Моя жена - ведьма

 

 

 

Группа сайтов
Мир черной магии
Мир чёрной магии
Мир денежной магии
Мир любовной магии
Форум

   
 

 

Андрей Белянин
Моя жена - ведьма

- Не заперто, любимый!
- А откуда ты знаешь, что это я?
Мы прошли в прихожую. Наташа выпрыгнула из кухни в яркой футболке и бриджах. Судя по сияющему лицу - закаток у нас на всю зиму, а томатным соком она упилась до отвала.
- Любимая, нам надо поговорить.
- Да! Все, что ты пожелаешь. - Она гикнула, одним прыжком влетая мне на руки. Это была наша «семейная» игра, своего рода символ безграничного доверия друг к другу - если я не успею подставить руки, она страшно ударится спиной об пол. Поэтому я всегда успеваю. - Спрашивай!
- О чем?
- Ну, о том, о чем ты собирался со мной поговорить.
- Я был у сэра Мэлори...
- Знаю, а ты знаешь, сколько банок я накрутила? Сережка, томатным соком я обеспечена на... на... на две недели минимум!
- Что?! - Иногда она меня так поражает... Я едва не выронил драгоценную супругу.
- С тобой все ясно. Поставь меня на пол. Так, теперь слушай, сюда звонил генерал, просил передать тебе привет и сказал, что дипломатическая договоренность достигнута. Мятежа не будет, а крысюки приглашены в специальные отряды по расчистке города.
- Прямо как у Гленна Кука... - вырвалось у меня.
- Что именно?
- Так... некоторое сходство сюжета. Но, видимо, крысюков во всех мирах используют одинаково. На самом деле я хотел поговорить с тобой о другом. Ты... ты помнишь тот день, когда... я пришел с подносом, а твои губы были перепачканы кровью?
- Да... конечно... - Она мгновенно помрачнела. - А почему ты спрашиваешь?
- Пожалуйста, выслушай меня внимательно. Сэр Мэлори предложил мне отправиться в прошлое и самому убедиться в твоей полной невиновности. Он думал, что я, как беспристрастный свидетель, смогу правильно оценить ситуацию и выявить момент подставки. Видишь ли, он тоже был уверен, что ты не могла убить ребенка... Но все пошло не по плану. Я...
- Ты не смог пассивно наблюдать и постарался все сделать по-своему! - угадала Наташа. - Ладно, что из всего этого получилось? Надеюсь, ты не слишком подкорректировал мое прошлое? Я бы почувствовала...
- Пойдем, посмотришь сама. - Я обнял ее за плечи, проводил в комнату и включил видео. - Вот, сэр Мэлори как-то умудрился записать все произошедшее на пленку. Мой ангел захватил с собой копию, полагаю, что тебе это будет интересно. Только ничему не удивляйся и не убивай меня в порыве сиюминутного гнева. Дождись конца фильма, а уж потом делай со мной все, что хочешь, договорились?
- Посиди рядом.
- Нет... тебе лучше посмотреть это самой. Я подожду на кухне. Зови, если что...
Сунув кассету в пасть видика, я поцеловал жену в щечку и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь. Мне необходимо было оставить ее наедине со своим прошлым. Пусть она сама, и только она, без чьего-либо участия или упрека, убедится в том, что же произошло тогда на самом деле. Я прав или нет в том, что произошло после моего вмешательства? Но в любом случае ясно, что моя жена здесь совершенно ни при чем! Кухню оккупировали близнецы, Анцифер мазал маслом хлеб, а Фармазон, как водится, потрошил холодильник. В этом деле ему никто не конкурент...
- Ну че, братан, все сказал? Волчица твоя небось в слезах сидит... Ты тоже присядь, не робей, держи хвост пистолетом, с бабами все не слава Богу. Циля, дай бутерброд человеку! Вот еще колбаски сверху положи...
- Как она это восприняла?
- Спасибо, Анцифер... - Я взял бутерброд. - Ну... как восприняла - еще неизвестно. Я поставил кассету и ушел. Нет, подготовил, конечно, нормально... Объяснил, что к чему, со всем остальным она должна разобраться сама.
- Мужики, сегодня есть выбор - водка, ликер паршивый, две бутылки пива и начатое шампанское. Нет, это просто праздник какой-то... В общем, кому что?
- А сок есть? - спросил ангел.
- Только томатный, - честно предупредил Фармазон.
- Тогда не буду рисковать... Мне, пожалуйста, полрюмочки ликера. Много, много... ну, куда ты льешь? Вровень с краями, даже не поднять... Что ж мне теперь, отхлюпывать?
- Ну извини... Хочешь, я отхлюпну?
- Иди ты! - Ангел быстро прикрыл рюмку ладонью.
Я предпочел шампанское, черт остался верен сорокаградусной. Вообще-то я не прогрессирующий алкоголик, но почему-то в последнее время все спешат угостить меня чем-то очень крепким. И Фармазон в этом деле - первый! Как ему удается так легко меня подтолкнуть?
- Работа такая, - подмигнул лукавый, поднимая первый тост. - Чтобы склонить человека к греху, мы в Аду изучаем генетику, психологию, философию и массу других сопутствующих наук. Все это надо знать, ибо человек, а тем более творческий, - натура тонкая, возвышенная. Его голыми руками не возьмешь... Так выпьем же за то, чтобы хоть иногда ты опрокидывал рюмочку не из-за подстрекательства нечистого, а ради друзей, которые у тебя есть и всегда будут. За нас с Цилей!
Мы чокнулись. Фармазон тут же разлил по второй. Теперь слово взял Анцифер:
- Дорогой Сергей Александрович... Сережа... Я от всей души и от лица всех здесь присутствующих хотел бы искренне поздравить вас с успешным завершением героической эпопеи. А еще пожелать удачи в новом качестве - вы добровольно становитесь отцом. Это серьезное испытание... Выпьем за то, чтобы у вас хватило терпения, такта и любви!
- Серега, теперь ты скажи чего-нибудь, - проникновенно сморгнул слезу черт, разливая по третьей.
Я встал, на мгновение задумался, держа фужер обеими руками...
- Анцифер и вы, Фармазон. Позвольте мне поднять этот тост за вас. За вас обоих. Со всеми вашими недостатками и добродетелями, спорами и объятиями, драками и взаимовыручкой... Я очень вас люблю и дорожу обоими в равной мере. Наверное, это неправильно и глупо... Если вы - лишь отражения света и тени в моей душе, то получается, что я люблю сам себя?! Это нескромно. Просто оставайтесь такими, какие вы есть, и не забывайте обо мне ни в горе, ни в радости. Нас - трое! А это классическое сочетание. За вас!
Под звон бокалов в кухню потерянно вошла моя жена.
- Все пьешь... один... а я... я... там! Она бросилась мне на шею и разревелась. Слезы лились, как душ Шарко, я вымок буквально в одну минуту. Это не было горем, не было истерикой, не было отчаяньем или болью... Наташа выплакивала весь груз сомнений, терзаний, незаслуженных обид и подозрений, которыми разрушала сама себя все это время. Она заливала меня слезами облегчения, исподволь освобождая свою душу. Анцифер и Фармазон мягко растаяли в воздухе, какие понятливые... Прошло добрых минут пятнадцать, прежде чем Наташа, клубочком свернувшись у меня на руках, перестала всхлипывать.
- Давай я отнесу тебя в ванную, ты приведешь себя в порядок, а потом мы выпьем кофе и поговорим...
Она кивнула. Мы уже сидели за столом, когда Наташа наконец решилась. Первый вопрос был мне известен еще до того, как она его произнесла:
- Сережа, где наша девочка?
- В настоящий момент спит. По крайней мере, спала как сурок дома у сэра Мэлори. Я не хотел ее будить, да и тебя надо было как-то подготовить.
- Глупости! Я сейчас же пойду за ней.
- Не надо, через час или полтора он сам приведет ее сюда. Ты же приглашала его на ужин.
- Но... завтра.
- Да? А я почему-то решил, что сегодня. Так мне перезвонить, сказать, чтоб не приходили?
- Дурак! Ни в коем случае, - надулась она. - Прости меня, но... нельзя же так шутить. Пойдем, нам надо сделать детскую.
Почти полчаса мы потратили в шуме и спорах, раскидав по полу десяток разных журналов, включая знаменитый «Салон», подбирая нужный интерьер, освещение, меблировку и игрушки. В результате детская комната по площади едва ли уступала гостиной. Все цветное, яркое, душистое, куча игрушек на любой вкус, стол для лепки и рисования, замечательная кроватка с огромными подушками, целый гардероб в шкафчике с «котятами», целая полка больших детских книг... Наташа настаивала на установке модельного столика с маленьким компьютером, но я убедил, что ребенку слишком вреден резкий переход от дикой жизни в заброшенном городе к завалу всеми благами цивилизации. У детей тонкая психика, не стоит подвергать ее такому перенапряжению.
- Ладно, все... пусть будет, как будет. Если девочка захочет что-нибудь другое, я при ней же все переделаю. Теперь, пожалуйста, сходи на кухню и достань из холодильника фрукты, я поставлю их здесь, на столике.
Положив все на блюдо, я краем уха уловил непонятный скрежет. Что-то тревожное шевельнулось в душе. Я прибавил шаг и... замер - Наташи не было. Лишь белесая субстанция, смутно напоминающая контуры ее тела, дрожа, как сигаретный дым, таяла в воздухе. Ни звука, ни крика, ничего... У меня опустились руки. Чувство безвозвратной потери захлестнуло сердце. Господи... по полу, стуча, покатились яблочки...

* * *

- Блин! Че это было?!
- Прекрати ругаться, не видишь - и без тебя тошно. Видимо, у нас очередные проблемы. Наталья Владимировна изволили исчезнуть...
- Ну, это козе понятно. Я хочу знать, сама она на такое сподобилась или наш улыбчивый умник опять экспериментировал с любовными стихами?
Я тоскливо обернулся. Очень хотелось ругаться, да не на кого. Даже на самого себя - не за что. Анцифер и Фармазон стояли плечом к плечу, на лицах обоих было написано самое искреннее удивление.
- Она просто растворилась... Я на кухне был... слышу, скрежет - бегу сюда. Она же... и сказать-то ничего не успела.
- Сереженька, только не волнуйтесь! Не принимайте близко к сердцу. Мы во всем разберемся. Дорогой Фармазон, пожалуйста, выясни по своим каналам, что могло произойти. Я в свою очередь подниму на ноги весь небесный легион.
- Не, Серега, ну ты заметил, как он со мной разговаривает? Когда ему надо, так «дорогой Фармазон», а когда мне надо, так «изыди, бес поганый»! Циля, клянусь бабушкой, после такого обращения ты бы у меня снега зимой не выпросил, но ради хозяина...
Я прикрыл глаза, очень медленно сосчитал до десяти и, скрипя зубами, отправился к телефону. Номер сэра Мэлори был свободен, но никто не подходил, впрочем, через несколько гудков сработал автоответчик:
- К сожалению, меня нет дома. Я вышел буквально на муфиф син омотрон. Норсин ен при норвонц уй лярвострой пит. Кузерлют и я сам вам перезвоню.
Повесив трубку, я повернулся так резко, что близнецы, навострившие уши за моей спиной, даже отпрыгнули. Под суровым взглядом Анцифер потупился, а Фармазон покраснел.
- Сергунь, ты мне только скажи: вот я прав или не прав?
Я медленно взял с комода крупную китайскую вазочку, взвесил ее в руке, взглядом смерил расстояние до лба черта...
- Ша! Обойдемся без вредительства. Я все понял. Ты не в себе - поговорим серьезно. Я имею весомое предложение - этажом выше висит табличка на дверях: «Профессиональное гадание. Услуги гипноза и ясновидения. Натуральная оплата». Валим наверх, выясним, куда запропастилась твоя супружница, и мы с Цилей быстренько доставляем тебя на нужное место. Дальше ты сам, согласно характеру, привычкам и обстоятельствам. Идет?
- Пошли.
Я развернулся к дверям, но Анцифер удержал меня за руку:
- Сергей Александрович, это абсолютно исключено, потому что совершенно невозможно! Во-первых, вполне вероятно, сэр Мэлори с девочкой уже в пути, не могут же они прийти к запертым дверям?! Во-вторых, гадание есть грех, ибо сказано в Писании: «...не верь судьбу предсказующим», А в-третьих, что это значит, «натуральная оплата»? В каком смысле вы намерены платить натурой?!
- Циля, в ЭТОМ случае за хозяина рассчитаюсь я! - торжественно провозгласил черт. - Надеюсь, никто не будет против?
- Решено. Пойдемте быстрее. Да, Анцифер, насчет сэра Мэлори вы абсолютно правы, поэтому хочу попросить - дождитесь их здесь. Приведите в гостиную, займите чем-нибудь, накормите. В общем, квартира в вашем распоряжении. Пусть подождут, мы буквально на пару минут.
- Но... а как же... Нет, нет, ни в коем случае! Я - с вами!
- Не спорь с хозяином, суслик длинногривый! Забыл, что теперь он главный?
- Без тебя разберусь! - цыкнул на брата белый ангел. - Сережа, я, конечно, рад бы помочь вам от всей души, но вы просите невозможного. Что я могу для них сделать? Они же меня не видят и не слышат!
- Непринципиально, - отмахнулся я, - вы вполне в состоянии открыть дверь, пододвинуть стул, разогреть чайник и включить телевизор. Справитесь, мы в вас верим!
Обалдевший от такого поворота событий, Анцифер безропотно пропустил нас на площадку и автоматически прикрыл дверь. Я бросился наверх, шагая через две ступеньки. Действительно, прямо над нашей квартирой находилась то ли гадальная контора, то ли предсказательский офис. Табличка была металлическая, новая, а дверь почему-то замызганная и неструганая. Под табличкой мелом написаны слова: «Входить без стука». У каждого свои причуды... Фармазон услужливо толкнул дверь, и мы вошли в коричневый полумрак прихожей. Где-то далеко горел слабый керосиновый свет, слышались женский смех и сочные звуки поцелуев.
В этом волшебном Городе можно было ожидать чего угодно, я уже не слишком удивлялся «растяжимым» размерам квартиры. Шли мы не очень долго, и никто на нас не покушался.
- Серега, есть совет: переговоры надо вести мне.
- Нет! - категорически отрезал я.
- Ой, ну не строй из себя неприступного зануду с комплексом плохой наследственности. Ты же сам видел, как здорово у меня это получается. Я же - врожденный дипломат!
- Помню, как же... и твою заботу в монастыре, и за столом у барыни, и вообще, я иду сюда по сугубо личному делу, а ты, если не забыл, моя «натуральная оплата».
Черт ахнул и едва не вписался в стену, когда я ловко ушел за поворот. Наконец открылась большая комната, выдержанная в строгом стиле фильмов ужасов. Черные, драпированные стены, чучела зверей и птиц, большой стол, покрытый пурпурной скатертью с винными пятнами, на нем хрустальный шар величиной с арбуз. Добавьте еще кучи соответствующего псевдомагического барахла, «создающего атмосферу, и картинка будет завершена. Уже по одному интерьеру мне стало ясно, что здесь мы ничего не узнаем. В таком месте мог обитать только дешевый шарлатан. Или шарлатанка. Или целых две шарлатанки, отметил я, когда из-под стола дружно выползли две «разнокалиберные» барышни. Первая была тощей, как циркуль, с короткой стрижкой и грязным моноклем в глазу. Ее уши оттягивали замысловатые серьги в виде серебряных крыс. Вторая, наоборот, напоминала низенький стол с ножками, носила две толстенные косы и не выпускала из подпиленных зубов замурзанную сигару. При виде меня они деловито перемигнулись, обнялись, смачно чмокнули друг друга в губки и гулко расхохотались...
- Садись, стихотворец. Тебе кофе или чай?
- Вы... мне? Кофе, если не затруднит.
- А если затруднит? - интимно подмигнула маленькая, толкая локтями подружку.
- Тогда не надо, - твердо решил я. - У меня к вам дело, если можно, то давайте обойдемся без церемоний.
- Какой важный, - кивнула другая, и они снова захихикали. Я почувствовал себя в идиотском положении. Фармазон, доселе честно хранивший надутое молчание, неслышно подкатился слева:
- Ну, я же говорил! Видишь, как они с тобой... Не жадничай, дай и мне попробовать...
- Э... милые дамы! - Я намеренно возвысил голос. - Поверьте, мне очень дорога каждая минута нашего дружеского общения, но на этот раз я действительно пришел по делу. Проблема в том, что...
- Поэт, ты табличку на двери видел? - сжалилась тощая,
- Да, - признал я. - А откуда вы знаете, что я поэт?
- Так вот, на табличке указано: ясновиденье! Что ж ты тут дурацкие вопросы задаешь? Мы о тебе и так все знаем. Пришел жену искать? Да не молчи, говори четко. Нет? Да?
- Да. Она пропала. Максимум десять минут назад.
- Подробности!
- Растворилась в воздухе, как привидение какое-то. Не сказала ничего, ни здрасте, ни до свиданья. Обычно она предупреждает, если что. Вы... сможете мне помочь?
- Поможем, сестричка? - Толстая ткнула кулаком в бок тощую. Та отлетела в угол, но, резво вскочив на ноги, шандарахнула «сестру» тазом по голове. Грохот на всю квартиру, бедолага даже на пол села и глазки в кучку свела. Однако мгновением позже обе гадалки залились счастливым смехом, еще раз поцеловались и взялись за дело.

* * *

Для начала они сплясали. Что-то очень короткое, но зажигательное. Потом меня усадили в деревянное кресло и приказали неотрывно смотреть в хрустальный шар. Тощая гадалка в это время села напротив, закатила глаза и, гнусно завывая, погрузилась в глубокий транс. Кажется, именно так называют состояние полного обалдения, при котором человек ничего не чувствует, не ощущает вокруг реального мира, а весь уходит в иные сферы, общаясь с духами тонких материй. Ее подружка, обливаясь потом, носилась вокруг, горстями разбрасывая какие-то зерна, песок, соль и, по-моему, еще зеленый консервированный горошек. Видимо, этим она усмиряла плохих демонов и задабривала хороших. Натуральный цирк! Я стиснул зубы и уже намеревался уйти, громко хлопнув дверью, когда Фармазон вцепился в мое плечо:
- Вон она! Серега, смотри, на шар смотри! Я ее вижу!
Господи Боже... В прозрачном хрустале явственно угадывались черты Наташиного лица. Это, несомненно, была она! Галлюцинации, гипноз, самовнушение - называйте это как угодно, но я ее видел. Сияющая поверхность затягивала, Наташа казалась такой близкой, протянуть руку - и наши пальцы встретятся.
- Сережа...
Я вздрогнул. Это был ее голос!
- Сережа... - Самое ужасное, что слова слетали с кривых губ тощей ясновидицы. Она говорила голосом моей жены. Или моя жена говорила со мной через чужое тело? - Помоги... Он забрал меня... Я не выберусь сама, у меня больше нет сил... Бабушкин талисман... я совсем слабая... Сереженька, вытащи меня... мне плохо... Помоги! Любимый мой...
- Наташа! Наташа, где ты? - сорвавшись, закричал я.
Толстая помощница ахнула и бросилась зажимать мне рот. Пока мы боролись, Фармазон счел своим долгом пояснить ситуацию:
- Нельзя орать: медиума спугнешь! Вон, сам посмотри, что с ней творится.
Светловолосая гадательница сползла на пол, ее корежило в судорогах, на губах пузырилась розовая пена, глаза совершенно остекленели. В общем, поднимали несчастную все трое. Толстуха ругалась на меня матом так изобретательно, что я невольно заслушался. Потом, конечно, спохватился и бросился извиняться. Когда предсказательница пришла в себя, мне популярно объяснили, что оплата выросла вдвое. «За вредность». Оказывается, от несанкционированного вопля в неподходящее время человек, общающийся с духами, служащий им своеобразным переводчиком, мостом, может умереть. Запросто. Или остаться душевнобольным на всю жизнь...
- Она сказала, что ей плохо. Она просила помощи! Что мне теперь делать? Куда бежать? Как помочь?
- А вот не надо было... - снова завелась толстая, но товарка ее перебила:
- Да ладно! Все равно контакт был слабым и расплывчатым. Главное, что суть он уловил, а детали приложатся. Давай, красавчик, мы бросим тебе карты Таро.
- Они могут подсказать место поиска? - поразился я.
- Ну... вообще-то это карты гадальные, а не географические. Точного адреса мы, возможно, и не получим, но... шанс есть!
Хрустальный шар отодвинули в сторону, а на красную скатерть легла потрепанная колода старых карт. Мне было велено взять их левой рукой, положить на кресло, сесть сверху, мысленно сформулировать четкий запрос. Потом встать, снова взять колоду уже правой рукой и разложить карты по указке толстой гадалки. Теперь я во все верил и послушно выполнял все необходимые требования. Рисунки традиционного Таро резко отличаются от обычных карт, и нужно обладать недюжинным опытом, чтобы правильно прочесть даже самый простенький аркан. Тощая ясновидящая приняла из рук подруги стакан красного вина, выпила и прикурила тонкую дамскую сигарету. Вот так, окутывая меня дымом с двух сторон, профессиональные гадалки наперебой бросились объяснять мне расклад:
- Смотри, слева у тебя Шут. Он стоит на краю пропасти, это карта «божественного дурачества». Ты легко победишь или так же легко проиграешь. Вот это Mar - он требует от тебя самоотречения. Рядом с ним Императрица - она ждет и любит, ее связь с магом очевидна. Видимо, говоря о самоотречении, ты должен отбросить все личное ради нее. А вот и карта Хозяина. Сейчас он господствует, но карта перевернута, это плохой знак. Хозяин задумал зло, и за его спиной стоит кто-то более сильный. Дьявол!
- Кто? - переспросил я.
- Дьявол. Он же Тифон, он же Сэт... В данном сочетании это может обозначать только одно - борись! Борись, сопротивляйся, не сдавайся ни за что, иначе погибнешь...
- Что еще?
- Двойка Жезлов. Есть шанс, что задуманное осуществимо. Рыцарь Мечей - друг в черной одежде, он перевернут, он не всегда тот, кем кажется. Но в конце концов он возьмет твою сторону. Еще Рыцарь Кубков - он светел и религиозен, его называют Рыцарем Святого Грааля. Доверяй им обоим, они приведут к удаче.
- Так... если позволите, еще пара вопросов. Что-то я не совсем понял, где, собственно, мне ее искать?
- В доме, - терпеливо пустилась объяснять толстая, - вот, видишь, здесь карта перевернута, значит, она в своем доме, но он... как бы... нереален. Это может значить отражение, искажение, изменение самой сути привычного понятия.
- Но дома ее нет!
- Не может быть! Карты не люди - врать не обучены. Послушай бывалую женщину, поэт, твоя жена у тебя дома!
- Хорошо, не будем спорить... Если она там, я ее найду. Но как мне ей помочь? Что обозначает черный жрец, от которого она зависит? При чем тут бабушкин талисман? Мне-то что делать со всей этой чертовщиной?!
- А ничего не делай, - просто предложила тощая гадалка. - Пострадаешь с недельку, там мы тебя быстро утешим, женимся заново, на работу устроимся... «Стихи как способ вербальной магии» - чем тебе не тема для преподавания? А о бывшей жене будет напоминать лишь одинокий призрак, изредка появляющийся в прихожей. Робкий, бледный и бессловесный, дунул - нет его...
- Спасибо за информацию. Учту. Приму к сведению. Сколько я вам должен?
- Ну-у-у, - жеманно протянули подружки, демонстративно не замечая моего явного раздражения, - сколько ж нам с тебя взять, чтоб ты отсюда на своих ногах ушел... На шаре гадали, на картах гадали, значит, за все про все где-то часа четыре набежало. Решено, по-добрососедски, с тебя четыре рабочих часа! Будешь нас обслуживать.
Я кротко вздохнул. Если бы Наташа была рядом, у обеих сладострастниц уши бы к потолку прилипли, а так...
- Фармазон!
- Тут я, - нерадостно откликнулся бес.
- Как договорились - оплатишь все согласно предъявленному счету. Милые дамы, я должен идти (надеюсь благодаря вашим советам все-таки найти супругу), за меня весь почетный труд выполнит мой личный черт. Он славный малый и в таких делах дюж. Нет возражений?
- А-а где он? - вытаращились гадальщицы.
- Он невидим и неслышим, но зато вполне осязаем, обладает всеми необходимыми достоинствами и недюжинной силой. Вам понравится, Фармазон, подвигайте что-нибудь, пожалуйста.
Мрачный черт приподнял хрустальный шар, раскинул веером карты, сложил их снова и от души хлопнул колодой толстуху по заднице. Толстуха взвизгнула...
- Годится, - авторитетно заявила тощая, - в качестве исключения мы примем оплату услугами невидимого духа. Это даже пикантно...
- Серега, без меня не начинайте, - тихо попросил нечистый, когда я развернулся на выход.
- Ничего не могу обещать, но... если при ударном труде они зачтут тебе час за два... В общем, все в твоих руках.
- Если бы, - обреченно хмыкнул он.

* * *

Я прыжками несся вниз. Дверь открыл истомившийся Анцифер.
- Никого не было, никто не звонил, никаких происшествий за ваше отсутствие не случилось, - торопливо доложил он. - Вообще-то я думаю, сэр Мэлори выберет самую длинную дорогу. Он всерьез почувствовал себя дедушкой и не приведет девочку, пока не прокатит на карусели и не накормит мороженым.
- Вот и замечательно!
- Не понял? Повторите.
- Я говорю - замечательно! Отлично, превосходно, великолепно! Пусть погуляют подольше. Мы тут повыясняли насчет наших проблем, и обе гадалки одновременно утверждают, что Наташа не покидала дома.
- Но ее здесь нет!
- Я тоже так думал. Но, если мы их правильно поняли, ее захватила в плен какая то высшая сила. Она ведь все-таки ведьма, и кто-то посильнее старого Сыча воспользовался его наводкой для того, чтобы похитить мою жену. С обычной женщиной не было бы проблем, но она - ведьма! Наташа борется, она еще здесь, и... она зовет меня.
- Ага, - начал на пальцах соображать Анцифер, - вашей жены в доме нет, потому что она здесь. Ее заколдовали, несмотря на то что она сама ведьма. Сыч ничего сделать не смог и нажаловался еще более крупным авторитетам. Вы опять намерены ее спасти от кого-то, вытащив неизвестно откуда и, самое главное, непонятно зачем?! Я правильно излагаю?
- Да ну вас, ей-богу! Пока Фармазон честно оплачивает мои долги наверху, давайте-ка еще раз проверим всю квартиру.
- Всю-то к чему? Имеет смысл искать только там, где мы видели ее в последний раз.
Мы вновь отправились в детскую, обмерили все углы, и буквально через пять минут белый ангел торжествующе поднял толстую серебряную цепь с непривычно изогнутым крестом:
- Талисман! Как мы его сразу не заметили, ума не приложу. Валялся посреди комнаты... Это и есть бабушкин подарок?
- Да. Та самая вещь, с помощью которой Наташе еще в детстве был передан ее дар. Каким-то образом ее сила стала зависеть от этого амулета. Сыч украл его, и вот теперь он здесь. Ваша версия, коллега?
- Исходя из реальных фактов, я был бы склонен предположить, что старый оборотень, стащивший талисман, так и не сумел им воспользоваться. Ваша супруга держалась весьма достойно, и у него ничего не вышло. В отместку Сыч отдает талисман тому, кто может и хочет завладеть силой ведьмы. Судя по тому, что вашей жены здесь нет, ему это удалось...
- Но кому?
- В разговорах последних дней неоднократно всплывало имя Волчьего Пастыря. Вы не в курсе, кто это?
- Я в курсе, я! Я вам все скажу, только спасите меня от них! - К нам влетел мокрый как мышь Фармазон. Его черные одежды были перепачканы мелом и краской, руки вымазаны в каком-то клее, а модный хвостик торчал на макушке дыбом. - Спрячьте меня, пожалуйста! Не могу я на них больше трудиться...
- Хм, а раньше на всех мог. Простатит - болезнь века, - только поддел братца Анцифер. Фармазон глянул на него как на недобитого буржуя и заорал, уже явно срываясь на визг:
- Ты о чем подумал, а?! Ты что ж, моралист, решил, что они в интимном плане натурой берут?! Да если бы!!! Они же меня на четыре часа на уборку помещения наняли, подлые бабы... Обслужи нас обеих - как же, обслужишь их! Одной комнату убери, другой белье постирай, одной потолок побели, другой ванну выкраси, одной обои в спальне поменяй, другой так вообще... И лезут все время под руку с указаниями! Ну, я им кто, среднестатистический черт или бригада евроремонтников?
- Мне кажется, звонят в дверь, - сощурился я, - если это за вами... Так как имя этого Волчьего Пастыря?
- Велиар! И бежим отсюда поскорее...
- Сможешь нас к нему проводить?
- Счастлив буду! - упоенно взвыл черт, и я в ту же минуту ощутил себя едущим вниз на сумасшедшем лифте со страшной скоростью на пугающую глубину.
На мгновение закружилась голова, но именно в этот момент мы и прибыли. Уф, не знаю, как себя ощущают другие путешественники по мирам, а мне нравится.
- Куда это ты нас завез?
- Что, Циля, нравится? - прищелкнул языком довольный Фармазон. - Дворец Велиара - восьмое чудо света! Встречается почти во всех измерениях, правда, в некоторых его можно видеть лишь магическим зрением. «Третьим глазом», так сказать.
А зрелище действительно впечатляющее... Может быть, мы пойдем, раз уж пришли, а о Велиаре я расскажу по дороге.
Черт был прав - лично у меня просто голос пропал от восхищения. Мы находились на узкой горной гряде шириной не более пяти шагов, отполированной под стекло и обрывающейся по краям куда-то далеко вниз. Там клубился туман и парили птицы, похожие на орлов. А прямо перед нами терялся вершиной в облаках самый прекрасный дворец из всех виденных мною. Я не смогу описать эту архитектуру, лепнину, резьбу по камню, цветное стекло и кованое железо... Скажу только, что его красота была красотой окаменевшего ужаса, замершего крика, остекленевшего взгляда. Она пугала и завораживала одновременно. Дворец казался черным, но, видимо, в его отделке использовались все оттенки фиолетового, коричневого, изумрудно-зеленого, бордового, темно-синего. Стройность башен, математическая выверенность объемов, полная гармония больших и малых масс создавали четкую ассоциацию с неземным космическим кораблем. Я бы ничуть не удивился, если из каких-нибудь люков показались первые космонавты. Вот так, наверное, наивные аборигены падали ниц перед «домом Бога», опустившимся к ним на землю из голубых небес. А потом по памяти строили церкви и храмы, очень похожие на неподвижные космические корабли...
- Серега, не отвлекайся! Итак, Велиар - это не кто иной, как один из сильнейших демонов Ада. В некоторых кругах его считают вторым после Сатаны. Был активным участником восстания ангелов против Бога. Перед людьми появляется в образе прекрасного юноши с обходительными манерами и учтивой речью. На самом деле - лжив, коварен, вероломен! Специализируется на заведомо греховных поступках, сексуальных извращениях, прелюбодеяниях и похоти. Командует многочисленными дьявольскими силами (что-то около восьмидесяти легионов по 6666 демонов в каждом!). Без человеческих жертвоприношений обычно не появляется. В его же ведомстве оборотничество и вампиризм. Хотя нет... вампиризм - это скорее по части Повелителя мух. Ну, вообще, если озабоченные гадалки не слишком наврали нам насчет маршрута, то мы прибыли согласно расписанию.
- Спасибо за интересную лекцию, - напряженно кивнул Анцифер. - Теперь попрошу минутку внимания: объясните мне, пожалуйста, что мы тут будем делать?
- Здесь моя жена, я намерен ее забрать.
- Это понятно, но каким образом?! Ваш рогатый друг тут полчаса популярно описывал, какой сильный демон нас ждет. Как вы намерены с ним бороться?
- М-м... молитвами не получится? - задумался я.
- Увы, вы вели не столь праведную жизнь.
- А в коридоре у Сыча срабатывало...
- Не тот уровень, - обрезал ангел. - Даже если я буду еще раз подсказывать вам текст, такой противник, как Велиар, найдет способ вас отвлечь и захватить в свои сети.
- Например? - не поверил я.
- Например, начнет целоваться с вашей женой в вашем же присутствии, что будет?
Я пободрел, сжал кулаки и ускорил шаг.
- Сергей Александрович, вы не ответили! Мне нечего было ему ответить. Мой светлый был во всем прав. Если Фармазон не наврал, то мы действительно идем на верную смерть в лучшем случае... В худшем - можно еще потерять и душу. Не знаю, как именно это делается, но хорошего мало... Тем более что я намерен любым способом победить и вытащить на свет Божий Наташу. Или мы уйдем вместе, или вместе погибнем. Это не героизм. Просто... я без нее не выживу...

* * *

Вход во дворец Велиара представлял собой современную «вертушку», как в «Невском пассаже».
Просто идешь вперед, а стеклянные двери автоматически поворачиваются перед тобой. Анцифер и Фармазон предпочли разные размеры для делового визита. Черт уменьшился до размера десятирублевой банкноты и удобно устроился в нагрудном кармане моего пиджака. Ангел, напротив, оставил рост прежним, да еще пригладил волосы, проверил незапятнанность белых одежд и заставил нимб сиять, как трехсотсвечовую люстру. Я так понял, что Велиар достаточно могуществен, чтобы отлично видеть их обоих, следовательно, какой смысл прятаться? Мы вошли в огромный тронный зал, залитый золотистым светом. Высокие стены украшались темными витражами, что создавало иллюзию радостного возбуждения, которое, впрочем, быстро гасло, едва вам удавалось разглядеть сами сюжеты рисунков, составленных из цветных стекол. Сцены насилия, убийств, казней и явной «порнухи», переданные с болезненной скрупулезностью, могли свести с ума любого. Я вновь почувствовал приступ тошноты, на этот раз от омерзения. Анцифер глянул под ноги и, ахнув, невольно приподнял край белого хитона: напольные плиты были изукрашены такими кадрами!.. По-моему, засмущался даже видавший виды Фармазон. Ангел поджал губки, взмахнул руками и плавно поплыл рядом, на пару сантиметров выше этой пошлости. Впереди на возвышении сиял золотой трон. Мы направлялись прямо к нему. Нас окружала гробовая тишина: ни звука, ни голоса, ни писка. Казалось, во дворце никто не живет, все умерли... Остановившись перед пустым троном, я потревожил «карманного» черта:
- Фармазон, почему нас никто не встречает? Вакантный трон - редкое событие, если он не нужен законному владельцу, то обычно желающих просто толпа. Где же хозяин?
- А я тебя предупреждал, что Велиара вызывают человеческими жертвами. Просто так, на халяву, он может и не прийти.
- Да... гостеприимством здесь не блещут! - нарочито громко произнес я. - Меня жестоко обманули, уверяя в учтивости и воспитанности домовладельца. Интеллигентные люди, когда не хотят никого видеть, хотя бы вывешивают табличку «Не беспокоить» на дверях. Ну и дешевая забегаловка...
- Достаточно, - остановил меня Анцифер. - Вот он. Явился...

* * *

На золотом троне горделиво восседал элитно одетый человек. На первый взгляд ему едва ли было тридцать, рост выше среднего, волосы темные, волнистые, ниже плеч. Глаза тоже темные, какого-то неуловимого оттенка, огромные, лучистые, в обрамлении густейших ресниц. Он был женственно красив, несмотря на тонкие усы и узкую бородку. Его одежда поражала пышущим великолепием шелков, парчи, золота и драгоценностей. А голос, как и предупреждал Фармазон, был на редкость медоточивым.
- Пожалуйста, примите тысячу извинений, уважаемый Сергей Александрович. Или как вас еще называют... Сигурд? Поэт? Шпионус? Пастух медведей? Муж ведьмы? Какое из этих имен наиболее приятно для вашего слуха?
- Любое, мне все равно. Я хочу забрать свою жену.
- О, я вижу, вы - человек дела. Кто это с вами? С Фармазоном мы давно знакомы - привет, приятель!
- Какая встреча, здрасте, - глупо буркнул черт. - До сегодняшнего дня ни разу и внимания-то не обращал. Кто я для него? Пыль...
- Как я понимаю, этот белокурый красавчик - ваш личный ангел? Вы проявляете хороший вкус. Надеюсь, он исправно выполняет все свои обязанности.
- Его зовут Анцифер, и он мне не слуга!
- Ну да, конечно... Он слуга Божий, а люди - его рабы. Должен сказать, что проблема добровольного «рабства» в христианстве лично мне всегда представлялась несколько надуманной. Человека крестят в младенчестве. Никто и близко не спрашивает у невинного ребенка, хочет ли он быть рабом какого-то там Господа Бога?! Вот вы, как творческая личность, скажите, разве...
- Нет! - твердо сказал я.
- Что «нет»? - не понял он.
- Да! - так же твердо опроверг я.
- «Нет!», «да!» - я не успеваю следить за ходом ваших мыслей. Что вы имели в виду?
- Мне нужна моя жена. Гнедина Наталья Владимировна. Пожалуйста, верните ее, и я охотно подискутирую с вами на любые философско-религиозные темы.
- А вас не собьешь, - улыбнулся демон. - Зовите меня Велиар. Просто, без титулов... Ваша супруга действительно здесь. Поясню почему... Каждая ведьма, обладающая темной силой, обязана хотя бы время от времени творить зло. На Наталью Владимировну возлагались особые надежды, ее магическая мощь чрезвычайно высока. Она умна, вспыльчива, чувственна, красива - у нее были все данные для того, чтобы возглавить ведьмовское движение в вашем мире и трудиться на благо НАШЕГО дела. Увы... она имела глупость влюбиться. Да, да, именно в вас. Между прочим, обычная ведьма, выйдя замуж, теряет свои способности, у Наташеньки они увеличились вдвое! Естественно, это направило наше внимание на вашу скромную персону. Все прочее развивалось согласно утвержденному плану. В принципе, нам все ясно... Разве что сама структура вашей вербальной магии не до конца понятна. Как вы умудряетесь придумывать такие сравнения, образы, аллегории, да еще произносить это в рифму, связывая слово к слову?
- Велиар, - устало выдохнул я, - не хочу казаться навязчивым, но раз уж вы сами сказали, что моя жена здесь, верните ее. Мы просто уйдем. У меня нет желания причинять кому-либо неприятности...
- Это мне-то?! - рассмеялся он. - Надеюсь, вы не столь самоуверенны, чтобы мне угрожать. А я не столь подозрителен, чтобы искать в ваших словах двойной смысл. Очень сожалею, но так просто, без всего взять да и отдать такую великолепную ведьму я не могу. Уверен, что при соответствующей обработке в конце концов мы выбьем из нее все сентиментальные глупости.
- Хорошо. Что вы хотите взамен?
- О, тут надо подумать... - Демон изящно сменил позу, погрузившись на несколько минут в глубокое размышление.
Пользуясь затишьем, на меня обрушились Анцифер и выпрыгнувший из кармана Фармазон:
- Сереженька, только не поддавайтесь на провокации!
- Точно! Это такая сволочь - ему обмануть, как мне, пардон, рюмку водки скушать.
- Берите в охапку жену и быстренько к нам, мы вас спрячем!
- Факт! Мы вас обоих в такое место запузырим, не то что Велиар, сам Господь Бог не найдет.
- Главное, не подписывайте никаких бумаг! Сейчас за договор с Дьяволом по голове не погладят, у нас с этим строго. Будет просить душу - не давайте!
- Это правильно! Кто ты есть без души? Умственный калека! А с душой, да с расстановкой, да по маленькой под селедочку...
- Да тихо вы! Все понял, принял к сведению и навек запечатлел в памяти. Анцифер, если мне действительно удастся перехватить Наташу, вы уверены, что сумеете вернуть нас домой?
- Не уверен, но разве у вас есть выбор?
- Выбора нет, - честно признал я. Тут и хозяин дворца пришел к определенному мнению. Он зевнул, потянулся, полюбовался перстнями на левой руке и деловито предложил:
- Вы обучаете меня основам вашей магии - я возвращаю вам законную жену. По рукам?
- По рукам. А чему конкретно вы хотели бы научиться?
- Как чему?! Сочинять стихи!

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

 

 

 
© 2008 "Мир чёрной магии" все права защищены
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна!
                   
 
Rambler's Top100