло, поблажек больше не будет. Нам, чертям, вообще дремать не положено - еще какого грешника проспим... так что двигайся, белобрысый, мне тоже интересно, как ты Серегу охмурять будешь.
Анцифер надулся, покраснел и уже готов был обрушить на голову близнеца гром и молнии, но вмешался я:
- Парни, у вас еще раны минувших боев видны невооруженным глазом, не доводите до конфронтации. Раз уж все тут, давайте поговорим о наших общих проблемах. Вы оба в курсе дела. Хорошо или плохо сложившееся положение вещей, но оно есть. Так получилось... Мне нужен ваш совет по поводу Сыча.
На этот раз они не стали спорить. Видимо, до обоих все же дошло, что со мной следует считаться. Анцифер задумчиво прикрыл глаза, меланхолично разглаживая складки на белоснежном одеянии, а Фармазон долго морщил лоб, выделывая пальцами замысловатые фигуры.
- Итак, ваше мнение? - поторопил я. - Очень прошу высказываться поочередно, коротко и по существу.
- Кончать с ним надо! - твердо начал бес.
- Но не убивать, не берите грех на душу, - включился ангел.
Дальше они так и сыпали, отчаянно стараясь перебить друг друга:
- Оборотень - он оборотень и есть! Гаси его, Серега, не пожалеешь...
- Зло не уничтожается еще большим злом. Пролитая кровь не ведет к счастью в личной жизни.
- Добровольно этот гад талисман твоей супруги ни за что не отдаст.
- Можно вежливо попросить. Возможно, у него еще остались какие-то незатронутые струны добропорядочности...
- Но снять цепочку с трупа гораздо спокойнее. И ему не жалко, и тебе никакой нервотрепки.
- Если уж на то пошло, то бабушкин подарок можно попробовать выкрасть. Все-таки это меньший грех, чем запланированное убийство...
- Зато мокрушников на зоне больше уважают. Раз ты твердо решил избрать карьеру преступника, то не мелочись, престиж - он везде престиж!
Вот в каком ключе они услаждали мой слух добрые полчаса. В принципе, все ясно, помочь не может ни тот ни другой. У каждого специфические взгляды на текущую задачу, и, значит, искать пути решения придется самому. Как быть? Убивать мне еще никого не приходилось, не уверен, что я на это способен. С другой стороны, вор из меня тоже никакой. Нет, драться-то мне доводилось, и конфеты из маминого столика я тоже таскал в детстве, но это не тот уровень. Пожалуй, без помощи сэра Мэлори все-таки никак не обойтись... Стоило мне окончательно утвердиться в этой мысли, как нас доставили по адресу.
Когда старый рыцарь открыл нам дверь и убедился, что мы - это действительно мы, - его радость не имела границ!
- Сергей Александрович, любезный вы мой! Ну проходите, проходите же... Жду не дождусь! Наталья Владимировна, крякотам любс! Урияхонь грейфс лю-лю файнцмать шу... Мирконтьерра фис! Не снимайте обувь, на улице чисто, а у меня есть кому убрать. Счастлив лицезреть вас обоих целыми и здоровыми. А откуда такой странный запах? Сюрмань кальтотус - вонизмус...
Мне показалось не вполне удобным объяснять дорогому хозяину, что его долгожданные гости буквально пять минут назад вынырнули из канализационного люка. Аромат Наташиных духов и моего одеколона вкупе с разнообразными миазмами сточных вод и в самом деле должны были давать весьма оригинальный запах. Держу пари - подобное сочетание не приходило в голову ни одному парфюмеру мира...
Стол, ожидавший нас в гостиной, оказался выше всяких похвал. Хотя мы шли на ранний обед, а попали на поздний ужин, но сервировка, закуски, смена блюд и вин были великолепны. Чувствовалась хорошая школа старого аристократа. За столом мы шумно болтали на разные отвлеченные темы - от погоды до искусства, от политики до оккультизма, от анекдотов до библейских притч. Наташа очень быстро привыкла к неожиданным заскокам в речи сэра Мэлори и даже довольно удачно переводила мне особенно непонятные места. Серьезный разговор начался лишь за кофе. Хозяин слушал почти не перебивая, а мы взахлеб рассказывали о Валгалле, о пленении гигантского волка Фенрира, о спасительном появлении Боцю. Сэра Мэлори очень интересовали стихи, которыми я добивался таких ошеломляющих результатов. В порядке боевого эксперимента я еще раз прочел «Длинноногую недотрогу» - ничего не произошло. Либо не сложилась соответствующая обстановка, либо каждое заклинание (виноват, стихотворение) можно было использовать только один раз. Либо, что тоже не приходилось сбрасывать со счетов, мои стихи не являлись абсолютно ничем магическим, а все произошедшее объяснялось загадками природы. Такой поворот устраивал бы меня даже больше, хотя и ни в какой мере не льстил моему авторскому самолюбию. Но, с другой стороны, поэзия все-таки периодически «срабатывала», и в результате кратковременного диспута мы единогласно признали, что структура моей магии, туманная и загадочная, не поддается научному анализу. По крайней мере, на данный момент.
В рассказе о Фрейе сэр Мэлори указал мне на одну досадную неточность:
- Она - не дочь Одина. Настоящим отцом этой юной леди является его родной брат - бог моря Ньорд, а мамой - некая Сканди, тоже богиня, но ничем, кроме скандального нрава, особо не прославленная.
- Странно, - пожал плечами я. - Но Фрейя всегда обращалась к Одину, называя его папой, и он всегда говорил о ней как о дочери.
- Вот такие они несуразные, боги... Чтоп лиь тарамунь, бузансон фи кляр! Лесль резюми?
- Возможно, вы оба правы, - примиряюще улыбнулась Наташа, - я как-то читала, что у древних племен, кельтов, пиктов и гипербореев, старший в роду был отцом для всех. Необязательно родным, но всякие племянники, внуки и даже дети слуг обязаны были оказывать ему отцовские почести.
Мы умудренно кивнули, подтверждая «несомненную» правоту дамы. Я взял себе кофе глясе с ванильным мороженым, и рассказ неспешно двинулся дальше, к моему падению в люк, к крысиному генералу Кошкострахусу Пятому, новоиспеченной звезде шпионажа и готовящемуся восстанию. Старый рыцарь был безмерно удивлен:
- Это же абсурд! Сергей Александрович, то, о чем вы мне поведали, лишено какого-либо разумного смысла... Тань тяу - синь по ля руж революсиска!
- Абсолютно с вами согласна, уважаемый сэр, - серьезно поддержала Наташа. - До сегодняшнего дня я тоже и не подозревала о существовании такой проблемы, как война с крысюками. Город традиционно открыт для всех, у нас нет расовой, видовой или любой другой дискриминации. И вдруг... Сережка, поверь, у нас никогда не было даже намека на противостояние ведьм - колдунам, оборотней - вампирам, магов - крысюкам...
- Но генерал говорил о какой-то комиссии по борьбе с грызунами.
- Совершенно обычная общественная служба из разряда бытовых услуг. Там еще занимаются выведением тараканов, мытьем окон, выгулом собак и уборкой квартир. Я даже не знала, что Сыч чем-то там руководит.
- Он делает все, чтобы забрать вас к себе, - подвел черту старый рыцарь. Они с Наташей обменялись многозначительными взглядами, а я ничего не понял. Связь между давлением на крысюков и привлечением моей жены от меня ускользала. Спрашивать было стыдно, не хотелось признаваться самому себе в некоторой тупости. Впрочем, сэр Мэлори, кажется, уловил причину моего задумчивого взгляда и попытался объяснить элементарное на пальцах:
- Крысы - существа обидчивые и недальновидные. Их легко завести, они охотно поверят, что их притесняли всю жизнь. В Городе традиционными ловцами крыс считаются оборотни. В случае восстания, революции, бунта, путча и тому подобных выступлений будут мобилизованы все, кто способен превращаться в представителей семейства кошачьих и псовых. А уж в суматохе сражений Сычу было бы так удобно...
- Удобно что? - переспросил я, но мага перемкнуло.
- Умунтякнуть сраболептунуса на кверерень ли бронтянутьки. Не сом ту мусь? А мусь луперма... Ктор ма галефис, а Сыч зунь, синь сунь! И крякотам, крякотам, крякотам... Он же не имеет ни чести, ни совести. Мы бы обегали все Темные миры в бесплодных поисках вашей дражайшей супруги.
- Общую суть я уловил. Но если уж мы здесь собрались для обсуждения планов борьбы с нашим активным врагом, то давайте ближе к делу. Мне не улыбается идея прорыва геройских крысюков на ваши тихие улицы, а если не остановить рвение старого Сыча, то они пойдут. Есть какой-нибудь способ его остановить?
- Меч, веревка, молоток! - твердо объявил сэр Мэлори.
- А... еще какие-нибудь, менее радикальные средства?
- Книги.
- Какие?
- Лупенькарск алярм бурса! Сеньтиа и рентина, горбенскорсия фолиантанка.
- Тогда берем, - дружно решили мы с Наташей.

* * *

Я не буду описывать окончание нашего визита и недолгую дорогу домой. Ничего знаменательного за это время не произошло. Когда Наташа уснула, я еще раз погладил ее по плечу, осторожно встал и, накинув полосатый халат, босиком отправился на кухню. Как я и ожидал, оба братца были уже там. Свет горел, чайник на плите шумел, а мои духи, как паиньки, сидели рядышком, внимательно изучая толстенный старый том, выданный сэром Мэлори.
- Циля, на тебя ничем не угодишь...
- Но кровопролитие - это не метод!
- Зато полностью решает все наши проблемы.
- Ага, после чего ты даешь рапорт о том, что наконец-то наставил нашего дорогого хозяина на торную дорожку в Ад! Все вы, бесы, одинаковы...
- Ой, ну не надо обобщать, ты борешься за его душу так рьяно, словно ему уже давно пора в Рай. Насколько мне известно, хозяин полон сил и отбрасывать тапочки не собирается. Следовательно, наш торг пока неуместен...
- Логично. Итак, продолжим.
Две головы, черная и белая, вновь склонились над книгой. Я деликатно постучал по дверному косяку. Близнецы вздрогнули и подняли на меня недоумевающие взгляды:
- Ты че не спишь, Серега?! Ночь на дворе...
- В самом деле, - поддержал брата ангел, - вы бы шли отдыхать, Сергей Александрович. День выдался тяжелый, вам отоспаться надо. Мы тут сами все проштудируем и завтра по утречку доложим, как и что.
- Да ладно вам. - Я присел на табуретке напротив. - Фармазон, если не затруднит, сделайте мне чашечку кофе, пожалуйста. Сегодня я тоже намерен поработать. А вы, Анцифер, просветите меня, что интересного вычитано в мое отсутствие.
- Так, ничего особенного... Вся книга представляет собой довольно обширную энциклопедию, посвященную волкам. Если конкретнее, то теме волка как мифологического существа. У разных народов в разные времена культ этого зверя занимал довольно видное место. Например, у...
- Серега, слышь, - перебил озабоченный Фармазон, ставя передо мной дымящуюся чашку, - я там в холодильнике бутылочку «Амаретто» обнаружил. Поддельный, польского розлива, но градусность приличная. Ты не против по маленькой? Для улучшения работы головного мозга.
- Одну ложку в кофе, - попросил я, черт кивнул. Анцифер презрительным движением губ отверг предложенную рюмку, и нечистый дух присел с ликером в уголочек, отнюдь не чувствуя себя брошенным и одиноким.
- Если не возражаете, то продолжим. Первые сведения о почитании волка ведут нас еще к мифам Древней Греции. Помните, у Гомера есть легенда о Посейдоне, превратившем в волков команду целого корабля? В этом деле, кстати, была замешана некая Теофанэ, редкая красавица... Или рассказ о мраморном волке царя Фракии? Осколки этого памятника до сих пор прячут в запасниках Лувра. Говорят, что первым человеком-волком была несчастная Латона, изменившая свой облик из-за происков ревнивой богини Геры. Она и ее дети обладали возможностью становиться то волком, то человеком. Между прочим, вам как поэту это должно быть особенно интересно...
- Почему? - прихлебывая кофе, поинтересовался я. Фармазон в углу тоже скорчил недоуменную гримасу.
- Да потому, что бог Аполлон, покровитель изящных искусств, одновременно был и покровителем волков, - многозначительно завершил Анцифер. - Таким образом, ваш брак с женщиной-волчицей является просто подарком богов. С точки зрения древних греков, разумеется.
- Кончай язвить, Циля! Крути экскурс дальше, аудитория созрела. Твое здоровье, Лександрыч...
- Так вот... о чем это я? А, волк почитался народами Монголии и Турции. Чингисхан с гордостью называл себя сыном волка! В Китае во время затмений били в барабаны и пускали стрелы в небо, отгоняя небесного волка, грозящего проглотить солнце. У египтян существовал храм бога-волка Упуата, что значит «открывающий пути». Чувствуете, как это многозначительно? Волчица вскормила своим молоком Ромула и Рема, основателей Рима. О значимости волка для древних викингов вам известно из личного опыта общения. В славянской культуре волк занимает такое же почетное место, как медведь или лиса, да еще и «служит службу» Ивану-царевичу. У народов Кавказа убийство волка считалось грехом, по нему носили траур, как по человеку. В древней Европе существует множество легенд...
- О нет! - взмолился я. - Если мы хоть парой фраз будем отмечать каждую, мне действительно не придется сомкнуть глаз до утра. Вы ведь прочли уже больше половины? Так растолкуйте мне, какой способ борьбы с волчьим оборотнем самый результативный.
- Точно, точно, - поддержал уже буреющий Фармазон, слегка покачиваясь в своем уютном уголке. - Братан, кончай эту псевдонаучную, муторно-фольклорную нудистику. Переходим к сути, ибо лишь она - истина, все прочее - детали и мишура. А истина, как известно, - в вине! Ваше здоровье...
- Фармазон, да вы пьяны.
- Ничего подобного! - праведно возмутился поперхнувшийся черт. - Не городи глупостей под руку... Утопить меня хочешь? Тьфу, враги... чуть не захлебнулся! Моя речь чиста и разумна, мысли доходчивы, образы просты, аллегории цветисты, аллитерации неизбиты, рифмы... Стоп! Это уже по твоей части, муж ведьмы с потрясающими асфальт стихами. За это надо выпить! Кто со мной? Что, совсем никого? Ну-ну... как хотите... Вздрогнем!
- Не обращайте внимания, Сергей Александрович. Я сам вам все расскажу. Действительно, мы отметили два основных способа борьбы с волками-оборотнями. К сожалению, они не дополняют, а взаимоисключают друг друга.
- Как это?
- Очень просто, - пустился объяснять Анцифер. - Если исходить из франко-германского эпоса, то волков можно покорить словом Божьим. Знаменитый святой Франциск Ассизский именем Христа заставил волка-людоеда полностью изменить свой страшный нрав, чем избавил от хищника население целого города. А святой Эрве из Бретани был слепым, и, когда волк загрыз его собаку, монах сумел убедить свирепого зверя стать его поводырем. Святой Остренберт из нормандского монастыря вообще возил на волке белье после стирки. Вот что способна сотворить истинная вера и смиренные молитвы!
- М-м... не уверен, что я настолько праведен. Конечно, надо взять на вооружение и этот метод, но... Что у нас на второе?
- Циля, дай я ему расскажу! - снова влез неугомонный черт. - Не спорь, другой способ явно по моей части, и для тебя он все равно недопустим по целому ряду не зависящих от тебя же причин... Уф! Какая длинная фраза получилась. Ну, ты меня понял, да? Значит, так, Серега, вторым, и самым действенным, способом борьбы с оборотнями является серебряная пуля! Именно такой был застрелен огромный волк, поедавший детей. Его убил охотник из Шато-Лэрмитаж, отлив три серебряные пули и начертав на них крест, да еще и освятив у настоятеля монастыря. Хотя сам храбрец впоследствии умер от нервного потрясения... Мрачная история, по-моему, ее изрядно подредактировали святоши, но это сейчас не важно, главное - принцип! Причем не каждого оборотня было так легко поймать. На отлов знаменитого Жеводанского Людоеда король Людовик XV снарядил целый отряд драгун, а епископ Мандский презентовал десять тысяч ливров тому, кто убьет хищника. В конце концов зверя буквально изрешетили серебряными пулями, и его огромная шкура украшала королевские покои. Но сколько народу он перед этим угробил - страшно сказать... Так что, по идее, нет ни малейшей гарантии, что Сыч добровольно встанет на задние лапки и даст себя убить. Тут, кстати, есть еще один пунктик, который тебе как будущему охотничку не грех бы знать... Обрати внимание, Циля, на твоих глазах совершаю хороший поступок.
- Премного благодарен, - язвительно поклонился ангел. - Так я и поверил.
- Нет, вы слышали?! Какая наглость, а? Я тут в лепешку расшибаюсь, хозяина от верной смерти спасаю, свою голову забубенную сую прямо в петлю, можно сказать... А он мне не верит! Он нос воротит, благополучненький наш! Да ты хоть знаешь, какое у меня было тяжелое детство?! Родителей не помню, всю жизнь на побегушках, витаминов не хватало, на хлеб только своим горбом зарабатывал, игрушки - и те деревянные... Эх, Циля! Собака ты после этого, вот ты кто...
- Фармазон! - Я потянулся и отобрал у черта жалкие остатки орехового ликера. Разобиженный нечистый пустил пьяную слезу, и мне стало его жалко. - Не пейте больше. На сегодня уж точно хватит. Давайте я сделаю вам кофе покрепче, и мы спокойно договорим. Что там по поводу одного пунктика?
- Серега, ты вот мне... по-человечески... объясни, че он так на меня взъелся? - все еще всхлипывая, забормотал несчастный. Недопитая бутылка сама собой перебежала с моего края стола на его. - Я ведь с ним... по-хорошему! От души, от сердца... от чистого сердца, а он?
- Ладно, извините, - примирительно вздохнул ангел и собственноручно вылил остатки «Амаретто» в Фармазонову рюмку. - Теперь говори.
- Теперь... скажу! Вот вам самая секретная информация: если только старый Сыч хотя бы один раз укусит хозяина до крови - все! Хана... Наш поэт начнет мутировать в оборотня, и одним волкодлаком на земле станет больше. Это старый закон сохранения магической энергии. Короче, вы представляете себе, чего способен натворить волк-оборотень, с выражением читающий взрывоопасные стихи? Он же станет подлинным проклятием человечества во всех Темных мирах! Вот... все сказал. Ну че, Серега, тебе решать...

* * *

Как видите, вопрос был более чем интересный. Конечно, я ни на грамм не надеялся убедить старого Сыча отказаться от преследований моей супруги одним Христовым именем. То есть произнести-то такую фразу я произнесу, но вот результат... Заранее ясно, что никакого результата от этого не будет. Ну разве что он съест меня, предварительно выслушав. Почему бы оборотню и в самом деле сначала не насладиться проповедью, а уж потом и пообедать? Вполне допускаю, что у людей, ведущих праведный образ жизни и посвятивших себя служению Христу, получались и не такие чудеса. Однако моей кустарной самодеятельности явно будет недостаточно. Хотя... Анцифер активно убеждал меня, что это самый-пресамый «христианский» способ обращения врага в друга. Он даже обещал подсказывать мне текст на ушко... Значит, полностью отказываться от этой идеи не стоит.
Предложения Фармазона насчет стрельбы серебряными пулями тоже довольно интересны. Стрелять я выучился в армии, с десяти шагов попадаю в горящую спичку. Если взять двустволку, со второго раза уж точно не промахнусь. Правда, есть загвоздка... Я никогда в жизни не стрелял в живое существо. По движущейся мишени - пожалуйста, а вот в настоящего зайчика или белочку, не говоря уж о человеке, - не приходилось. Получается, стрелок из меня, может, и неплохой, но вот охотник - бездарный. Если речь пойдет о том, чтобы выследить волка в густом лесу, взять на мушку и застрелить в прыжке... Боюсь, мои шансы совсем невелики.
- Ну и как?
- Что как? - не сразу сообразил я, Фармазон самым бессовестным образом отвлек меня от серьезных раздумий.
- Я имею в виду твоего пожилого конкурента, так мы его будем гасить или молитвами зубы заговаривать?
- Не юродствуй, нечистый дух!
- Ша, Циля... Я никого не хочу обидеть, я всех люблю и потому забочусь, не жалея издерганных нервов. Но он таки имеет что-либо нам сказать или мы тут застрянем, как Лаперуз в одноименном проливе, а?
- Не торопи хозяина, - наставительно ответил ангел. - Видишь, Сергей Александрович обдумывает, как и какими святыми словами лучше начать обращение оборотня в истинную веру.
- Интере-е-есно карга пляшет... - возмущенно перебил меня черт, когда я попытался только открыть рот. - А с чего это ты взял, суслик-альбинос, что он пойдет твоим путем?! Я сам ему скажу, какими словами надо обращаться к похитителю его жены: «ВДОХНИ ПОГЛУБЖЕ, ГНИДА, СВОЙ СЕРОВОДОРОД!» - и пулю промеж глаз.
Анцифер побагровел, сжал кулаки, но я успел вмешаться. Судя по тому, как часто за последнее время здесь затеваются драки, истинный зачинщик найден... Анцифер! Фармазон, конечно, его изо всех сил провоцирует, но уж если ты ангел - то терпи. Видимо, и ангельское терпение не безгранично...
- А ну, прекратите бардак, господа-товарищи! Я внимательно вас выслушал и принял к сведению оба предложения. Думаю, имеет смысл опробовать и то и это. Что-нибудь в конце концов сработает. А сейчас...
Меня прервала мягкая трель телефонного звонка. Это в час ночи?! Либо сэр Мэлори (если случилось что-то экстраординарное!), либо...
- Да?
- Ты - покойник, поэт. Я вырву твое сердце и сожру на глазах твоей жены. Ты захлебнешься собственной кровью!
Я бросил трубку. Руки дрожали от ярости. Анцифер и Фармазон попритихли, они поняли, кто звонил. Скрипнула дальняя дверь... Наташа стояла у косяка в пестрой шелковой пижамке, - видимо, ее разбудил телефон.
- Кто-то звонил?
- Да...
- Он... уже здесь? - догадалась она. Я шагнул вперед и обнял ее за плечи.
- Не волнуйся, любимый... Я ничего не боюсь. Просто... не ожидала этого так скоро. Вернее, ожидала, но почему-то надеялась, обманывала сама себя. Что он сказал?
- Так... еще раз пообещал меня убить.
- А ты?
- А я ничего не ответил, повесил трубку, и все. Я займусь им завтра. Иди ложись...
- Не хочу. Пожалуйста, поставь чайник. Наверное, нам стоит поговорить.
- Садись.
Я пропустил жену на кухню и выразительно зыркнул на близнецов. Ангел и черт исчезли в мгновение ока. Правда, Фармазон почти в ту же секунду вновь материализовался в уголке у холодильника, видимо собираясь нас подслушивать. Но твердая рука Анцифера, появившись из ниоткуда, цапнула его за шиворот и уволокла в никуда. Сначала Наташа долго молчала, отвлеченно ковыряя ложечкой засахарившееся варенье, потом повернулась ко мне:
- Спрашивай. Ты ведь давно хотел об этом спросить?
- Да, наверное. Как получилось, что Сыч стал к тебе приставать? Где вы вообще познакомились?
- Он никогда не приставал ко мне. По крайней мере, не делал этого явно. Помнишь, когда я впервые показала тебе, как превращаюсь в волчицу, ты расспрашивал меня о других мирах? Мы называем их Темными. Потому что только там магия победила науку. Мы бегали в стае. Сыч был волком-одиночкой, он не уходил далеко, но не подчинялся вожаку и не пытался дружить с остальными. Каким-то образом он вычислил, что я - ведьма. В ту ночь... ну, когда у меня была кровь на губах... Наверное, ему удалось достать меня заклинанием. Я же ничего не помнила! Я до сих пор не могу поверить в то, что убила эту девочку... Этого не может быть!
- Не надо, успокойся.
- Нет, нет... все в порядке. - Она взяла чашку обеими руками, но пить не стала. - Когда ты сжег шерсть, меня вновь выбросило в Темные миры. Я была ужасно зла на тебя! А потом в Городе мы встретились со старым Сычом. Он подошел ко мне в кафе, представился, долго распинался о том, какая я замечательная, как он меня искал... Все это было ложью, я видела его насквозь. Но вдруг он сказал, что знает, где ты, и даже готов меня проводить. Вот тут-то я купилась, как последняя дура! Он заколдовал мой томатный сок...
- Мерзавец! - невольно вырвалось у меня.
- Подлец! - воодушевленно поддержала Наташа. - Таким образом, он поразил меня в самое слабое место. Отставив стакан, я уже смутно понимала, куда и зачем мы идем. Он открыл портал и привел меня в какой-то заштатный монастырь, где должна была состояться казнь. Я же тебя не узнала! Если бы ты не назвал меня по имени... тебя бы сожгли на моих глазах, а я... и пальцем бы не пошевелила.
По ее щеке покатилась слеза. Я почувствовал, что мой счет к этому маньяку неуклонно увеличивается. Он хотел, чтобы она видела мою смерть! Он обманул, опоил, заколдовал мою любимую женщину! Завтра же я возьмусь за дело и заставлю злобного психопата ответить за все.
- Теперь послушай меня. Анцифер и Фармазон вычитали мне основные методы борьбы с оборотнями. Я хочу узнать, где находится логово Сыча, пойти туда и дать ему бой! Больше мы не будем от него убегать. Я никогда никому не позволю даже косой взгляд в твою сторону...
- Я пойду с тобой.
- Нет.
- Не спорь!
- Я сказал - нет! Это ты не спорь. Есть вещи, которые мужчина обязан делать сам, если он мужчина, конечно. Один на один я буду беспокоиться лишь о себе, а если рядом будешь ты, то мне придется волноваться уже за двоих. Поверь, одному мне будет легче...
- Любимый, я... я же испереживаюсь тут за тебя.
- И все-таки мне будет спокойнее, зная, что ты в безопасности. Ангел и черт меня не бросят, а уж против нас троих не устоит ни один оборотень. Так что жди меня дома. Обещаешь?
- Что? - сощурилась она.
- Что будешь сидеть дома и не будешь вмешиваться в наши мужские разборки.
- Я постараюсь... - Наташа чарующе улыбнулась и обняла меня за шею. - Раз уж ты так все решил, то завтра у тебя будет очень напряженный день. Нужно хоть немного поспать. Пойдем, я уложу тебя...
Короче, чай мы так и не допили. Прежде чем отправиться в спальню, я отключил телефон. Если Сыч еще раз захочет нам позвонить, у него ничего не выйдет. Итак, все должно решиться завтра. Одно меня беспокоило... Уж слишком легко моя дражайшая супруга пообещала не вмешиваться в это дело. Подобные уступки не в ее характере. Пожалуй, утром надо будет напомнить об этом построже... А, слова! Все равно ведь будет так, как она захочет. Что бы я ни делал, как бы ни возмущался, чем бы ни грозил - лишь распахнет свои бездонные глаза, хлопнет пару раз ресницами - и все. Куда девался мой праведный гнев? Я люблю ее...

* * *

Утром на кухонном столе меня ждала записка: «Солнце мое, завтракай сам. Я побежала по магазинам, у нас почти кончились продукты. На обратном пути зайду к парикмахеру, ну и еще кое-куда по мелочи. К обеду вернусь. Пожалуйста, никуда не ходи без меня. Целую. Твоя лучшая в мире жена».
Пока яичница шипела на сковороде, я успел умыться, почистить зубы и достать из холодильника масло и сыр. Все-таки хорошо, что теперь Наташа не «договаривается» с посудой и все можно делать самому, не опасаясь «вынужденного» травматизма. Как только я перешел к чаю, на кухню торжественно прошествовали Анцифер и Фармазон. Оба присели на табуреточки, но от завтрака отказались. Невероятный случай...
- Сергей Александрович, мы трудились всю ночь, но приготовили необходимое вам снаряжение. Вот, - ангел развязал принесенный мешок, - настоящая монашеская ряса образца конца шестого - начала седьмого века бенедиктинского фасона с капюшоном. Цвет коричневый, немаркий, подпоясывается грубой веревкой. Вот еще сандалии, очень простые, надежные, точно ваш размер. Плюс, естественно, молитвенник для обращения оборотня, с закладками на нужных страницах.
- Большое спасибо, Анцифер. Позвольте взглянуть поближе...
- Я тут сделал закладочки, в каком порядке читать. Не перепутайте! Сначала вот здесь, на странице двести сорок, со слов: «Прииде ко мне...», потом страница четырнадцать в конце, затем триста двадцать три, «Слово о неверующих», дальше сто тридцать пять, выдержка из Послания к Филистимлянам, она коротенькая... Ну и уже триста семьдесят, четыреста двенадцать, восемь, двести двадцать один - это даст возможность развить мысль и привести факты, а заканчиваете на четыреста пятидесятой странице псалмом «Славим Господа мы днесь...». Как видите, ничего сложного, главное, не перепутать.
- 3-з-м-чательно! - Я едва не поперхнулся чаем. Если он и вправду надеется, что волк-оборотень будет так долго слушать мое выразительное чтение... Либо Анцифер надо мной издевается, либо у меня катастрофический недостаток веры в Слово Божие. Посмотрим, что предложит нам лукавый бес...
- Сергунь, ты глянь, че я тебе притаранил. Во! - Фармазон с гордостью выудил из складок балахона огромный кремневый пистолет с двумя стволами. - Надежнейшая вещь. Тульская работа, отечественного производства. Вот в мешочке порох и пули. Не сомневайся, пули из настоящего серебра, освящены крестом и благословлены профессиональным батюшкой. Циля лично проверял, так что все без обмана. Если молитва не сработает, взводи курки и пали навскидку!
- Да он... тяжелый, как бабушкин утюг! - охнул я, пытаясь прицелиться из врученной мне «гаубицы». - Посовременнее ничего не нашлось?
- Ага. На оборотней, знаешь ли, с автоматом Калашникова еще никто не ходил! Надо следовать традициям.
- Ладно... как хоть он заряжается?
- Демонстрирую. Вот сюда, в дырочку, сыплешь порох, потом кладешь тряпочку, забиваешь палочкой, шомпол называется. Теперь бросаешь пулю, затем опять тряпочку и снова шомполом. С другим стволом поступаешь аналогично. Курок большим пальцем отжимаешь на себя, на эту вот полочку добавляешь еще щепотку пороха, и все! Увидишь террориста - целься в живот. Как нажмешь на спусковой крючок, «собачка» щелкнет кремнем, искры подожгут порох на полке, он в свою очередь - порох в стволе, и серебряная пуля навсегда избавит тебя от пушистого приставалы! Убойная сила - за пятьдесят метров. Быстро, удобно, практично. Вопросы есть?
- Есть! - уже с изрядной долей раздражения начал я. - Одна инструкция по зарядке этого допотопного «смит-вессона» заняла добрых пять минут. На деле я буду возиться все двадцать. По-вашему, Сыч, скрестив лапки, будет терпеливо ждать, пока я еще и выстрелю?!
- Ну, знаешь, - развел руками Фармазон, - нельзя требовать от жизни всего сразу! Никто и не говорил, что победить оборотня так просто.
- Поэтому вы решили максимально усложнить мне задачу?
- Че ты взъелся? Ну не будет Сыч тебя ждать, дураку понятно. Так отвлеки его чем-нибудь.
- Анекдот рассказать или песенку спеть?
- Зачем? Молитву ему прочти, пусть призадумается. Вон Циля тебе сколько закладок напихал...
Я отодвинул чашку и, задумчиво качая головой, отправился в комнату переодеваться. В прихожей раздался звонок.
- Анцифер, взгляните, пожалуйста, кто там.
- Крысюк! - раздалось через минуту. - Сергей Александрович, похоже, к вам выбрался героический разведчик с депешей от генерала. Впустить?
- Естественно!
Крысюк серым призраком проскользнул в дверь. Для маскировки на нем был длинный плащ, широкополая шляпа и темные очки. Видимо, в таком «сумрачном» костюме он надеялся затеряться в толпе разнаряженной нечисти. Впрочем, чего гадать? Главное, что парень дошел.
- Письмос для шпионуса! Личнос в рукис! - по-военному отчеканил он.
- Я шпионус.
В продолговатом конверте оказалась небольшая карта Города и адрес, дом Сыча был обведен красным фломастером. Еще там была короткая записка от Кошкострахуса Пятого: «Мой дорогойс шпионус! Я верюс в тебяс... Мыс готовыс оказатьс любуюс помощьс. Удачис и полнойс победыс над нашимс общимс врагомс!»
- Запискус нужнос уничтожитьс, - напомнил связной.
- Я ее потом съем. Можете быть свободны.
- Чтос передатьс генералус?
- Я иду на Сыча сегодня. О результатах доложу лично.
- Естьс! Я возвращаюсьс в штабс.
- Мой привет генералу.
Крысюк отдал честь и, осторожно выглянув за дверь, неслышными шагами стал спускаться по лестнице.
- Вот у нас и адресочек образовался, - довольно пропел Фармазон. - Сезон охоты на пожилых волков-оборотней торжественно объявляется открытым!
- Он прав, Сергей Александрович, - мягко поддержал ангел. - Может быть, не стоит откладывать в долгий ящик, а завершить все до прихода Натальи Владимировны?
- Пожалуй, да. - Я пожал плечами. - Отправимся сразу. Фармазон, взгляните на карту. Это не очень далеко?
- Нет. Три квартала на север, а потом вниз, к старому кладбищу. Там целое пастбище маленьких домишек, номер мы знаем, так что найдем быстро. За пистолет тоже не переживай, я тебе его сам заряжу. Сейчас ровно десять, твоя благоверная обещалась быть к обеду, часа за три мы управимся.
- А откуда вы все знаете? - вдруг заинтересовался я.
Анцифер покраснел, но Фармазон лишь широка ухмыльнулся:
- Чего уж там... Вон записка на холодильнике валяется, Циля первым нашел, но ведь ничего интимного там нет, мы и прочитали.
Уже внизу, у подъезда, Анцифер попытался сбивчиво извиниться, я только махнул рукой. Какая, в сущности, разница, прочтут они мою корреспонденцию сами или я расскажу, когда сочту нужным? Оба являются равноценными половинками моей души, получается, что я скрываю что-то от самого себя. Глупо... Когда мы проходили через двор, мне улыбнулась маленькая девочка из окна соседнего дома. Малышка была настолько хороша, что и я невольно улыбнулся в ответ.
- Словно ангел Божий, - сентиментально поддержал меня Анцифер. - Как все-таки прав был наш Господь, утверждая, что Царство Небесное принадлежит детям.
- Цветы жизни! - умудренно изрек Фармазон. - Серега, ты еще о своих потомках не Задумывался?
Девочка глядит из окошка -
За окошком едет рыцарь на кошке.
Или, может быть, на медведе...
Непонятно - куда он едет?
Может, хочет спеть серенаду
О любви с каштановым взглядом
И кудрями спелого лета?
Рыцари - такие поэты...
Если даже ловят дракона,
Говорят с ним о красе небосклона,
И загадывают гаду загадки,
И играют, простодушные, в прятки.
А потом они дерутся, недолго.
У драконов велико чувство долга.
И кончается весь бой - отпираньем
Душ, и дружбой, и взаимным братаньем.
Смотрит девочка в окно на балконе -
Едет рыцарь на крылатом драконе.
Тихо плачет позабытая кошка.
Все красиво...
Только грустно... немножко...
Вместо ответа я прочел стихотворение. На самом деле мы с Наташей очень хотели детей, но она логично утверждала, что любить мужчину и жить с ним - это одно, а воспитывать ребенка - несколько другое. Вот поживем с годик - посмотрим... Причина, конечно, была в ином. Просто она наверняка боялась, что на невинного ребенка может перейти ее страшный дар. Если жена - ведьма, стоит подумать, кого она может родить. Ладно, не будем о наболевшем...
- Какие замечательные строки, - тихо вздохнул Анцифер. - Вам действительно много дано.
- Ага, если бы его еще и печатали! Гонят ведь всякую шушеру, а тут настоящий поэт с хорошими стихами пропадает, можно сказать, в полной невостребованности... Где справедливость, а? Серега, с этим надо кончать. Вот вернемся в Питер, я за тебя возьмусь. Буду твоим литературным агентом... процентов за тридцать от гонорара. Скромная сумма по теперешним временам.
- Фармазон, вы - барыга.
- Сам Ты Пень.
- Чего? - не сразу уловил я. - Это вы мне?
- Не-а, - замотали головами близнецы. - Мы не обзывались!
- Уважаемая Сам Ты Пень! - еще раз донеслось откуда-то сверху. - Вы меня вызывали?
Мы трое наконец додумались взглянуть вверх. Прямо над нами, переливаясь на солнце всеми цветами радуги, кувыркался улыбчивый китайский «динозавр».
- Мне очень приятна, что вы меня опять пригласили. Как говорится: «Друг мне в подарок принес золота несколько лян. Брошу на землю его, друга не брошу вовек!»
- Боцю... Я искренне рад вас видеть. Какими судьбами в наших краях?
- Как это? - не понял дракон. - Так ведь вы меня сами вызывали. Я все бросила и пришла!
- Я вызывал?
В ответ на мой беспомощный взгляд близнецы сдвинули брови и дружно хмыкнули:
- Не будешь читать все подряд!
Ясно, опять я виноват. Хотя... до логова Сыча нам не меньше часа топать, почему бы не сократить путь посредством перелета? Боцю уже зарекомендовал себя в борьбе с волками, может, его помощь и пригодится. Не прогонять же такого замечательного дракона, раз уж так получилось...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

 

 

 
© 2008 "Мир чёрной магии" все права защищены
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна!
                   
 
Rambler's Top100