Ведьма-хранительница

 

 

 

Группа сайтов
Мир черной магии
Мир чёрной магии
Мир денежной магии
Мир любовной магии
Форум

   
 

 

Ольга Громыко
Ведьма-хранительница

Я потрепала кобылу по холке:
– У меня такое ощущение, что это она меня выбрала.
Ролар кивнул:
– Так и должно быть. Когда вампир хочет обзавестись к'яардом, он идет к табуну и, если понравится какому-нибудь жеребенку, тот сам подбежит к нему.
– А если нет?
– Нет так нет, придешь в следующем году. Можно попробовать поискать в других долинах, хотя это не особенно приветствуется. К'яардов и для своих-то жителей не всегда хватает.
– А владелец кобылы ничего не имеет против безлошадных вампиров, которые регулярно сманивают его жеребячью собственность?
– У к'яардов нет владельцев. Только друзья, которым они позволяют на себе ездить. Проще оседлать дикого кабана, чем чужого к'яарда, так что о “собственности” даже речи не идет.
– Что ж ты сам на обычной лошади ездишь? – с издевкой поинтересовалась Орсана. – Ни одному к'яарду не приглянулся?
Ролар выразительно щелкнул по правому клыку:
– Одно дело – человеческая ведьма на “заколдованной” ею кобыле, и совсем другое – вампир на к'яарде. Вас в худшем случае обрызгают святой водой, а нас с Повиликой подкараулят в темном переулке фанатичные ведьмаки, посвятившие жизнь охоте на вампиров. Прибьют и заодно ограбят – зря, что ли, старались? Они-то прекрасно знают: к'яарды подчиняются только нам.
– А как же я?
– Ну, Смолка все-таки полукровка, а ты... это ты.
– То есть? – насторожилась я.
– Э-э-э... Хранительница, – как-то подозрительно замялся вампир.
– А какое кобыле дело до моего статуса при Повелителе? Сегодня Хранительница, завтра нет. Если я, успешно замкнув Круг, верну Лёну реар, то мне придется распрощаться и с лошадью?
– Нет, конечно. – Ролар вымученно усмехнулся, словно на важном приеме ему по недосмотру наполнили кубок уксусом вместе вина, а он залпом выпил “за здоровье Повелителя” и не имеет права даже поморщиться. – Вероятно, она разглядела в тебе некие... э-э-э-э... скрытые достоинства.
– Магические способности?
– Не исключено, – охотно, но неискренне подтвердил вампир, лишь бы отвязаться.

Гроза накрыла нас ближе к вечеру, но, к счастью, не в чистом поле, а возле небольшого поселения, лепившегося к стенам замка – невысокого и без особых изысков, но хорошо укрепленного. В Белории таких было полным-полно, особенно в глуши или ближе к границе. Замки обычно принадлежали рыцарям из знатных древних родов, чьи предки в награду за доблесть получили от короля кусок ненужной тому земли (как известно, хорошими землями короли не разбрасываются, одаривая подданных по преимуществу гнилыми болотами, глухими лесами или старыми, еще эльфийскими, жальниками). Как правило, окрестные жители немедленно переселялись поближе к строящемуся замку, справедливо рассуждая, что скопом “и батьку бить легче”, не говоря уж о лезущих с жальников упырях. В случае нападения врагов селяне прятались в замке и помогали его защищать, а в мирное время платили рыцарю небольшую дань за охрану от разбойников, дикого зверья вроде волков и медведей, а также драконов, имеющих обыкновение без спросу лакомиться овцами и коровами.
Издалека казалось, что замок горит. Выстланное клубами грозовых туч, пронзенное башенным шпилем небо извивалось над замком огромной черной тварью, разбрасывая щупальца белых молний и гулко перекатывая в чреве валуны грома. В разрывах плясали алые сполохи. Ссутулившись и нахохлившись под капюшонами, мы бы так и проехали мимо ведущей к замку тропки, собираясь попроситься на ночлег в одну из хаток, но Ролар вовремя углядел клочок пергамента, трепещущий на ветру вокруг вбитого в верстовой столб гвоздя.
Вольха, это по твоей части. – Вампир круто развернул Карасика, давая мне подъехать вплотную к столбу.
– Тре-бу-ит-ся кал-дун и прот-чий ма-ги-чес-кий служ-ка для из-гна-ния при-ве-де-ния из по-мес-че-ния ти-па за-мак. Ап-ла-та... – по складам прочитала я, с трудом разбирая корявые руны малограмотного писаря. – Тпру, Смолка! Фу! Плюнь! Ну вот, теперь я никогда не узнаю, сколько стоит изгнание привидения из помещения типа замок.
Орсана подняла глаза на замок.
– Из этого, что ли? – поинтересовалась она, и в тот же миг, словно отвечая на ее вопрос, куда-то за замок с треском ударила молния, подняв сноп искр выше шпиля. – Сходи, поинтересуйся!
Ролар рассмеялся и, причмокнув, дернул за левый повод, понуждая Карасика вернуться на объездную тропу.
– А почему бы и нет? – подумала я вслух. – Ночевать в замке уж точно безопасней, чем в поле или на постоялом дворе.
– Вольха, ты сбрендила, – убежденно заявила Орсана. – Там же привидение!
– Ну и что? Оно тебя укусит?
– Все привидения, которых я видел, – вступил в разговор Ролар, – были либо переодетыми детьми, либо порождением белой горячки. Если мы подопрем дверь кроватью и не будем злоупотреблять хмельными напитками, то худшее, что они нам сделают, – поухают и позвенят цепями под дверью.
– Бывают и настоящие привидения, – не согласилась я. – И даже с вполне материальными цепями, как засветят по голове – мало не покажется!
– Ну спасибо, утешила! – фыркнула Орсана.
– Не бойся, деточка. – Ролар, подъехав к Орсане, ласково погладил девушку по мокрой голове. – От привидения еще никто не умирал, чаще – от инфаркта. Ты молодая, здоровая, в худшем случае – поседеешь.
Орсана, упрямо мотнув головой, сбросила его руку:
– Привидение так привидение, я что, отказываюсь? В кои-то веки посплю на чистых простынях.
– Уважаю, – серьезно сказал Ролар. – Нет большей доблести, чем одолеть собственную трусость.
Вольха, можно, я его убью? – с надеждой спросила Орсана. – Его все равно потом воскресят, а я хоть душу отведу!
Ролар помрачнел. Не отвечая на эти колкости, пристально оглядел каменные стены с узкими окошками-бойницами и негромко пробормотал:
– Вряд ли ложняки осмелятся в открытую штурмовать замок, и, если под предлогом охоты на привидение нам удастся напроситься на ночлег, до утра им придется оставить нас в покое.
– О каком покое ты говоришь? – с нервным смешком уточнила наемница. – В этом замке его не смог обрести даже дух!
Вампир скептически хмыкнул:
– Спорим, в замке есть дети, или полупомешання бабка, или внучатая тетка с манией преследования, или служанка-лунатичка, или вечно пьяный родственник?
– Спорим, там настоящее привидение? – Я не глядя протянула руку, Ролар сжал ее, а Орсана пришлепнула ладонью сверху, утвердив спор.

Дверь открылась по третьему стуку, вернее, остервенелому грохоту ногой – стучать по толстенным доскам кулаком было бесполезно, я отбила его после первой же попытки.
– Здрасьте! – в унисон протянули двойняшки, глядя на нас снизу вверх. Две пары небесно-голубых глаз, два курносых носика, две весенние россыпи конопушек. У мальчика – всклокоченный чубчик, у девочки – две толстые встопорщенные косички над ушами. Малышам не было и десяти лет, разве что на двоих.
– Ага! – многозначительно оказал Ролар. – Дети!
– Дера, Слар! – завизжали-заголосили сверху. Кто-то, подпрыгивая и оскальзываясь, второпях спускался по узким ступеням винтовой лестницы. – Сколько раз я вам говорила – не открывайте сами дверь, придет злая тетя ведьма, сунет вас в мешок и унесет себе на обед!
Дети воззрились – почему-то на меня – с немым восторгом. Девочка даже рот открыла, показав два ряда ровных молочных зубов. “Злая тетя” смущенно отступила за спину Ролара, не являя желания уносить сорванцов куда бы то ни было.
Из-за очередного поворота лестницы вынырнула женщина необъятных форм. Пышное великолепие ее телес туго обтягивало ярко-розовое платье с белым кружевным передничком, из-под пышных нижних юбок нет-нет да и выглядывали очаровательные тапочки с помпонами и белые вязаные чулки. Увидев гостей, дама (по всей видимости, няня) спохватилась, неловко одернула юбки, приосанилась и сменила галоп на тяжелую величественную поступь. Увы, на последней ступени равновесие ей изменило, и няня, душераздирающе взвизгнув, взмахнула руками и с громким шлепком села на пол – под заливистый смех двойняшек.
Ролар поспешно шагнул вперед, протянув руку жертве натертых воском ступеней. Ему тут же пришлось схватиться за перила второй рукой – поднять столь упитанную даму без упора оказалось не так-то просто. Поставленная на ноги, няня первым делом велела детям идти наверх и умыться перед ужином. Двойняшки неохотно подчинились; впрочем, добежав до второго этажа, они перевесились через перила, подслушивая и подсматривая за гостями.
Как выяснилось, клочок пергамента висел на столбе не первый день.
– Колдуны? За привидением? – с изрядной долей пренебрежения поинтересовалась бабища.
– Угадали, – после легкого замешательства подтвердила я.
– А чего там гадать? – хохотнула толстуха. – Ходите и ходите, покоя от вас нет никакого! На той неделе ведьмака с лестницы спустили, вчера дайн сам ушел. Закапал, стервец, все углы воском, благовоньев накурил – у хозяйки мигрень разыгралась. А вы с чем пожаловали? Хозяйка сказала – без диплома никого не пускать, хватит. А то наняли в прошлый раз друида-самоучку, так у хозяйки болонка любимая пропала, и до сих пор откуда-то из подпола дохлятиной разит!
– У меня есть диплом. – Я сунула руку за пазуху и развернула перед носом у тетки мятый свиток с печатью.
– Мы грамоте не обучены, – проворчала та с наклюнувшимся уважением. – Пойду хозяйке доложу.
Выхватив у меня диплом, няня с удивительным для ее фигуры проворством засеменила по ступенькам. Белобрысые головки вверху лестницы разом исчезли.

В огромном холле было неуютно, несмотря на лежащие повсюду ковры. Со стен посверкивали стеклянными глазами рогатые оленьи головы, потрескивали фитильки свеч в массивных канделябрах, неприязненно посматривали фамильные портреты. Чем дальше от входа, тем разбойнее становились изображенные на них физиономии. На портрете основателя рода вообще следовало бы намалевать по три-четыре вертикальные и горизонтальные полоски, а внизу указать номер.
Хозяйка спустилась минут через десять, мы как раз успели осмотреться и пообвыкнуться. Ею оказалась высокая, привлекательная женщина лет сорока с благородной осанкой и безупречными манерами.
– Добрый вечер, господа, – величаво, но без надменности приветствовала она нашу разношерстную компанию. – Добро пожаловать в Палевую Розу.
– Это ваш замок? – уточнила Орсана.
– Фамильный, моего покойного мужа. – Женщина вернула мне диплом. – Позвольте представиться – Дивена Белозерская, нынешняя владелица замка и окрестностей. Приятно узнать, что наконец-то в наши края завернул настоящий профессионал. Госпожа Редная, вы ведь практиковали при дворе, верно?
Я не разделяла ее восхищения моей блестящей карьерой и честно призналась:
– Очень недолго. Мне пришлось оставить сей почетный пост ради дальнейшего совершенствования в магическом искусстве.
– Похвальное стремление. – Дивена позволила себе одобрительную улыбку. – Прошу вас, пройдемте со мной в верхние покои. Вы и ваши спутники, несомненно, устали с дороги, но не будет ли чрезмерной назойливостью с моей стороны пригласить вас откушать за нашим скромным столом?
– Ничуть. Позвольте представить вам... э-э-э… мою сестру Орсану и троюродного кузена Ролара.
Ролар, ничем не выдав удивления, наклонился и галантно поцеловал изящную ручку хозяйки. Орсана изобразила неуклюжий реверанс.
– Очень приятно. – Хозяйка улыбнулась еще раз, потом протянула руку к медному колокольчику, стоявшему в нише возле одного из канделябров. На мелодичный звон не замедлил явиться седой как лунь дворецкий с непроницаемым лицом. – Брим, покажите гостям их комнаты. Господа, жду вас через полчаса!
С этими словами хозяйка упорхнула вверх по лестнице, нам же пришлось тащиться за дворецким добрых пять минут – столь неспешно и аккуратно выбирал он место на ступенях, прежде чем поставить ногу.
– Что это на тебя нашло? – набросилась на меня Орсана, как только мы остались одни в роскошных покоях с широченной кроватью, зеркальным трюмо на полстены, красного дерева мебелью и огромной медвежьей шкурой на полу. – Сестра – еще ладно, но зачем было приплетать сюда двоюродного кузена?
– Троюродного, – поправил Ролар. – Иначе нам с тобой пришлось бы спать на конюшне, как слугам.
– Выдала бы за друзей! – Орсана поостыла, но признавать Ролара за родственника упорно не хотела.
– Чтобы нас заподозрили в предосудительных связях? Терпи, Орсана, с аристократами нужно вести себя как с сумасшедшими – во всем потакать и не давать повода для компрометации.
– Но она поселила нас в одной комнате! Я против такого разврата!
– В двух смежных, и дверь между ними закрывается на засов, – поправила я. – Не волнуйся, по этикету разврат ограничится братским поцелуем в щечку.
– Лучше братским укусом в шейку, – расплылся в клыкастой улыбке вампир.
– Кусай, – неожиданно согласилась Орсана, подставляя Ролару шею.
Вампир, не будь дурак, укусил. Что тут началось!
– Идиот! – вопила девушка, отскочив в сторону. – Я же пошутила!
– Я тоше! – Ролар держался за челюсть, подшибленную Орсаниным локтем. – Иштеришка! Шуть клык не фыбила!
– А нечего было кусаться! – бушевала Орсана, готовая избавить вампира от всех оставшихся зубов.
– Я же легонько... – Ролар убрал руку. Клыки, судя по всему, остались на месте, а кровоподтек над губой таял на глазах.
– Откуда я знала? – Наемница, успокаиваясь, подошла к зеркалу, осмотрела шею и на всякий случай потрогала. – С тобой никогда не поймешь, шутишь ты или говоришь серьезно!
– Хорошо, теперь я всегда буду предупреждать: “Внимание, Орсана, шутка...” – пообещал вампир.
– Неплохая идея, – серьезно согласилась девушка – Ролар, зачем ты надо мной постоянно издеваешься? Что я тебе сделала?
Вампир неопределенно хмыкнул и отвел глаза, смущенно проворчав:
– Ты что, шуток не понимаешь?
– Глупых шуток – нет, – решительно отрезала Орсана и, повернувшись к Ролару спиной, сняла куртку и начала расстегивать ворот насквозь промокшей рубашки. Вампир с любопытством наблюдал за этим процессом, пока наемница не спохватилась: – Ты еще здесь?! А ну, брысь в свою комнату, дай нам переодеться!
Ролар нехотя повиновался, и Орсана собственноручно задвинула за ним засов. Переодеваться-то было особенно и не во что; мы попросту отжали одежду над стоящим под кроватью горшком (за неимением другой посудины), а я высушила ее и прогладила. Запах паленого усилился, смешавшись с “ароматами” речной тины и конского пота.
– А как же я? – ныл за дверью вампир, нарочито шмыгая носом. – Почему никто не спешит спасать мою молодую полуторасотлетнюю жизнь от воспаления легких, вызванного длительным пребыванием в мокрой одежде?
– А ты попрыгай, – мрачно советовала Орсана, шнуруя сапоги, – авось согреешься.
Приведя себя в порядок, мы выпустили Ролара. Вампир и не думал прозябать, а, давным-давно раздевшись, завернулся в розовое кроватное покрывало и расхаживал по комнате, с интересом разглядывая висящие на стенах картины и не забывая время от времени сетовать на жестокую судьбу.
– Жулик, – с чувством сказала я, – вот так на ужин и пойдешь; скажешь хозяйке, что это новейшая старминская мода.
Вампир скорчил умоляющую физиономию, и я, вздохнув, прочитала над его одеждой нужное заклинание. Когда он оделся и вернулся в нашу комнату, Орсана уже стояла у входной двери, делая вид, что не замечает его и уж тем более не ждет.
– Орсана, не дуйся! – взмолился тот. – Я же вампир, что с меня возьмешь: как говорится, у дурака и шутки дурацкие. Иной раз обижу – и не замечу. Прости, если и впрямь обидел...
Орсана чуть покраснела, но не промолвила ни слова. Принять извинения иной раз труднее, чем принести.
– Ну так что – мир? – Ролар, не дожидаясь ответа, протянул девушке руку.
– Перемирие, – буркнула Орсана, не глядя хлопнув его по ладони.
– Надолго ли? – риторически вопросила я, распахивая дверь.
Бум! Дера и Слар сели на пол, потирая ушибленные лбы – девочка левой рукой, мальчик правой.
– А вы что тут делаете?! – страшным голосом пророкотала я, упирая руки в бока и грозно нависая над детьми.
Двойняшки переглянулись.
– Тетя ведьма, а вы правда едите маленьких детей? – очень вежливо поинтересовалась девочка.
Я опешила от такой любознательности, зато Ролар не растерялся.
– Что вы, деточки! – медовым голосом проворковал он, присаживаясь на корточки перед малышами. – Тетя ведьма, конечно же, не ест маленьких детей, у нее для этого слишком короткие зубки... зато дядя вампир подзакусит вами с превеликим удовольствием!
И Ролар продемонстрировал близняшкам одну из своих самых ослепительных улыбок.
Дети с визгом бросились наутек.
– Теперь маленькие негодники поостерегутся за нами шпионить, – с удовлетворением сказал вампир, вставая.
– Обязательно было распускать клыки? – скривилась Орсана. – Они теперь маме наябедничают.
– Что у тетиведьминого дяди длинные острые зубы? – насмешливо предположил Ролар. – Кто, скажи мне, обращает внимание на детские фантазии?
– Пойдем, дядя вампир, – перебила я, первой шагая за порог. – Нас уже заждались.

Привидение мало способствовало престижу работы в замке. Нехватка прислуги особенно остро ощущалась во время трапезы – единственная служанка не успевала обносить господ блюдами, и нам пришлось довольно долго сидеть перед пустыми тарелками, ожидая своей очереди. Все тот же дворецкий зажег три дополнительных канделябра и встал у двери, то ли в соответствии с этикетом, то ли не решаясь променять освещенную столовую на пустынные коридоры и сомнительное общество привидения.
Помимо нас, хозяйки и няни с детьми, трапезу разделяли еще трое родственников госпожи Белозерской. По правую руку хозяйки сидела ее сестра, тощая старая дева с высоким шиньоном на затылке, по левую – дальний родственник, тысячник в отставке. Рядом с сестрой, в кресле-каталке, скрючилась над тарелкой древняя и, похоже, выжившая из ума старуха – бабка покойного хозяйкиного мужа. Сестра поминутно вздрагивала и озиралась по сторонам, старуха непрерывно что-то бормотала себе под нос, угрожая пальцем жареной курице, дальний родственник успел уговорить три бокала вина за пять минут, пришел в благодушное расположение духа и то и дело порывался рассказать о сражении девятьсот шестьдесят третьего года и своем личном вкладе в победу. (Если не ошибаюсь, речь шла о пограничном конфликте с эльфами, причем сражения как такового не было – эльфы предупредительно обстреляли из луков заблудившийся в их лесу полк. А тот, почему-то уверенный, что находится на своей территории, залег в подручных ямах и наотрез оказался уходить, стреляя и ругаясь в ответ. Это безобразие продолжалось больше месяца, причем эльфы давно махнули на легионеров рукой и сняли осаду, надеясь, что эти идиоты проголодаются и сами уйдут, но те упрямо продолжали партизанить в Ясневом Граде, питаясь грибами и ягодами, а также трофейными, украденными из эльфийской полевой кухни лепешками, пока за ними не явилось “подкрепление”, высланное тогдашним белорским королем по просьбе своего эльфийского коллеги.)
При виде столь обширного паноптикума Ролар пришел в восторг. По его мнению, которое он не замедлил высказать шепотом мне на ухо, более благодарной аудитории для явок привидения не стоило и желать.
– Ты еще не выиграл! – прошептала я в ответ, стараясь не потерять нить светской болтовни, завязанной хозяйкой и ее сестрой. Интересы обеих дам вертелись вокруг жизни королевского двора – сплетен, интриг и нарядов. Сплетни и интриги я сочинила без труда, наряды пришлось вспоминать.
Удовлетворив любопытство, Дивена немного рассказала о себе. Ее ныне покойный муж некогда занимал почетную должность королевского советника, затем “попал в немилость” – скорее всего, просто надоел, за более серьезный проступок король не преминул бы конфисковать замок, – и вышел в отставку, а там вскоре и преставился.
Разговор плавно свернул на привидение.
К привидению госпожа Белозерская относилась философски и в то же время на диво практично. Лично ей, хозяйке, привидение нисколько не мешает, но создает определенные проблемы при наборе слуг и приемах гостей. Она сразу же отмела в сторону деликатные намеки касательно происков врагов в простынях, заявив, что привидение настоящее и принадлежит ее покойной бабке. Портрет оной висел над столом – эффектная женщина в лиловом платье, золотоволосая и синеглазая. Очень, кстати, похожая на саму Дивену и ее детей.
– А служанки-лунатички у вас нет? – как бы между прочим поинтересовалась Орсана.
Хозяйка удивилась, но ответила, что до недавнего времени была, однако два привидения на один замок – это слишком, и она дала девице расчет.
– Вы уверены, что это именно она? – Ролар кивнул в сторону портрета.
– Уверена, – отрезала хозяйка. – Я ее видела.
– И что? – затаив дыхание, спросила Орсана.
– Поздоровалась и прошла мимо, – невозмутимо ответила хозяйка замка, накалывая на вилку крошечный кусочек капусты и поднося ко рту с воистину королевской грацией. Мы как-то сразу ей поверили. С подобной аристократки станется раскланяться даже с живоглотом.
– А я говорю – ведьма! Ведьма она и есть! – неожиданно рявкнула старуха, заставив Орсану поперхнуться.
– О чем это она? – поинтересовалась я, искоса поглядывая на бабку, как ни в чем не бывало бормочущую себе под нос.
– Ходили слухи, что моя бабушка увлекалась колдовством, – равнодушно пояснила Дивена. – Якобы она приворожила своей внучке, то есть мне, богатого мужа, чего бабушка мужа до сих пор нашей семье простить не может.
– А это правда? – все еще покашливая, прохрипела Орсана, раздраженно пресекая попытку вампира похлопать ее по спине.
– Нет, – отрезала хозяйка. – Да, согласна, в последнее время наш род несколько обнищал, но он куда более древний и знатный, чем род мужа. Только благодаря этому браку он смог проникнуть в высшее общество и дослужиться до советника. Взаимная выгода от союза не нуждалась в подпитке колдовством.
– Кстати, о выгоде, – вспомнила я. – Во сколько вы оцениваете эту... досадную неприятность?
– Пятьдесят кладней, – после недолгого раздумья постановила госпожа Белозерская.
– Шестьдесят! – торопливо поправила сестра, чьи нервы хуже переносили соседство с потусторонним миром.
– Но за каждый разбитый предмет с вас будет вычтена полная стоимость, – меланхолично добавила хозяйка.
– Простите?
– В замке много предметов старины, в том числе хрусталя и фарфора, – пояснила Дивена. – К сожалению, предыдущие колдуны имели дурную привычку сбивать на бегу, а также швырять в призрака бесценные произведения искусства, многие из которых склонны биться. Так, на прошлой неделе я лишилась расписной вазы пятого столетия, в которой попытался спрятаться от привидения некий знахарь Вланимар, впоследствии с позором выставленный за ворота…
Переждав взрыв смеха, хозяйка невозмутимо продолжила:
– Мне бы очень хотелось, чтобы на сей раз моя коллекция средневекового фарфора не подверглась варварскому уничтожению, тем более что сам призрак еще не нанес замку и людям никакого ущерба, кроме морального.
– Мы тоже на это надеемся, – искренне сказала я.

Ужин затянулся часа на три, и, когда мы наконец поднялись в свои комнаты, перевалило за полночь. Где-то в глубинах замка уныло и протяжно заскрипели половицы, простонала и лязгнула тяжелая дверь. В рассохшихся рамах завывал ветер, за шкафами скреблись мыши; для полноты ощущений не хватало только звона цепей бродящего по коридорам призрака.
– Ролар возьмет себе первый этаж и подвальное помещение, – по праву дипломированного специалиста распоряжалась я, тыча пальцем в потрепанный план замка. – Ты, Орсана, поброди по второму этажу, от хозяйских спален до нашей комнаты, – вдруг привидение захочет навестить гостей? Я же проверю третий этаж, крышу и башенки.
– А если мы его увидим, что нам тогда делать? – с содроганием уточнила наемница.
– Ничего, – пожала я плечами.
– Ничего?!
– А что вы можете сделать? Если язык не отнимется, попробуйте его разговорить. Может, оно чего-то хочет? Вдруг – сущую безделицу: перекинуться в картишки, предсказать чью-то гибель, указать замурованный в стену клад или собственный скелет?
– Его скелет лежит в фамильном склепе, – скептически буркнула Орсана.
– Ну и что, вдруг оно давно мечтало сводить экскурсию к собственному скелету? Может, ему на спине лежать неудобно? Может, просто одиноко?
– Не стану я его переворачивать! – возмутилась Орсана. – И рядом лежать не собираюсь. Пусть жалуется кому-нибудь другому, меня этим не проймешь.
– А тебя никто и не просит. Извинишься и сбегаешь за мной.
– И за мной, – вмешался Ролар, – если оно такое же, как на портрете, я согласен скрасить его одиночество!
– Если в контакт вступить не удастся, – продолжала я, пропуская мимо ушей не относящиеся к делу реплики, – запомните, где вы его видели, и опять-таки позовите меня. И, ради богов, держитесь подальше от этого проклятого фарфора! Одно блюдце – и мы не только не заработаем на овес для лошадок, но еще и останемся должны.
– Постараемся! – в унисон пообещали оба. Я давно заметила, что, когда Ролар и Орсана не грызутся, их мысли и поступки приходят в удивительное соответствие.
– В таком случае – не будем терять времени. Я еще хочу выспаться до утра.
– А может, сразу ляжем спать, а утром скажем, что никого не видели? – робко предложила Орсана.
– Чтобы привидение само разбудило нас посреди ночи, звеня цепями под ухом? Нет уж, спасибо. Если не изгоню его, то хотя бы попрошу, чтобы не мешало спать. Заодно осмотрим замок и убедимся, что его хозяева не ложняки и не собираются посреди ночи открыть разбойникам ворота.
– Ну, тогда ладно, – нехотя согласилась наемница, поправляя пояс с кинжалами.

Перед сном служанка потушила все свечи, оставив только по масляному светильнику на каждом этаже да еще вдоль лестницы. Сначала я таскала с собой канделябр с двумя свечами, но вскоре сообразила, что мне вполне хватает лунного света, сочившегося из узких витражных окошек, забранных пластинами хрусталя.
Бродить по замку было одно удовольствие. Привидения я не боялась; напротив, мною двигал азарт сродни рыболовному. Я начала с крыши – обошла вокруг стояка башни, пытаясь отыскать вход (потом оказалось, что башенка со шпилем – всего лишь архитектурное излишество и подняться в нее невозможно), осторожно глянула через высокий парапет, полюбовалась прекрасными видами, расстилавшимися внизу, прислушалась к шелесту ветра и, не заметив ничего предосудительного, спустилась вниз, на третий этаж.
Моим глазам открылось дикое, завораживающее и красочное зрелище.
По коридору, задрав пышные юбки и высоко подкидывая толстые ноги, галопом неслась няня в ночном чепце и длинной кружевной рубашке. Ее разинутый рот застыл в беззвучном крике; глаза мчались быстрее тела, выпучиваясь из глазниц.
За няней шумно летело привидение. Ярко-лилового цвета, в форме головастика с руками, обмотанное цепями и увешанное пудовыми гирями, оно стонало, хрипело, выло и улюлюкало. Волны громового эха плескались о каменные стены. Стоящие вдоль стен доспехи злорадно скалились прорезями забрал.
На портрет золотоволосой женщины в лиловом платье оно походило только цветом. Впрочем, при некотором воображении... Няня вильнула в сторону, рванула на себя дверь стенного шкафа и головой вперед нырнула в скопище тряпья. Закрывшаяся дверь гулко хлопнула ее по пышному заду. Привидение с разгону врезалось в меня, мелькнуло лиловым, пыхнуло теплом и растворилось клочьями быстро светлеющего тумана.
Я пошатнулась – больше от неожиданности, чем толчка. Прислушалась – где-то вдалеке скрипнула дверь, тихо шаркнула нога.
Привидение исчезло.
Привидение попалось.

Орсана, больше раздраженная, чем испуганная, уже ждала меня в комнате. По ее словам, привидение привязалось к ней возле детской, напоминало гигантскую сливу, сбежавшую с каторги, издавало “на диво поганыя звуки”, заставило Орсану пробежаться по всему коридору, но затем наемница вспомнила о своей чести и, развернувшись лицом к привидению, обложила его “брыдкими словами”, после чего то, смущенное, покраснело и капитулировало, растаяв в воздухе. Повторять чудодейственные слова Орсана отказалась наотрез.
Не успела наемница окончить рассказ, как вернулся Ролар.
– Ты выиграла! – с порога объявил он и, захлопнув за собой дверь, устало рухнул на кровать, переводя дыхание.
– Ну что там у тебя?
– Привидение! – Ролар, все еще тяжело дыша, приподнялся на локте лицом ко мне. – Самое что ни есть привиденистое! Цветастое, как синяк под глазом. Я гнался за ним через все подвальное помещение, но оно улизнуло в стену кухни, а в кухне его уже не было.
– Ты за ним – чи оно за тобой? – скептически уточнила Орсана.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

 

 

 
© 2008 "Мир чёрной магии" все права защищены
При использовании материалов сайта, активная ссылка на сайт обязательна!
                   
 
Rambler's Top100