Верховная Ведьма

 

 

 

Группа сайтов
Мир черной магии
Мир чёрной магии
Мир денежной магии
Мир любовной магии
Форум

   
 

 

Ольга Громыко
Верховная Ведьма

Подруга уже ждала меня возле ворот, нетерпеливо прохаживаясь взад-вперед.
- Ну кто победил?
- Наши, - лаконично ответила я. - Ага, а вон и Вал.
Рядом с троллем шел какой-то бородатый мужчина в ржавой кольчуге явно опадищинского разлива, с таким же раритетным мечом времен Девятой войны. По излишне оживленной беседе можно было догадаться, по кому прошлось Валово "тюк-тюк".
- Вольха, привет! - Мужчина жизнерадостно помахал мне рукой, и я с изумлением опознала в нем Ролара, не стригшегося, похоже, с нашей последней встречи. Собранные в низкий хвостик волосы и несколько редких прядок челки придавали ему еще более разгильдяйский вид, чем обычно. Даже мне не верилось, что этот задорно ухмыляющийся тип лет тридцати - полуторасотлетний арлисский советник.
Потом Ролар заметил Орсану, и настал его черед удивляться. Впрочем, недолго. Оба просияли и рванулись было навстречу, но в последний момент передумали и, остановившись в двух шагах, степенно протянули друг другу руки. Вампир, правда, рукопожатием не ограничился, после оного ловко повернув Орсанину лапку ладонью вверх и смачно чмокнув наемницу в запястье. Девушка зарделась, что, впрочем, не помешало ей с возмущенным воплем выдернуть руку, ибо вампир, покончив с лобзанием, уже выразительно облизывался на голубоватые ниточки вен под загорелой кожей.
- Прекрасно поработала, цыпа! - Тролль на радостях так хлопнул меня по плечу, что у меня чуть колени не подломились. Видимо, премиальные за победу были столь же весомыми. - Говорят, белорский колдун как тебя в деле увидел, тут же наутек кинулся и весь боевой дух с собой прихватил, так что мы их одной левой уделали!
- Да уж, поработала... - проворчала я, не вдаваясь в детали. - Ролар?!
Вампир подбоченился:
- Я здесь...
- По личным делам, - саркастически закончила я.
- Как ты догадалась? - куда талантливее Орсаны изумился арлисский советник. - А ты-то почему не в Догеве? Кстати, когда ты в последний раз с ней связывалась?
- Месяц назад. А что? - насторожилась я.
- Да так, ничего. - Ролар через голову стянул кольчугу и бросил ее у забора, рядом с мечом и алебардой Вала. - Лён волнуется. Завтра я как раз поеду в Догеву, может, составишь мне компанию?
- Нет, спасибо, у меня еще здесь кой-какие дела остались, - торопливо отказалась я.
- Сваливаем отсюда, покуда нас вместе не засекли, - бесцеремонно перебил нас тролль. - Надо подыскать какое-нибудь укромное местечко и сговориться, как цыпину башку сбывать будем.
- Вал мне все рассказал, - пояснил вампир. - Я в команде, если ты не против... и даже если против!
- Я тоже! - решительно заявила Орсана, еще не зная, в чем дело, но безошибочно доверяя интуиции.
- Ладно, идите за мной, - вздохнула я, представив, как буду втолковывать бабке, что это - авторитетнейшие мировые специалисты по отлову упырей, с которыми я собираюсь устроить научный консилиум на ее сеновале...

* * *

Кусты сирени, так привлекательно выглядевшие в темноте, оказались пополам с крапивой. Злобное шипение и остервенелое почесывание не стихали ни на минуту, но признаваться в тактическом промахе никто не желал. К тому же это был единственный способ незаметно подобраться к корчме.
- Постарайся максимально экранироваться, - наставлял меня Ролар. - Сдерживай эмоции, закройся от телепатии, не смотри на них в упор. В корчме сейчас полно людей, есть шанс среди них затеряться, но помни: если там действительно вампир, причем непрерывно тебя вынюхивающий, достаточно одной ошибки - и он тебя засечет.
- Да помню, помню, - обиженно проворчала я. - Не учи Верховную Ведьму колдовать, иначе я тоже примусь тебе советовать!
- Ладно, извини. Ну что, все готовы?
- Угу. Как договорились - ждете, покуда клиент хай не подымет, а потом все разом!
Ролар и Орсана беззвучно обошли корчму с двух сторон, затаившись возле окон. Я подкралась к крыльцу и прислонилась к стене рядом с распахнутой настежь дверью, как будто возжелала подышать свежим воздухом.
А Вал прямиком попер через порог, демонстративно помахивая мешком.
Подсматривать в щелку я не рискнула, да и так все понятно было. Колдун с дружками засели в самом дальнем углу, в отдельном эркере, куда я еще днем предусмотрительно подложила кусочек горного хрусталя (на который очень удобно ориентироваться при подслушивании, особенно если хочешь сделать это как можно магически незаметнее), рассудив, что лучшего места для преступных сговоров не сыскать.
Пока что все развивалось по плану. Головодобытчика приняли без проволочек, с плохо скрываемым нетерпением. Голос "заказчика" показался мне отдаленно знакомым, хотя он намеренно его искажал и вообще старался отделаться словами типа "да", "ну" или невнятным хмыканьем.
- Деньги вперед! - нахально потребовал наемник. Глухо звякнуло. Потом ответно плюхнуло. Элемент неожиданности проявил себя во всей красе.
Удар клиента, к сожалению, не хватил, хотя хрип, последовавший за осмотром трофея, был очень похож на предсмертный.
- Ты что, издеваешься надо мной, наемник? - клокочущим от ярости голосом поинтересовался колдун.
- А чего? - кося под дурачка, изумился Вал. - Ну помялась чуток, пока нес...
- Помялась?! Это же тыква, идиот!
Видимо, клиент извлек "заказ" из мешка и швырнул его наемнику в руки. Тролль не отказал себе в удовольствии парочку секунд полюбоваться на свое творение:
- Ты глянь, и впрямь - тыква! А как похожа, видать, перепутал в потемках...
Сразу после этого глубокомысленного замечания раздался сочный хруст и гневный вопль, перешедший в негодующее бульканье. Ролар и Орсана одновременно запрыгнули в окна, я - в дверь. И наперегонки рванулись к эркеру, из которого как раз спиной вперед выскакивал Вал, на ходу вытаскивая меч. Легкие резные дверцы распахнулись во всю ширину, вслед за троллем пропуская четырех невероятно злющих мужиков с уже обнаженными клинками. За ними маячила шатающаяся фигура в черном плаще почти до самого пола. Голова у нее была моя. Вернее, тыквенная.
В следующее мгновение дверки схлопнулись, а когда снова разошлись, обломки тыквенной кожуры валялись на полу, а из-под капюшона виднелся только подбородок.
- За этих - еще по десятке! - сорванным голосом заорал так и не опознанный заказчик. Поскольку указующий на моих друзей жест оказался весьма неопределенным, прочие посетители корчмы решили не рисковать и поскорее покинули ее всеми доступными путями. На боевом посту остался только владелец "Золотой середины", нырнувший за стойку вместе с торопливо прихваченным свитком и чернильницей, дабы потом предъявить каждому из дебоширов (или их безутешным родственниками) точный счет за нанесенные заведению убытки.
Оные не замедлили последовать. Судя по воплю колдуна, по крайней мере один из его спутников был очередным наемником, подбиваемым на предмет обогащения сорока кладнями. Оказалось, двое. Возможно, в другое время они и стали бы кочевряжиться, требуя надбавки, но драка уже началась, а десять золотых всяк лучше, чем ничего.
Первым пострадал один из стульев, раздраженно отброшенный с дороги подступающим к Орсане мужчиной. Этот, судя по мрачному блеску глаз, наемником не был и, пожалуй, сам бы приплатил за удовольствие кого-нибудь прирезать.
Девушка попятилась, заставив противника несколько ослабить бдительность, а потом неожиданно нырнула под стол и, выскользнув с другого конца, подпрыгнула, словно собиралась вскочить на столешницу, но вместо этого что есть силы долбанула ногами по ее краю.
Стол встал на дыбы, противоположным краем доски закатив наглецу лихой хук в челюсть. Орсана извернулась в воздухе, словно кошка, приземлившись в локте от шумно рухнувшего стола. В противоположную от него сторону не менее эффектно рухнул бандит.
Дальше наблюдать за дракой у меня не было времени: маг уже что-то бормотал себе под нос, а между его пальцами искрило формирующееся заклятие. Я присмотрелась и возмущенно фыркнула. Атаковать меня, мага огненной стихии, банальным "ледяным вихрем"?! Ха! Я вскинула руки, небрежно и на первый взгляд беспорядочно всплеснула ими в воздухе, создавая отражающий щит Вереса. Одно из моих любимых заклинаний давно уже перешло в разряд автоматических, требуя только подкрепленного силой жеста, выверенного до такой степени, что разве что архимаг перебьет.
Ощущения были такие, словно я скрестила изящный эльфийский клинок с кованой кочергой. Меня отшвырнуло назад и познакомило со стеной всеми выпуклыми местами. Стать вогнутыми им помешал только щит, немного смягчивший удар. Колдун казался не менее ошарашенным, но куда более довольным. Прежде чем его ухмылка стала совсем уж невыносимой, я распрямила пальцы в формуле Декка. Результат опять оказался совершенно непредсказуемым: маг, только что чуть не размазавший меня по бревнам, скрючился от простейшего заклятия. Пока мы оба лихорадочно пытались вдохнуть и сказать друг другу еще что-нибудь столь же сердечное, битва в корчме набирала обороты. Наемники горели желанием заработать обещанные кладни, вдвоем насев на Вала. Тролль весьма отрицательно относился к этой идее, одинаково ловко орудуя обеими руками - с мечом и тяжелым охотничьим ножом. Царапина поперек щеки его только раззадорила.
Орсана гоняла своего противника вокруг стойки, как козла хворостиной. Учитывая, что "хворостинка" была шести пядей в длину и обоюдоострая, дело спорилось- бандит еще не успел оправиться от атаки стола и лишь вяло парировал.
У Ролара дела шли не столь успешно. Его соперник действительно оказался вампиром, выскалившим клыки и с шелестом развернувшим крылья. Арлисского советника хватило только на то, чтобы блокировать и пятиться. В вампирьем исполнении сие выглядело весьма колоритно - по-звериному рычащая и хлопающая крыльями парочка вихрем прошлась по корчме, превращая столы и стулья в деревянное крошево. Досталось даже потолочной балке, рассеченной почти пополам.
Корчмарь, то и дело выглядывая из-за стойки, как пугливая белочка из дупла, строчил со скоростью маслобойки.
Я наконец сумела подняться, маг тоже выпрямился, но, кажется, начал плести заклятие чуть раньше. Распознать его мне не удалось - просто ощутила нечто приближающееся, липко вязнущее на зубах и отдающееся в груди, словно вибрацию земли под ногами за минуту до того, как по ней промчится табун диких лошадей.
И вдруг заметила, что противник с таким же напряженным вниманием и подозрением присматривается ко мне.
Шум, теперь слышный даже сквозь грохот схватки, шел откуда-то снаружи, нарастая с каждым ударом сердца. Не то стук градин, не то шелест листьев, не то... хлопанье тысяч крыльев.
Летучие мыши хлынули в корчму из всех щелей одновременно. Камин словно задымил в обратном направлении, из окон и двери вообще струился сплошной клубящийся поток черно-серого цвета, маревом расползаясь по комнате. Судя по нашей с колдуном реакции, столь массовый визит "на огонек" оказался сюрпризом для обоих. Сходные заклинания, срикошетив друг от друга, так сотрясли корчму, что ее владельцу пришлось сделать вылазку за вторым свитком, а результат оказался весьма далек от задуманного. Потерявшие ориентацию зверьки заметались по корчме, натыкаясь на все и всех подряд. Одна острыми коготками впилась мне в волосы, еще штук пять, не прекращая хлопать крыльями, повисли на куртке. Орсана, которая и обычных-то мышей на дух не переносила, с пронзительным девчачьим визгом выскочила из корчмы, а за ней - оба наемника, наконец-то сообразившие, что деньги в жизни - не главное. Больше всех почему-то досталось Валу (видимо, из-за размеров или повышенной волосатости). Тролль даже бросил меч и попятился к стене, закрывая лицо руками. Я стряхнула мышь с рукава, но на нем тут же повисли две другие. От верещания и писка закладывало уши.
Я уже собиралась плюнуть на все и последовать Орсаниному примеру, но тут колдун вскинул руки к потолку и посреди корчмы вырос столб синего пламени. Капюшон соскользнул ему за плечи, что, увы, мало мне помогло - из-за мышиной круговерти я видела только смутные очертания фигуры в голубоватых отблесках. Прежде чем я успела сообразить, какую гадость он замыслил на этот раз, пришибленный столом разбойник оглянулся и без колебаний нырнул в пламя. Его дружок-вампир одним звериным прыжком через полкорчмы последовал за ним, оставив свой меч в Роларе. Вернее, у него под мышкой - арлисский советник в последний миг уклонился от колющего удара в подреберье, и вражеский клинок лишь вспорол рубашку на боку, глубоко засев в стене.
Последним в пламени исчез колдун, и оно искрами прыснуло в стороны, оставив после себя едкий запах жженой шерсти.
В то же мгновение мыши, словно опомнившись, на секунду ошалело зависли в воздухе или замерли где сидели, а потом дружно бросились врассыпную. Через пару минут в корчме осталось лишь несколько раскиданных по полу безжизненных комочков.
Мы с Валом недоверчиво выпрямились, с опаской прислушиваясь и оглядываясь.
- Ну что? Опознала хвыбника? - невозмутимо поинтересовался тролль, носком сапога эдак невинно тюкая единственный уцелевший стол в надломленную ножку. Тот с грохотом рухнул, и в разнесенной корчме воцарился идеальный беспорядок.
- Заметила только, что на меня похож, - угрюмо буркнула я, массируя запястье.
Ролар задумчиво щелкнул пальцами по оголовью недовольно загудевшего меча, потом обеими руками ухватился за крестовину и дернул. Противник постарался на славу, высвободиться удалось только со второй попытки.
В дверь робко заглянула Орсана, перепуганная и смущенная донельзя. Не успела она облегченно вздохнуть, увидев нас в живом, хоть и несколько потрепанном виде, как вампир, мигом воспользовавшись ситуацией, с всхлипом осел на колени, придерживая вражеский меч локтем. Недоуменно уставился на торчащую "из груди" рукоять, запрокинул голову и надрывно простонал:
- Ну вот и пробил мой смертный час...
Округлившиеся глаза девушки были достойной наградой павшему герою.
- Хочешь, добьем, чтобы не мучился? - великодушно предложил тролль.
Ролар сделал вялый протестующий жест и угасающим голосом продолжил: - И только глоток крови из горла непорочной девы может спасти меня от неминуемой гибели...
Орсана без колебаний бросилась к нему, с треском раздирая ворот рубашки. Вампир охотно распахнул ей объятия, и меч со звоном упал на пол.
Как выяснилось, от неминуемой гибели также хорошо помогает обыкновенная оплеуха. Подруга на всякий случай заставила Ролара принять двойную порцию этого чудодейственного снадобья, живо поставив его на ноги, а для закрепления результата наградила улепетывающего вампира пинком под зад. Немалую лепту в столь быстрое исцеление также внесли несколько слов, которые непорочным девам вообще-то и знать не положено.
- Вот махабр вшивый! - возмутился Вал, пересчитав "гонорар". - Три монеты не доложил! И как теперь людям верить?
Я наклонилась и подняла с пола маленькое обугленное колечко. Не верилось, что оно смогло дать такой столб пламени, но тем не менее. Колдун лишь активировал амулет экстренной телепортации. Очень опасная и ненадежная штука, радиус действия полверсты от силы, зато быстрая и эффективная. И не отслеживаемая. Ищи их теперь! Еще и по разным местам небось раскидало...
Вампир, убедившись, что Орсана уже не настаивает на его немедленном усекновении, облокотился на подоконник, предусмотрительно оставаясь снаружи корчмы.
- Где-то я этого типа видел... - Ролар, хмурясь, покрутил в руках трофейный меч. - Но убей не помню, когда и при каких обстоятельствах...
- Если это тебе хоть немного поможет, то я к твоим услугам, - ехидно предложила девушка, поигрывая своим клинком. - Вольха, а у тебя как дела?
- Точно так же.
Колечко я тем не менее не выбросила. Схожу завтра к мастеру амулетов, попрошу сравнить его магию с аметистовой.
Орсана брезгливо ткнула одну мышку ногой и с визгом отшатнулась, когда та внезапно затрепыхалась и взлетела. Вал взмахнул мечом, но мышь ловко увернулась, а Ролар, наоборот, посторонился, давая ей дорогу.
- Я, пожалуй, на улице вас подожду, - отдышавшись, пробормотала девушка. И выскочила из комнаты, на этот раз старательно обходя распластанных зверьков.
Ролар остался улаживать дела в корчме (вернее, ее жалких остатках). Корчмарь, категорически отказавшись вылезать к вампиру из-под стойки, в вопросах коммерции проявил завидную твердость, загробным голосом вещая из своего убежища: "...а тако ж кафтан рабочий, нетопырями до полного непотребства изгаженный, - одна штука..." Вал и Орсана бурно доказывали пятерым стражникам и обоим старостам, что в корчме происходила всего лишь дружеская потасовка и ее владелец ничуть не против покосившейся крыши и разъехавшихся венцов. Толпа любопытных росла как на дрожжах.
Я вышла из корчмы последней и особого внимания не привлекла. Толкаться среди зевак, пожалуй, нет смысла, а друзья знают, где меня искать.
До бабкиного дома оставалось двора три, когда меня окликнул круглощекий, дородный купец лет сорока, сжимающий в руках маленького сизого голубка:
- Эва, госпожа ведьма, как удачно мы с вами стакнулись! Дельце у меня к вам небольшое.
- Какое?
- Вот письмецо надо срочно с голубком отправить, а он, лентяй, ночью летать не желает! - в шутку посетовал мужик. - Не вразумите ли пташку?
Просьба меня ничуть не удивила. В темноте голуби, как и все дневные птицы, видят плохо и, отлетев на пару верст, норовят скоротать ночь где-нибудь в лесу на ветке. Поэтому, если дело не терпит отлагательств, на птицу накладывают специальные чары, позволяющие ей без устали мчаться к цели даже в кромешной мгле.
Мы отошли в сторонку, я быстро сотворила нужное заклинание, вернула купцу голубя и больше для поддержания разговора поинтересовалась:
- Неужели в таком большом селе нет телепатофона? Или это настолько секретные сведения?
- Да какие там секреты! - со смешком махнул рукой купец. - Помощник мой завтра утром с обозом в Витяг отбывать собирался, а я уже здесь двадцать связок лисьих шкурок по дешевке прикупил, так пусть не едет. Телепатией-то оно и впрямь быстрее да надежнее вышло бы, да нынче запрет на ней, вот и выкручиваемся как можем.
- Какой запрет? Чей? - уже на самом деле удивилась я.
- Да ваш же, - охотно сообщил болтливый мужик. - Магиков из Ковена. Мол, какое-то жуткое колдовство у них через это дело приключилось - кто разума лишился, а кто и на месте помер, даже пикнуть не успел. В Камнедержце, сказывают, вообще ни одного телепата не осталось. Так покуда старминские маги не разберутся, кто, что да откуда, шоб никаких депеш. Они-то там разбираются, а у меня торговля простаивает! Не могу же я ежедневно по десятку голубей рассылать, да еще гадай потом: долетят - не долетят... одни убытки от вашей братии!
Мужик шутливо подмигнул, протягивая мне обещанную серебрушку. Я машинально стиснула монету в кулаке, тут же о ней забыв.
- Когда это случилось?!
- Да уж больше двух недель минуло. - Купец подбросил голубя в воздух, отряхнул руки и невозмутимо добавил: - Ну да нет худа без добра. Столичные власти о том молчат, а людишки все одно шепчутся - в долине вампирьей, Догеве богопротивной, тоже убыток. На следующий же день королевских послов оттуда со свистом погнали - мол, не до вас сейчас, своих проблем хватает. Архимаг старминский самолично к упырям на поклон ходил - не иначе как заверять, что Ковен ихний тута ни при чем, - и того не пустили. Хорошо хоть вообще не заели... а может, и заели - кто ж признается?
- Как туда проехать?! - перебила я.
- А вам-то оно зачем? - опешил мужик.
- Затем!!! - рявкнула я, и струхнувший купец зачастил:
- Ну, есть Заборищенский тракт, что напротив Герина в Витягский переходит. Верст десять по нему проедете и на второй развилке на Упырий свернете. Там дорога хорошая, наезженная, А есть короткая дорога, Мракобесьи Овражки. Селяне по ней порой овец гонят да возы тягают. Она хоть среди буераков и петляет, но часов шесть точно выгадаете... эй, госпожа ведьма, куда ж вы?!
Туда, откуда вообще не должна была уезжать.

* * *

Только когда кобыла прыгнула, я поняла, что это была саженная яма, а не тень от холма. Огибать ее Смолка поленилась, хотя уже больше часа мчалась сумасшедшим галопом. Обычная кобыла давно бы покрылась пеной, эта же лишь чуть громче стучала копытами, но по-прежнему словно играючи взвивалась над препятствиями.
Мракобесьи Овражки полностью оправдывали свое название. Проселочная дорога судорожно пыталась втиснуться между многочисленными лесками, буераками, балками, затхлыми прудиками и холмами, то расширяясь до нескольких саженей, то сужаясь до трех локтей от силы. Видимость спереди и сзади ограничивалась тремя-четырьмя сотнями саженей, до очередного поворота.
Что брошенные без предупреждения друзья наверняка будут волноваться и кинутся меня искать, я сообразила только в пяти верстах от Опадищ. Седлая Смолку, я думала только об одном: за к'яардом, даже полукровкой, не угонятся самые лучшие кони. Они наверняка захотят поехать за мной, но только задержат. Да и чем бы они мне помогли?!
Но записку-то черкануть могла! Ох и влетит мне от них...
Мысль мелькнула и бесследно исчезла под ворохом куда более серьезных. Да леший с ними, пусть хоть на кусочки разорвут, лишь бы слухи оказались просто слухами! А если нет... мне уже будет все равно.
Я машинально подхлестнула кобылу. Смолка фыркнула и раздраженно взбрыкнула: я же не учу тебя ездить, так не учи меня скакать!
"Не уезжай".
Боги, какой же я была идиоткой! Почему я его не послушалась?! В конце концов от свадьбы с вампиром еще никто не умирал! Что, свет клином сошелся на боевой магии?! Написала бы диссертацию по заклинанию погоды в условиях эффекта черновика - уникальная тема, защитила бы за милую душу! Зато постоянно была бы рядом с ним и в случае чего встала плечом к плечу, до последнего вздоха... а не фальшиво закатывала глазки перед подругами: "Ах, я так его люблю!"
Подумаешь, свадьба! Да хоть завтра замуж выйду!
Если еще будет за кого...
Вконец разобиженная кобыла попыталась укусить меня за ногу.
- Все, все, я больше не буду! Под копыта давай смотри!
Дорога нырнула в песчаный карьер. То ли здесь и впрямь когда-то вели разработку, то ли трещина в огромном холме появилась благодаря землетрясению, но выглядел он так: полверсты тянущихся вдоль дороги склонов, до середины пологих, а выше отвесных, из более твердой глины, испещренной норками ласточек-береговушек. Расползаться вширь карьеру не давал толстый слой дерна и растущие по краю деревца, добротно пронизавшие корнями верхний слой земли.
Звонкий топот сменился шуршащим чавканьем. Лошадь по бабки увязала в осыпавшемся со склонов песке, резко сбавив скорость. "Короткая дорога", чтоб ее! Впрочем, следов здесь хватало - от широких копыт селянских тяжеловозов, полозьев всепроходных волокуш и собачьих лап. И волчьих. Я даже свесилась с седла, чтобы убедиться наверняка. Точно, волчьи - отпечатки передних лап крупнее и не так утоплены в песок; они хорошо держат зверя даже на рыхлом снежном насте. Только волков мне для полного счастья не хватало, лес-то рядом...
Безоблачное полнолуние затопило карьер мертвенно-белым светом, резко очертив все изломы склонов. Отброшенные кустами тени казались узкими бойницами в крепостных стенах. Я поежилась. Такое ощущение, словно еще шаг - и оттуда полетят стрелы, с пронзительным свистом рассекая холодный осенний воздух.
Прищурившись, я обвела взглядом края карьера - и вздрогнула. Слева что-то мелькнуло. То ли ветка колыхнулась, то ли кто-то - или что-то? - на мгновение выглянуло из кустов и юркнуло обратно.
- Ты видела? - согнувшись над передней лукой, шепотом поинтересовалась я.
Смолка согласно фыркнула и ускорила шаг.
Воспользоваться поисковым импульсом я не могла- карьер был слишком глубок, чтобы заклинание, достигнув края, перевалило через него и пошло дальше. Лучше всего оно действовало на ровной поверхности, огибая холмы в основании, на что нередко покупались неопытные маги, когда им на голову "откуда ни возьмись" прыгала затаившаяся на верхушке каменной глыбы зверюга.
Еще один едва уловимый промельк. По склону с вкрадчивым шелестом зазмеилась тонкая струйка песка.
Подгонять кобылу, что сделал бы любой нормальный человек, я не стала. Напротив - слегка осадила, ободряюще потрепав по шее. Смолка недовольно прижала ушки, но подчинилась. Колдовать на скачущей во весь опор лошади - не лучший вариант, а если мы внезапно рванем вперед, это только спровоцирует хищника. А так есть шанс ошеломить его своей наглостью - возможно, посчитает, что настолько самоуверенная всадница ему не по зубам, и пропустит. Вот за карьером стоит прибавить скорости, там хоть будет место для маневров. По песку же особо не разбежишься, взобраться по склону тоже не получится, зато и не спрыгнешь - слишком высоко, саженей двадцать.
Может, оно тоже ждет, пока мы выедем на ровное место? За карьером продолжается холмистое редколесье, куда охотно захаживают и лесные, и степные твари. Те же волки. Но преследующая добычу стая обычно воет, сверху же не доносилось ни звука. Обычные упыри?
Я на всякий случай потянулась проверить, как ходит в ножнах меч. И ощутила неестественное тепло рукояти.
Я просчиталась - оно-таки прыгнуло, быстро и ловко спланировав на коротких недоразвитых крыльях, предназначенных именно для такой атаки, а не полета. Длинные когти всех четырех лап глубоко впились в лошадиный круп, над моим ухом щелкнули зубы. Смолка взвизгнула и, не раздумывая, кубарем покатились по земле, подминая под себя неведомую тварь. Я успела соскочить и даже худо-бедно сгруппироваться. Будь дорога потверже, я бы отделалась парочкой синяков, но правая нога увязла в проклятом песке, застряв в щели между скрывавшимися под ним камнями, в то время как инерция продолжала увлекать тело вперед.
Раздался громкий хруст, спустя мгновение сменившийся нестерпимой болью в правой голени. Мне еще ни разу не доводилось ломать ногу, и новизна впечатлений выразилась в жутком вопле, многократно усиленном карьером и вознагражденном парочкой оползней. Впрочем, я себе льстила - звук тут был ни при чем. В карьер соскользнули еще несколько тварей, то прыгая вниз по склону, то с громким хлопаньем крыльев подъезжая на песчаной лавине. Три с разных сторон атаковали едва вскочившую на ноги Смолку; первая, бессильно щелкая зубами, трепыхалась на земле с переломанным хребтом. Пятая прямиком кинулась ко мне.
Ничего подобного я в жизни не видела - мохнатое тело на длинных пружинистых лапах, огромная пасть сплошь из клыков и неподвижные, как у зомби, фосфоресцирующие глаза, а за этой впечатляющей композицией - очаровательные лохматые ушки, которые так и хотелось потрепать.
Кобыла звучно лягнула когтистыми копытами одну из тварей, щелкнула клыками перед носом у второй, а когда та с визгом отпрянула, проскочила мимо нее и понеслась к выходу из карьера, так что третья приземлилась уже на пустое место. И с яростным рявканьем бросилась в погоню вместе с остальными, медленно, но верно настигая добычу.
Стиснув зубы, я кое-как приподнялась на здоровое колено, неловко рванула меч из ножен. Под таким углом он неизбежно должен был застрять на полдороге, но в последнюю секунду словно извернулся, торопясь оказаться на свободе. Сияние клейма заставило тварь отпрянуть, но она тут же напала сбоку, рванув зубами рукав. Серебряные шипы ее ничуть не впечатлили, разве что помешали как следует всадить клыки - они лишь скользнули по локтю, выдрав по клоку моей и курточной кожи. Развернуть меч для удара я не успевала, так что по простому саданула ей оголовьем по лбу. Гадина тоненько, совсем по щенячьи взвизгнула и отскочила, мотая башкой и скребя ее лапами, как цапнутая шершнем.
Шум крыльев вовремя заставил меня оглянуться. Пульсар впечатался прямо в распахнутую пасть, отшвырнув тварь на добрую сотню локтей. Еще одна ловко развернулась в воздухе, приземлившись двумя саженями дальше, у меня за спиной, и тут же, нацелившись на мою шею, прыгнула. Меч, почти не встретив сопротивления, располосовал ее от грудины до паха. Кровь верткими ртутными шариками осыпалась с лезвия, не оставив на холодно блеснувшей стали даже пятнышка. Гадина рухнула на бок рядом со мной, судорожно взбила лапами песок и затихла.
Лопоухая оклемалась и атаковала снова. Уже умнее короткими быстрыми выпадами, припадая на передние лапы и тут же отскакивая, как лайка вокруг затравленного волка. Задерживая до прихода охотника и в то же время прикидывая, не подвернется ли удобный случай самой запустить клыки в случайно открывшееся горло.
Я плавно выписывала мечом восьмерки, не подпуская ее слишком близко и не поддаваясь на провокации. Левая рука с разорванным рукавом дрожала все сильнее, гадина с легкостью увернулась от хиленького пульсара. Больше рисковать я не стала. Чтобы сплести заклятие, достаточно пары секунд. Чтобы с трех локтей поднырнуть под замерший меч, хватит и одной.
Мы ошиблись одновременно - я, когда услышала вдалеке истошный лошадиный взвизг и, вздрогнув, чуть повернула голову, и она, когда решила, что успеет.
Не успела.
Помедлив, я разжала пальцы, и лопоухая с утробным стоном осела на землю. Вместе с засаженным по самую рукоять мечом.
И наступила тишина. Тяжелая, нехорошая, отдающаяся в ушах гулкой пульсацией крови.
Что-то было не так. Куда более не так, чем может быть в полночь на залитом кровью песке, со сломанной ногой, в окружении мертвой и издыхающей нежити.
От оцарапанного локтя расползались ледяные стрелы, покалывая уже в подмышке. А потом вонзились еще глубже.
Луна резко потускнела, уплывая в сторону. Я пошатнулась и рухнула на песок лицом впритык к уродливой звериной морде с влажными проблесками ядовитых клыков.
Нижняя челюсть медленно поползла вниз, словно пытаясь что-то сказать. Светящиеся глаза внезапно ожили и сфокусировались на мне, но не с бессознательной звериной яростью, а разумно, торжествующе, откровенно упиваясь этим зрелищем.
"Я все-таки достал тебя, ведьма!"
Мне почудился раскатистый, удаляющийся смех, и ощущение чужого присутствия исчезло.
- Я все-таки тебя вспомнила.
...Ползущие с востока тучи прорвались над рекой, почуяв родственную душу в ее широком илистом разливе. Частые капли зашуршали по соломенным крышам, застучали по новенькой черепице корчмы, расписали переплетающимися кругами маленькое озерцо в центре острова.
Он вырвался из воды с пятым или шестым раскатом грома, взмахнул мощными крыльями и, вытянув шею, в потоке ливня понесся на запад вместе с тучами к восьми закогтившим небо башням. Полупрозрачной тенью скользнул у самой кладки, описал широкий круг и полетел обратно.
Уже с седоком...
Пасть так и не закрылась. Глаза угасли, медленно подернулись полупрозрачными третьими веками... и почти сразу же крылья и когти начали втягиваться, а тело съеживаться, как комок брошенного на угли снега. Спустя пару секунд передо мною лежала обыкновенная дворняга - рыжая, лохматая, с обаятельной лопоухой мордашкой, на которой застыло изумление и обида. Рядом вытянулся пегий кобель, чуть подальше - еще дымящийся собачий скелет.
- Да, здорово мы с тобой друг дружке свадьбы подпортили... - прошептала я.
Какой же ерундой кажутся все наши проблемы перед лицом самой последней. Когда важным становится лишь то, что ты не сделал и не досказал...
И в этой жуткой, опустошающей, неумолимо надвигающейся темноте я ощутила чье-то незримое присутствие - и страх схлынул, сменившись невероятным облегчением, уверенностью, что я не буду в ней одинока.
Уже растворяясь в ней, я последними остатками сознания разомкнула немеющие губы - или мне только показалось, что разомкнула, - и выдохнула единственное, самое главное в моей жизни слово:
- Лён...

* * *

- Цэ я в усим вынувата! - По прерывающемуся, сокрушенному голосу и частому шмыганью можно было догадаться, что Орсана глотает слова пополам со слезами. И, похоже, у кого-то на груди, изредка от нее отрываясь, потому что всхлипы звучали то тише, то громче. - Я же обицяла, що не спущу с ии очей!
"Левая половина села" - отстраненно подумала я.
Послышался глухой звякающий звук, словно кого-то ободряюще похлопывали по спине поверх кольчуги. Потом смущенное покашливание Ролара.
Лба коснулась чуткая холодная рука, и Велька преувеличенно бодро объявила:
- Противоядие вроде бы подействовало; легкий жар, но это даже хорошо. Думаю, все будет в порядке. Верно, коллега?
Лаконичное хмыканье Келлы ни с чем нельзя было спутать. Догевская Травница доводила некоторых особо мнительных больных до полуобморочного состояния, так скептически глядя на жертву обыкновенной простуды, словно снимала мерку на гроб.
- Ну а если она все-таки окочурится, я, так уж и быть, верну тебе задаток. - Вал подумал и добавил: - Половину, надо ж мне хоть транспортные расходы возместить! К тому же она вчера шесть кружек кваса за мой счет вылакала, тоже денюжка...
"Что?!" - не на шутку возмутилась я, начиная потихоньку соображать, что на панихиду сии прочувственные речи как-то не похожи. Хотя от такого "напутствия" даже мертвый выскочит из гроба, чтобы проучить рано обрадовавшихся друзей и близких. Так что не помешало бы и мне вмешаться...
Последней каплей стал мирный, чуть усталый баритон . над самым ухом:
- Да ладно вам, я же никого не обвиняю. Главное, что все обошлось.
Узнать-то я его узнала сразу, но чтобы поверить, пришлось открыть глаза и рывком сесть на кровати. Нога отозвалась резкой болью, но такие мелочи меня уже не волновали.
- Ну как ты себя чувствуешь? - как ни в чем не бывало поинтересовался Лён, с комфортом, руки за голову, поверх одеяла растянувшийся на широкой постели рядом со мной.
Я глядела на него сверху вниз и думала, что сейчас либо брошусь его целовать - без разбора, куда попаду, - либо придушу, чтобы неповадно было так меня пугать.
- Еще неизвестно, кто кого больше напугал! - парировал Лён, садясь. - Две недели назад я получаю сообщение по телепочте якобы от тебя - по счастью, я так рванулся к телепатофону, что он свалился на пол и разлетелся вдребезги, - а потом выясняется, что более аккуратные телепаты скоропостижно отбыли на тот свет! Что я мог подумать?! Разумеется, что тебя прикопали где-нибудь под кустиком, раз осмелились так открыто выступить от твоего имени! Естественно, я бросаю все дела...
Келла неодобрительно фыркнула и скрестила руки на груди. Вампир, привычно не обращая на нее внимания, продолжал:
- ...подключаю к твоим поискам наших общих друзей, и мы начинаем прочесывать Белорию с четырех сторон, в каждом попавшемся селении расспрашивая о рыжей ведьме на черной кобыле, пока...
- Тихие Россохи, - усмехнувшись, перебил Ролар. - Тамошний дайн был весьма огорчен твоим нежеланием осчастливить благочестивых селян своим личным присутствием на весело потрескивающем костерке посреди площади...
- А я проследила тебя от самого Перекрестья! - похвасталась Орсана. - Но догнала только в Опадищах. Показалось, что заметила тебя в рыночной толпе, а пока высматривала, ты сама ко мне подошла! Я так растерялась, что сначала даже не поверила!
- От Духовищ мы вместе догоняли, - ревниво поправила Велька. - Не могла же я остаться в стороне, когда какая-то незнакомая, вооруженная до зубов девушка расспрашивает меня о лучшей подруге, которой угрожает смертельная опасность!
Вал живописать свою розыскную деятельность не торопился, но при этом так многозначительно ухмылялся, словно и в самом деле притащился за мной через пол-Белории.
- Погодите! - Я схватилась за голову, пытаясь разобраться в потоке обрушившейся на меня информации. - С чего вы решили, что покушения на меня и Лена как-то взаимосвязаны? Я очень сомневаюсь, чтобы паршивый колдунишка из Вороньих Когтей посмел замахнуться на Повелителя Догевы, лишь бы испортить мне настроение! То есть испортил бы, конечно, но какой ценой!
- Вот это мы и пытались узнать, отправляясь с тобой в корчму, - вздохнул Рол ар.
- Несмотря на мою... просьбу, - не удержавшись, укоризненно ввернул Лён. Темноволосый покаянно склонил голову.
- И что?
- Ну не такой уж он и паршивый, - уклончиво заметил Ролар.
- Обвешался амулетами, только и всего! - возмутилась я. - Ничего, теперь я знаю, кто он, и отыскать его в Опадищах с помощью магии будет раз плюнуть!
- Мы уже не в Опадищах, - возразила Велька. - Это Зарницы, небольшая деревенька в полуверсте от карьера. Тут моя троюродная тетка живет, но она сейчас в отъезде. Меня здесь знают, так что соседка без особых вопросов отдала ключи от ее избы.
- А цих поганцив и след простыл, - разочарованно доложила Орсана. - В село они так и не вернулись, даже лошадей у корчмы бросили...
- Ничего, от нас не уйдут, - мрачно пообещал Лён. - Вольха, ты же когда-то мечтала, чтобы у тебя были верные друзья и безутешный возлюбленный, которые отомстят за твою гибель? Пожалуй, мы доставим тебе это удовольствие еще при жизни!
Я снова повернулась к нему, растерянная, смущенная, огорошенная, безумно счастливая и возмущенная одновременно:
- Но зачем ты устроил этот спектакль с изгнанием послов?
- Не изгнанием, а вежливой просьбой заехать в другой раз, - поправил Повелитель Догевы. - Посол - это непременно еще и шпион, а мне не хотелось, чтобы мое отсутствие в долине заметили. Или знали, что я жив. Пусть лучше теряются в догадках и распускают слухи о моей гибели - нам это только на руку.
- Но если колдун уверен, что мы оба мертвы, почему он так поспешно удрал из села?
- Я себя выдал, - неохотно признался вампир. - Вчера, в корчме.
- Так это были твои мыши?! - сообразила я.
Лён угрюмо кивнул:
- Я уже подъезжал к Опадищам и не удержался. Сначала хотел просто убедиться, что с тобой все в порядке, но увидел, что происходит, и решил вмешаться...
- Зачем?! Мы уже почти победили, а ты помог им сбежать!
- Вы почти проиграли, а я их прогнал! - не меньше моего возмутился Повелитель Догевы. - Вольха, ты бы с ним не справилась!
- Это еще почему? Ты что, сомневаешься в моих способностях?!
- Просто я не сомневаюсь в его!
- Так ты его знаешь?! - опешила я.
- Нет. Но скоро познакомлюсь. - Лён резко встал с кровати. - Ладно, собираемся! Мы и так потеряли много времени, теперь придется ехать в потемках.
- Погоди, так вчера ночью ты тоже за мной шпионил?! Та мышь, что помешала мне выйти за околицу и прищучить этого гада?
По лицу вампира скользнула какая-то тень, но он промолчал. Помрачнел и Ролар.
- А куда мы едем? - запоздало спохватилась я.
- Вот именно, мы, - подчеркнул Лён. - А ты со своей ногой - вернее, без нее - остаешься здесь!
- Что-о-о?! - Я попыталась изобразить гневное вставание, но тут же со стоном повалилась обратно. Проклятая нога едва шевельнулась, но ощущения были такие, словно ее сломали заново.
- То, - невозмутимо парировал вампир. - Велеена и Келла за тобой присмотрят.
- Но я могу срастить кости магией!
- Чтобы через пару дней они снова разлетелись на куски, как твоя разорванная и наспех зачарованная куртка?
Я насупилась. Вот гхыров телепат - знает, что по-настоящему нога срастется в лучшем случае через неделю, заклинание же просто зафиксирует ее в нужном положении, как обычный лубок. Очень качественный, позволяющий передвигаться по дому без помощи костылей или сидеть в седле, но о карабканье по оврагам или битве на мечах можно забыть. С другой стороны, разве друзьям помешает магическая помощь со стороны прохлаждающейся в тенечке ведьмы? Колдую-то я не ногами, а Смолка везде пройдет...
Лён внезапно смутился и, кашлянув, уставился в пол, как будто размышляя, с чего начать неприятный, но важный разговор.
- В чем дело? - настороженно спросила я.
- Вольха, боюсь, у тебя больше нет лошади. Судя по следам, она ускакала в лес, а нам некогда было ее разыскивать. И... кажется, ее тоже пару раз цапнули.
- К'яарды устойчивы к большинству ядов, возможно, все и обойдется, - поспешила добавить Келла, глянув на мое изменившееся лицо.
- Но в лесу полно волков, а она ранена и не сможет отбиться! Как вы могли ее там бросить?!
- Вольха, - жестко оборвал Лен. - У нас не было времени спасать вас обеих, и мы выбрали тебя. Уж извини.
Иногда я просто ненавижу этого вампира. Особенно когда он прав.
- Ну хорошо, - сглотнув подступивший к горлу комок, неестественно спокойно сказала я. - Я могу взять... другую лошадь.
Другую! После моей вредной, упрямой, наглой, бесценной Смолки!
- У нас их всего четыре. Вдвоем в одном седле долго не усидеть, а лошадь не сможет быстро скакать с таким грузом, особенно если за нами увяжется погоня или придется с разгону брать препятствия. А тебе по твоему нынешнему состоянию вообще нужна телега, но, даже будь она у нас, мы бы тебя все равно не взяли.
- Почему?!
- Потому что я так сказал, - отрезал вампир, поворачиваясь к Келле. - Tha w’errin dou sha?
- F’essp tkerr, - серьезно кивнула травница.
- С какой это стати ты за меня решаешь?! - Вторая попытка утвердиться в более достойном положении привела к тому же плачевному результату.
- Может, ее привязать? - задумчиво прикинула Велька.
Я метнула на предательницу такой огненный взгляд, что, не щелкни она вовремя пальцами, от ее роскошной косы остался бы только обугленный хвостик.
- Потому что я не хочу становиться вдовцом, минуя стадию мужа. - Лён, не обращая внимания на мой праведный гнев, сосредоточенно похлопывал себя по карманам - от нагрудных до брючных, - проверяя, на месте ли все необходимые для похода мелочи вроде кресала и складного ножа.
- Цыпа, если тебя это утешит - мы привезем тебе голову этого лабарра, - с ухмылкой пообещал тролль, натягивая черные кожаные перчатки с отрезанными пальцами.
- Постойте, - неожиданно опомнилась я. -А почему вы раньше мне ничего не рассказали? Ни про покушение на Лена, ни что уже две недели разыскиваете меня по всей Белории?!
Повисла нехорошая тишина. Орсана и Вал покосились на Ролара, а тот вместе с Келлой и Велькой - на Повелителя Догевы. Поскольку Лён, закусив губу, продолжал торопливо застегивать куртку, крайний был найден.
- Лён? Лё-о-он! - Я резко провела ладонью сверху вниз.
- Да потому и не сказали, - буркнул тролль, ибо вампир оторопело уставился на застучавшие по полу пуговицы, - что тебе непременно понадобилось бы в это свой нос сунуть. Вот кое-кто предусмотрительный и заплат... то есть попросил нас держать язык за зубами.
- Так вы меня просто продали, - потрясенно прошептала я. - Продали этому подлому типу! Ну ладно еще Вал, о Роларе с Келлой вообще не говорю - вампиры, что с них возьмешь! Но ты, Орсана! Велька! Мои лучшие подруги! Как же вы могли?!
"Ведьмопродавцы" слаженно засопели и зашмыгали носами. Зато Лён, который до этого еще кое-как умудрялся изображать виноватый и покаянный вид мне на радость, не выдержал:
- Этот подлый тип, между прочим, твой муж, и оберегает тебя как может!
- Ничего подобного, у меня свадьба только через три недели!
- Я помню, - саркастически подтвердил Лён. - У меня тоже! Но что это меняет?
- Это меняет все! Все мои планы, всю мою жизнь! Ты что, после свадьбы так и будешь меня постоянно... "оберегать"?!
- Если понадобится, - не моргнув глазом уточнил вампир.
- Нет уж, спасибо, мне такого счастья даром не надо! - окончательно взбеленилась я. - Забирай тогда свое кольцо и ищи для него более покладистую руку, моя - уж извини! - нужна мне для работы, а не для штопки твоих носков!
- Ну и заберу, - неожиданно холодно сказал Лён, протягивая ладонь. - Отдавай. Я, Arr’akk-tur T’or ardWeist Sh’aeonell, разрываю помолвку. Все слышали? Теперь, надеюсь, ты довольна?
У меня внутри что-то екнуло и оборвалось. В глазах потемнело, и я медленно, на ощупь, стащила обдирающее кожу кольцо. С трудом, чудом не сорвавшись на всхлип, выдавила:
- Вполне.
И, не отдавая, с размаху вышвырнула печатку в распахнутое окно.
- Прекрасно. - Лён, даже не глянув, куда она полетела, развернулся и вышел из комнаты. Друзья, виновато отводя глаза и бормоча оставшиеся без ответа прощальные слова, поскорее выскочили следом за ним.
Похоже, белорским стрыгам и вурдалакам не удалось отделаться от меня диссертацией на соискание Магистра 3-й степени. Ибо за ней последует защита 2-й и 1-й, а то и научный труд Архимага на сорок свитков, от которых уже ничто не будет меня отвлекать.

Но неделю назад я и подумать не могла, что стану так из-за этого плакать...

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

 

 

 
© 2008 "Мир чёрной магии" все права защищены
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна!
                   
 
Rambler's Top100