Ведьма-хранительница

 

 

 

Группа сайтов
Мир черной магии
Мир чёрной магии
Мир денежной магии
Мир любовной магии
Форум

   
 

 

Ольга Громыко
Ведьма-хранительница

Я осторожно погладила жеребца по длинной рыжей морде, прорезанной белой стрелкой. Оба глаза сплошь затянуло гноящимися бельмами, по ним ползали мухи.
– Пожалуй, он сгодился бы на папиной мельнице– ходить в колесе, – сказала я, прикидываясь поглощенной в раздумья. – Как ты считаешь, сестричка?
– Ну… э-э-э... – Орсана непонимающе вытаращилась на меня, однако женская солидарность и природная сметливость быстро взяли свое. – Я думаю, папа не будет возражать.
– Конечно, не будет! – подхватила я. – На смертном одре он сказал, что мы можем распоряжаться мельницей и всеми деньгами по своему усмотрению.
– Бедный батька... – всхлипнула Орсана, роняя скупую слезу. Я обняла “сестренку”, и мы горестно возрыдали друг другу в плечи.
Милая семейная сцена растрогала возницу; у него появился шанс всучить слепого коня двум глупым девицам, ничего не смыслящим в сельском хозяйстве – где ж это видано, чтобы скакового жеребца запрягали в жернов!
– Что ж, я мог бы, пожалуй, уступить его за… э-э-э... двадцать кладней. Рыдания усилились.
– Впрочем, снисходя к вашему дочернему горю… так уж и быть, семнадцать.
Я незаметно толкнула Орсану в бок. Но той, очевидно, стало жалко всех денег, и она издала до того скорбный, протяжный и вибрирующий всхлип, что цена тут же упала до пятнадцати.
Телега поехала дальше, а мы отвели коня в ближайшую рощицу.
– Вот жулик, на живодерне за него бы и десяти не дали, – ворчала наемница, запихивая в карман изрядно отощавший кошель. – Вольха, после дракона я уже ничему не удивляюсь; но скажи, зачем ты подбила меня истратить последние деньги на слепого жеребца?
– Разве это такой уж существенный недостаток? – пошутила я, кивая на Смолку, с энтузиазмом бобра точившую клыки о молодую березку. Я погладила коня по шее, он глубоко вздохнул, успокаиваясь и привыкая к моему запаху. Мои руки скользнули по плавным изгибам лоснящихся щек, прикрыли слепые глаза чашечками ладоней. – Кося, косенька... какой ты у нас красивый... какой послушный...
Жеребец стоял, как вкопанный. Прижавшись лбом к конскому лбу, я закрыла глаза, направленно погружаясь в нашу общую темноту.
Расколовший ее свет болью отозвался в глубине черепа.
Как я и ожидала, конь отреагировал бурно. Не заржав – истошно взвизгнув, словно его пырнули копьем, он шарахнулся, приседая на круп, потом встал на дыбы, едва не своротив мне челюсть подкованным копытом.
– Эй, эй, полегче! – Я еле успела вывернуться из-под обезумевшего жеребца. – Орсана, держи его!
Конь заметался по поляне, как заяц, поставленный в меню двумя волками сразу. Вновь обретенное зрение больше мешало ему, чем помогало ориентироваться, – он натыкался на деревья, спотыкался о корни, отвыкнув доверять глазам.
Деревья окружали полянку со всех сторон, оба конца тропки преградили наши растопыренные руки, так что взволнованному жеребчику не удалось дать деру – Орсана поймала его за конец повода, перехватила под уздцы. Конь косился на нее дикими черными глазами, храпел, пятился, взрывая землю копытами. Наемница засюсюкала с ним, как с маленьким ребенком, – ах ты хороший, славный, умница-разумница, а попробуй вкусного хлебушка...
Хлебушек конь попробовал, и неслабо: от избытка чувств Орсана сунула ему под морду всю оставшуюся у нас краюху, с полковриги, и жеребец, не будь дурак, быстренько ее оприходовал, пока новая хозяйка не опомнилась.
– Не понимаю, – сказала Орсана, когда хлеб кончился и ее восторг чуть поутих. – Его бывший владелец сам мог заплатить магу пару кладней за исцеление и куда выгоднее продать конягу. Почему же он этого не сделал?
– Да потому, уважаемая легионерша, – снисходительно улыбнулась я, гладя коня по длинной гриве, – что специалисты моего класса по трактам не шляются и коней не лечат. Я, к твоему сведению, профессиональный маг-практик, диплом с отличием. Мы на подобные мелочи не размениваемся.
Смолка, до сих пор с опаской наблюдавшая за нами издали, подошла и ревниво вклинилась между мной и жеребцом. Пришлось приласкать и ее.
– Ой-ой-ой... – передразнила Орсана с плохо скрываемым восхищением. – Тоже мне, специалистка в драных сапогах.
– Ну, я могу, конечно, заделать дыры и придать сапогам иллюзию новых, но ведь они в любой момент могут... Странно, – внезапно сказала я, обрывая предыдущую фразу и сосредоточенно вслушиваясь в себя, – мой резерв уже в норме.
– Что-что?
– Каждый маг располагает определенным резервом – количеством энергии, силы, которую он может потратить за один раз. Потом ему приходится либо искать внешний ее источник, либо ждать от нескольких часов до двух-трех суток. И чем больше энергии потрачено, тем медленнее она прибывает, – вкратце объяснила я.
– Ну и добрэ, – пожала плечами Орсана. – Чем скорее, тем лучше, так?
– Но не за пять же минут!
– Почему?
“Потому что этого просто не может быть!” – подумала я, но лишь махнула рукой – мол, проехали.
Наемница не стала допытываться, ее мысли были заняты другим. Жеребец все еще фыркал и приплясывал, но Орсане не терпелось испытать его в деле. Не дожидаясь, пока мы выйдем на ровную дорогу, уже на опушке она вскочила коню на спину и повелительно чмокнула губами.
Конь, на счастье, оказался умнее наездницы – не поскакал, а осторожно пошел по высокой траве, старательно поднимая ноги, как на параде. Выездили его прекрасно, видно, что для скачек: самый бестолковый жокей не сумел бы испортить ему забег, тщетно понукая и осаживая в неподходящие моменты. Впрочем, Орсане достаточно было мысли, что она сидит на собственном коне, и подгонять его девушка не собиралась.
– Ишь, выплетает! – восхитилась она, и тут же решила: – Венком назову.
Пообвыкнув, на тракте конь зачастил пружинистой иноходью в темпе галопа. Мы догнали и обогнали телегу с давешним мужиком, даже вставшим от удивления; тяжеловозу показалось, будто его собираются подхлестнуть, и он добровольно ускорил шаг, а возница, не удержавшись, рухнул на спину, задрав над обрешеткой растопыренные ноги.
Орсана просто сияла от счастья, я же все мрачнела и мрачнела, как вечернее небо над головами. Но только на привале, у горящего костра, решилась вслух высказать причину внезапной смены настроения.
– Ну вот, – вздохнула я, – теперь ты экипирована полностью. Меч мы тебе добыли, коня купили. Можешь ехать поступать в свой Легион.
Жеребца Орсана на всякий случай привязала к дереву, расседланная Смолка по-собачьи улеглась возле костра, положив голову на вытянутые передние ноги и подобрав задние.
– Так ты не поедешь со мной в Витяг? – насторожилась девушка.
Я медленно покачала головой:
– Наверное, я нужнее здесь.
– Наверное? Появились какие-то проблемы?
– Они и не исчезали, – вздохнула я, – просто я, хоть убей, не знаю, что с ними делать, и схватила за твое предложение, чтобы хоть чем-то себя занять и не сойти с ума окончательно. А теперь они снова вылезли на первый план, и я не могу с чистым сердцем ехать в Витяг любоваться замком. Работу можно найти и в здешней округе, а там, глядишь, что и прояснится.
Наемница, посерьезнев, придвинулась и положила руку мне на плечо, внимательно глядя в глаза.
– Вольха, выкладывай.
– Боюсь, мой рассказ тебе не понравится.
– Кто бы сомневался! На то они и проблемы, чтобы портить людям настроение.
– Ты просто не представляешь, насколько оно у тебя испортится, – грустно усмехнулась я.
Когда по Школе разнесся слух о моей дружбе с вампирами, из двух дюжин моих друзей осталось всего четверо. И это образованные люди, маги, слушавшие курс лекций по Разумным расам, якобы свободные от предрассудков! Чего уж тут говорить о наемнице из простой селянской семьи?
– Ты мне не доверяешь? – обиделась Орсана.
– Доверяю и хочу, чтобы мы расстались друзьями.
– То яки ж цэ друзи, – вконец разозлилась наемница, мешая белорские слова с волменскими, – якщо воны с тобою тильки в радости застаются? На кой тогда воны потрибни? Ну?!
Ну, я и рассказала. Просто чтобы выговориться, а там будь что будет.

Я была уверена, что этой ночью Орсана не уснет, а на рассвете поспешит раскланяться. Немногим лучше – сочтет сумасшедшей, в самом же худшем случае даже не попрощается, а бедный Венок не выдержит дикой ночной скачки и падет через полсотни верст.
Наемница выслушала меня с непроницаемым лицом, не перебивая и не отводя глаз, потом задумчиво потеребила подбородок и как ни в чем не бывало сказала:
Н-да, ну ты и влипла. Что будем делать?
Я уставилась на нее, не веря своим ушам.
– Ты говоришь, что твой друг после смерти превратился в волка, но не знаешь, почему он напал на тебя и удрал, – невозмутимо продолжала девушка. – Тогда почему бы не спросить у того, кто знает? У тебя есть еще знакомые среди вампиров?
– Полно, – машинально ответила я. – А ты не боишься?
– Чего? – неподдельно удивилась Орсана. – Тебя? Ну, насмешила! Если уж ты меня за три ночи не загрызла, то бояться, начиная с четвертой, я не намерена, и не надейся таким образом увильнуть от ночных караулов. Время у меня еще есть, и если мы сейчас придумаем, что делать, – будем делать не откладывая.
– Орсана, ты просто чудо, – растроганно улыбнулась я. – Но что можно предпринять – ума не приложу. Лён, то есть волк, сбежал. В Догеву я возвращаться не хочу. Там такой вселенский плач поднимется! Пусть лучше подольше не знают о смерти своего Повелителя. К тому же я уверена: Травница и Старейшины не скажут мне ни слова, даже если я буду заживо резать их на кусочки. А если разбойники успели высказать им “соболезнования” и свою версию убийства, то разрежут меня саму.
– А как насчет Арлисса? – чуть подумав, предложила Орсана. – В конце концов, это их послы заманили Лёна в ловушку.
– Нет, они его как раз-таки защищали и погибли вместе с ним. Часть из них, по крайней мере.
– Вот именно, часть. Возможно, среди них 6ыли предатели, раз шла речь о замене стражи и близком знакомстве с послами. Что-то нечисто с этим Арлиссом, не мешало бы туда наведаться.
– Но я даже не знаю, в какой стороне света его искать!
– Сейчас по карте посмотрим! – утешила меня неунывающая наемница.
Тряпичная карта была извлечена из заплечного мешка, расстелена по траве и придавлена камешками от порывов ветра.
– Вот он! – первой сориентировалась Орсана. – Ого, далековато. Не меньше семи дней пути – через всю Белорию, аж до Ясневого Града. Зато как раз по Витягскому тракту, и мы можем на часок заглянуть в пресловутый эльфийский замок – вернее, то, что от него осталось.
Я присмотрелась. Правильный кружок Арлисской долины медным пятачком лежал на границе между Белорией и Ясневым Градом – дремучим лесом, находившимся под охраной эльфов, дриад и друидов. Идея вообще-то была неплоха – при условии, что разбойники не доберутся в Арлисс раньше нас. А они вполне могли разделиться – отправить по паре гонцов в обе долины, остальные же будут продолжать поиски нас с Орсаной. Прежде всего меня, но подвернувшуюся наемницу тоже не пощадят.
– Нет, не пойдет, – с сожалением признала я, – у меня нет знакомых в Арлиссе, сочувствующих тем более не найдется, и я слыхала, что это самая закрытая от людей долина, туда и купцов-то пускают со скрипом, причем не дальше пограничья.
– Неужели кто-то рискует торговать с вампирами?
– Деньги не пахнут... и не кусаются. Сам Арлисс вроде как говядину экспортирует, сыры всякие – под маркой эльфийских, иначе никто не купит. Слушай, а это идея! – я прищелкнула пальцами, и с них сорвалось облачко звенящих искорок. “Показуха”, как презрительно отзывался Учитель, но среди адептов это простенькое волшебство было в моде и со временем стало машинальным. – Лён как-то говорил, что вампиров можно встретить в любом мало-мальски крупном человеческом городе – они часто ездят туда по торговым делам, а то и живут, ежедневно раскланиваясь с ничего не подозревающими соседями. Разбойники при всем желании не успеют разыскать и оповестить каждого из них, а вампиры, живущие среди людей, должны быть более сговорчивы.
– Витяг уступает размерами только столице, и до него ближе всего, – подхватила Орсана. – Ты знаешь, а ведь я никогда не задумывалась, откуда в Ясневом Граде берутся коровы! Не пасутся же в священных рощах. И что, знаменитый “Эльфий каприз” с белой плесенью делают вампиры?! Кошмар какой! Но вкуснющий, надо признать, я пробовала.
Я кивнула и спохватилась:
– Пробовала сыр стоимостью в шесть кладней за кружок размером с ладонь?
– Давно, еще в детстве, – пожала плечами Орсана. – Приятель угостил, сынок богатого соседа. А что?
– Ничего, – смутилась я, ругая себя за бестактный вопрос. Я сама впервые попробовала “Эльфий каприз” в Догеве, на 75-летии Лёна; для вампира это не такой уж солидный возраст, соответствует примерно двадцати человеческим годам. Разумеется, прежде я видела эльфийские сыры только в дорогих лавках, большинству селян подобные лакомства не по карману, все равно что барана за один укус съесть. – Извини. Решено, утром едем в Витяг. Если, конечно, ты не передумаешь.
Подруга только фыркнула.
– Ты считаешь, будто я, выходя на тракт, не знала, что услугами наемников пользуются в тех случаях, когда не хотят или не могут справиться сами, и вряд ли предложенная мне работа будет легкой и безопасной? Кстати, раз такое дело, на ночь не помешает выставить охрану. Кто первый?
– Оно, – я кивнула на тускло полыхнувшее и снова исчезнувшее кольцо, окружавшее нашу стоянку. – Я и раньше без защитного контура спать не ложилась, мало ли что.
– А если вампиры с воздуха подлетят?
– Изловим и заспиртуем, для музея. До сих пор они летать не умели. А вон те шныряющие над деревьями мышки никакой опасности не представляют, не обращай на них внимания.
Орсана долго вглядывалась в безлунный мрак, потом досадливо тряхнула головой:
– Вольха, а ты точно уверена, что вампиры тебя не кусали? В темноте лучше кошки видишь, от волчьего укуса за час и следа не осталось, резерв, чи як там его, через край бьет. Может, ты сама вже упырь какой? По ночам воешь та кровь смокчешь?
– Мы с Лёном знакомы больше двух лет. Чтобы за такое время никто в Школе не услышал воя и не заметил искусанных трупов? Чушь. И потом, у меня на шее должны были остаться следы от клыков!
– Необязательно. Ты же говорила, что раны на вампирах заживают мгновенно, как ножом в кисель ткнуть. Давай я тебя ткну и узнаем наверняка!
Я на всякий случай отодвинулась.
– Я не уверена, что волк так уж сильно меня укусил, я больше испугалась. Для мага-практика не составит труда залечить неглубокую ранку, я делаю это машинально и не хуже вампира. А до кости “пилувать” руку не дам, она мне еще пригодится. К тому же Лён говорил, что при укусах вампиризм не передается.
– Тю! – присвистнула Орсана. – Нашла кого слушать – вампира! Он тебе с три короба наплетет, еще и в лукошко с верхом насыплет!
– Он единственный, кого стоит послушать, – отрезала я. Пожалуй, излишне грубо и категорично.
– Кем он был для тебя? – Орсанин вопрос застал меня врасплох. А и в самом деле – кем?
– Другом, – неохотно выдавила я, сама не зная, лгу или говорю правду. – Самым лучшим. Самым близким. Самым дорогим. Я знала, что в трудную минуту всегда могу прийти к нему, и он не отговорится срочными делами, не начнет распекать и поучать, а поможет, и эта помощь не стеснит и ни к чему не обяжет. Тебе не понять...
Наемница, не комментируя, сочувственно смотрела на меня.
Он был для меня куда больше, чем другом. И Орсана прекрасно это поняла.
Но ничего не сказала, и мы молча поужинали и легли спать.

Без седла на коне долго не высидишь – и животному спину сотрешь, и сам потом не разогнешься. Из-за этого путь до Витяга занял у нас три дня вместо намеченных двух. Чем ближе к городу, тем чаще попадались селения, так что проблем с ночлегом и едой не возникало, а окупать расходы удавалось мелкими подработками – нарубить дров, изгнать крыс, свести бородавки или посторожить купеческую лавку от ночных татей и упырей (сказать по правде, мы подперли дверь стулом и сладко выспались на скатанных в трубки коврах).
Пресловутый эльфийский замок располагался в версте от города, представляя собой живописную груду бело-сиреневых камней с одной-единственной уцелевшей, но заметно покосившейся башней. Осмотр замка занял у нас ровным счетом десять минут: с одной стороны его реставрировали, то есть до самого верха громоздились прогнившие, частью осыпавшиеся леса, нуждающиеся в ремонте не меньше замка; другая лежала в непролазных развалинах, третью заслонял лес, а на полянке перед более-менее уцелевшим садом дежурил пестро одетый мужичок в обнимку с лютней, но с мечом при поясе и громоздким арбалетом за плечами.
– Замок, небось, посмотреть желаете? – радостно завопил он, спеша нам навстречу. – Так это я мигом – и покажу, и расскажу, и черепок какой занятный на продажу имеется!
– А вы, простите, кто такой? – поинтересовалась я, не сумев прийти к нужному выводу самостоятельно.
– Сторож тутошний, заодно людишек приезжих насчет развалин просвещаю, – гордо пояснил мужик, передергивая плечами, чтобы поправить скособочившийся арбалет. – Про замок и ельфов баю, могу так, могу жалостливым стихом с лютнею, – и в доказательство провел рукой по заметно провисшим струнам. Кони попятились, я вздрогнула и машинально поискала глазами прищемленную дверью кошку.
– Что здесь сторожить-то?
– Отбою нет от порчунов, – пожаловался сторож-баюн, – картинки срамные на стенах малюют и плитки махонькие, расписные, из полов выламывают. И охота им руки обдирать, ломиком-то куда сподручнее, а за пять медяков я сам оным пошурую, только пальцем ткните которую!
– И уголек с лестницей дадите? – язвительно поинтересовалась я.
– Ишь чего захотели! – возмутился сторож. – Конечно, не дам, пока еще серебрушку не доплатите! Ну так как? Баять про ельфов?
– Давайте сначала кратенько, для общего ознакомления, – предложила наемница, – а мы подумаем.
– Кратенько? Можно, чего ж нет. Ну дык, ето... ельфы... того они! Были тута, делали чевой-то – кто ж их, нелюдей, разберет! А потом, ночью, ка-ак бухнет! Тудыть-растудыдь, и готово! Хлобысь, в общем, замок, токо во все стороны – фрррр! И нетути, – развел руками мужик и с надеждой уставился на нас, ожидая материального вознаграждения за красочный рассказ.
Мы изобразили неподдельный восторг, пообещали вернуться за подробным изложением событий, после чего объехали вокруг замка и, стараясь не попадаться “баюну” на глаза, под прикрытием рощицы возвратились на тракт.
– Развалины они и есть развалины, – философски заключила Орсана, – все одинаковые – что эльфийские, что человеческие, и смотреть там особенно нечего.
– Кроме срамных картинок, – поддакнула я.
За въезд в сам город с нас стребовали по мелкой серебряной монете – якобы на ремонт дорог. Орсана предложила стражникам собственноручно выложить кусок булыжной мостовой, но те гнусно расхохотались и, получив требуемую мзду, немедленно отрядили гонца в ближайшую таверну. Вряд ли за камнями.
Витяг мало чем отличался от Стармина. За последние годы он сильно разросся – благодаря близости к морю и удобному расположению. Со стороны окаймлявших море гор к городу не мог подступиться ни один враг, со стороны озер – тем более: единственным врагом в тех краях были непомерно плодившиеся комары. Воинственные племена степняков, изредка пересекавшие границу, грабежом приграничных сел и ограничивались, а крупные войны с соседями захлебывались под каменными стенами столицы.
Здесь и стены были пониже, и скреплявший их цемент пожиже, да и сами камни никто не потрудился отшлифовать до блеска, чтобы штурмующий враг не нашел опоры ни руке, ни крюку (чуть позже мы обнаружили, что дальше стены вообще сходят на нет, снова вырастая на выезде из Витяга, и в город вполне можно пробраться огородами с боков).
Прямо за воротами мы наткнулись на россыпь лавчонок, и Орсана отдала два оставшихся кладня за простенькое, но добротное седло. Со сластями, второй достопримечательностью Витяга, нам повезло больше, чем с замком, и варенные на меду орехи оказались выше всяческих похвал. Орсане вдобавок приглянулся огромный пряник в форме плотоядно оскаленного, глазастого солнышка, так что непонятно, кто кого собирался есть.
– Мне все-таки кажется, что разгадку нужно искать в Арлиссе, – убежденно заявила наемница. Бегло окинула взглядом липкие медяки сдачи и ссыпала их в кошель. Я вспомнила, как мои родители кропотливо раздвигали на ладони мелкие монетки, шевеля губами от непривычного умственного напряжения. Возможно, Орсана тоже посещала благотворительную храмовую школу для селянских детей, хотя лично меня там еле-еле научили считать по пальцам рук. – Что, если как-нибудь выманить их Повелительницу и расспросить ее с глазу на глаз?
– Так она к тебе и вышла, – угрюмо проворчала я, в этот момент тоже озабоченная нашими дальнейшими планами.
– Брось, ты же ведьма, – беспечно откликнулась Орсана, увязая зубами в прянике. – Заколдуешь ее, и вся недолга.
– Ага, заколдуешь! Повелителей не берут заклинания.
– Это еще почему?
– Они телепаты.
– Ну и что? Я тоже знаю, как швыряться огнем: крикнуть “Рыло!” и махнуть рукой, но мне это вряд ли поможет, верно? – Орсана покраснела и добавила: – Я пробовала... Так, шутки ради.
– Roill, – машинально поправила я. – Все не так просто. Заклинания трехкомпонентны по своей природе: необходимо слово, движение и отданная магом сила. И куча условий срабатывания, по ним вампиры и бьют. Те же боевые пульсары: они, в принципе, самонаводящиеся, но на подлете почему-то шарахаются от взмаха веткой.
– Я была на ежегодном турнире винесских колдунов, но не заметила, чтобы они махали ветками, – скептически возразила подруга. – Ух ты, он еще и с начинкой! Хочешь попробовать?
Надъеденное солнышко, истекающее смородиновым вареньем, производило удручающее впечатление.
– Нет, спасибо. Во-первых, поди угадай, какое заклинание применит противник, во-вторых, лично я швыряюсь огнем без предупреждения. И если длинное заклятие иногда можно перебить на середине плетения, то с пульсаром этот номер не пройдет. Но Повелитель точно знает, чем и когда я воспользуюсь, так что ничего не выйдет.
Дорогу стремглав перебежала здоровенная серая крыса. Венок испуганно фыркнул, сбиваясь с размеренной иноходи, Смолка по-кошачьи припала на передние ноги и щелкнула зубами, но промахнулась. Я в сердцах пнула ее сапогом в бок. Изрядно выкушавший мужичок так и сел в дверях корчмы, зарекшись пить по меньшей мере неделю.
– А как же подаренный вампиром амулет? Ты говорила, он скрывает мысли.
– Только не от Лёна. Возможно, другим Повелителям он тоже не помеха. В любом случае, сначала мы должны найти обычного вампира и поговорить с ним.
– И где ты собираешься его искать? – Орсана завистливо проводила взглядом конный разъезд. Стражники официально причислялись к столь желанному ей Легиону. Конечно, объезжать город с плетью вместо меча (обнажать его разрешается только в исключительных случаях) – не ахти какой героизм, однако редкий день обходится без стычек с закононепослушными гражданами и кровопролитных драк, в то время как легионеры в казармах жестоко маются от безделья в мирное время. Войны, тьфу-тьфу, вроде не предвиделось, и, пожалуй, Орсана не отказалась бы вот так, свысока посматривая и поигрывая плеткой, проехаться по городу в мелодично позвякивающей кольчуге.
Один из стражников, симпатичный темноволосый парень, помахал рукой Орсане, жадно и откровенно рассматривавшей легионеров. Девушка смутилась и, покраснев до корней волос, повернулась в мою сторону.
– Ты придумала, как нам его найти? – повторила она.
– Придумываю, – вздохнула я. Стражник, засмотревшийся на Орсану, придержал было коня, но, увидев, что девушка больше не обращает на него внимания, нагнал товарищей и вместе с ними свернул в соседнюю улочку. – Мне говорили, что выследить вампира невозможно... с утра, на свежую голову, проверим, так ли это. А сейчас – давай перекусим, а?
– Не помешает, – легко согласилась Орсана.
В конце улицы сыскалась корчма почище, с многообещающей вывеской “Три веселых вампира”. Насколько я знала, названия подобным заведениям давались либо по местоположению, либо по хозяину, либо по наиболее значительному событию, так что, вполне вероятно, некогда здесь действительно веселились вампиры в количестве трех штук. Как именно они развлекались, оставалось только гадать. Впрочем, хозяин мог иметь в виду, что даже вампиры в его корчме не заскучают. Мы спешились. Подскочивший мальчишка принял у нас лошадей и увел к коновязи. Я бросила ему мелкую монетку и, первой зайдя в корчму, с досадой отметила, что все столы заняты. Самое людное время – когда рабочий день закончен, только-только начинает темнеть, а разыгравшийся аппетит не дает ногам пройти мимо нарочно распахнутого окна кухни.
Нам повезло – не успел корчмарь наполнить кружки заказанным нами квасом, как подвыпившая компания гномов и людей щедро расплатилась и, пошатываясь, нестройной гурьбой двинулась к выходу. Прихватив квас, мы заняли освободившийся столик.
– А почему вампира невозможно выследить? Как он выглядит? – Орсана окинула задымленное помещение настороженным взглядом, словно ожидая, что кто-то из посетителей перекинется летучей мышью и со зловещим хохотом вылетит в каминную трубу.
– Да никак, – я пожала плечами и поправилась: – Как обыкновенный человек. Прячет клыки в усах и бороде, а крылья – под плащами и куртками.
Как на грех, все посетители корчмы отличались изрядной небритостью – даже у разносчицы над губой топорщилась редкая черная щеточка.
– То есть любой из этих типов, – Орсана оглянулась через плечо, буравя взглядом толстопузого бородача в черном плаще, хлещущего пиво из жбана размером с добрый бочонок, – может оказаться вампиром?
Бородач грохнул пустым жбаном о столик, утер рукой усы и громко рыгнул.
– Не исключено.
– Сейчас проверим. – Прежде чем я успела открыть рот, девушка вскочила на стол и подняла руки над головой, привлекая внимание переполненного зала. – Шановны друзи! Хвилинку уваги! Я хочу сделать маленькую объяву. Видите ли, мы шукаем вомпэра. Нам дуже трэба з йим поговорить! Честное слово, только поговорить, я чеснок сама на дух не переношу. Я знаю, что вы здесь, так что...
Я так и не узнала, что Орсана хотела предложить вампиру. “Шановны друзи” предусмотрительно решили не затягивать пребывание в кишащей вампирами корчме и как один кинулись к выходу, испуская визжащие и завывающие звуки.
Орсана удивленно огляделась по сторонам. На полу еще крутилась деревянная кружка, поскрипывала открытая дверь да тонкой струйкой текло на пол пиво из краника дубовой бочки.
Кроме нас, в корчме не осталось ни единой живой души.
– Гениально! – Я откинулась на спинку стула и несколько раз хлопнула в ладоши. – Ты не могла обратиться к “вомпэру” десятью минутами раньше, когда мы ожидали столик?
– Н-да, неувязочка вышла, – смущенно призналась Орсана, слезая со стола. – Кто ж знал, что они так бурно отреагируют... Может, они все – вампиры?
– Чтобы стая вампиров испугалась двух девушек? Нет, к сожалению, это люди. И я предлагаю как можно быстрее удрать вслед за ними, пока сюда не явилась городская стража. За такие шуточки нас запросто могут кинуть в яму месяца эдак на два.
Орсана скептически хмыкнула, но возражать не посмела. Похватав со стульев свои пожитки, мы быстрым шагом, переходящим в медленный бег, покинули гостеприимное заведение. Отвязали коней(Смолка как раз заканчивала перегрызать коновязь пополам, причем делала это исключительно ради удовольствия – перегрызть повод было куда проще) и, слаженно вскочив в седла, с места рванули в галоп.
Увы, наше бегство не прошло незамеченным,
– За нами кто-то едет, – по истечении двадцати минут прошептала Орсана, когда мы уже перешли на рысь и свернули в одну из улочек. – Тс-с-с, не оглядывайся! Это стражник.
– Ты уверена?
– Да, он в кольчуге. И лошадь рыжая.
– Ну и что?
– Герб Витяга – рыжий лис на золотом фоне. Поэтому вся стража носит позолоченные кольчуги, а кони у них – рыжие.
– Вот леший! Неужто аукнулось твое выступление в корчме?
– Не знаю. Но он едет за нами уже пять минут.
– Может, подавлен нашим численным превосходством и надеется на встречу с патрулем?
– Зря надеется. Патрули не ходят по таким закоулкам – им тоже жить хочется.
– Тогда чего он привязался?
– Ждет подачки, – предположила Орсана. – Давай демонстративно вывернем карманы – авось отвяжется?
– Спросим его самого, – я осадила лошадь. Ширина улочки не позволяла мне развернуться прежде, чем Орсана выедет вперед, но для Смолки не было ничего невозможного. Не приравнивая натяжение узды к команде “Тпру!”, она пошла задом наперед – невозмутимо, с той же скоростью, плавной скользящей рысью. Прежде чем Орсана успела развернуть Венка, я поравнялась с нашим преследователем.
Как и подозревала Орсана, это был стражник. Кольчуга не позолоченная, а из какого-то бледно-золотистого металла, знак отличия на правом рукаве, гербовый щит и казенное седло с клеймом конюшни, вытисненным на передней луке. Сам мужчина выглядел лет на тридцать и производил приятное впечатление – правильные черты лица, высокий лоб, умные карие глаза с затаившимися в уголках смешинками, черные короткие волосы, ровно подстриженная бородка, щеточка усов.
– Добрый вечер. – Стражник галантно поклонился, положив руку на оголовье притороченного к седлу меча. – Меня зовут Ролар. О чем вы хотели со мной поговорить?
– С вами?! Я вас первый раз ви... – наемница осеклась, сраженная клыкастой улыбкой незнакомца.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

 

 

 
© 2008 "Мир чёрной магии" все права защищены
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна!
                   
 
Rambler's Top100